Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Роль подарков в нашей жизни




Виктор Ерофеев: Наши гости: писательница Ева Лебедева, культуролог Нина Сосна и поэт, издатель и телеведущий Александр Шаталов. Тема нашей передачи – роль подарков в нашей жизни. Как вы понимаете, это предновогодняя передача, я вас всех поздравлю с наступающим Новым годом. Особенно я поздравляю всех радиослушателей, которые были активны в этом году, нам писали, нам звонили, выступали, были прекрасные выступления на нашем эфире. Я очень горжусь нашими слушателями и желаю. У нас, Саша, замечательные, умные, ты сейчас узнаешь, проверишь на опыте, у нас прекрасные слушатели. Постоянные и такие, которым время от времени дозвониться бывает трудно, но когда дозваниваются, говорят очень интересно. Роль подарков в нашей жизни. Мы страна подарков, у нас все подарки, мы не зарабатываем, а мы получаем подарки, и мы дарим подарки. У нас есть дачи, подаренные когда-то и земли, подаренные помещикам. В общем роль подарков – это одна из культурологических тем. У нас культуролог Нина Сосна, и она нам подскажет, какие действительно культурологические символы можно использовать, говоря о подарках. У нас поэт, и я его очень люблю, он и хороший телеведущий, когда-то выступал на «Культуре», а теперь на телеканале «Домашний», Саша Шаталов. Саша, может быть самый лучший подарок, который ты подарил, наверное, стихотворение написал любимому человеку? Какой вообще ты сделал самый лучший подарков в своей жизни?



Александр Шаталов: Это такая трагедия. Я вообще на самом деле не люблю подарков.



Виктор Ерофеев: То есть ты не любишь дарить или не любишь брать?



Александр Шаталов: Я люблю получать, но не люблю дарить. Потому что возникает для меня лично большая проблема, что подарить. Есть самый простой подарок, который может подарить издатель, я еще и издатель и писатель, - это свою книгу стихотворений.



Виктор Ерофеев: Книга – лучший подарок, как говорят.



Александр Шаталов: Да. Я готовился к сегодняшнему эфиру, специально подумал, что больше всего дарил Александр Сергеевич Пушкин, чаще всего? Чаще всего он дарил оттиски своих статей, своих стихотворений или книги. Действительно, для Виктора, я думаю, что и для нас с вами, Виктор если подарил бы книги после эфира – это был бы лучший для нас подарок.



Виктор Ерофеев: Намек понял. А ты сам когда-нибудь дарил стихи, посвящал или все-таки ты внутренний поэт, который не очень сильно разворачивался в сторону читателя, даже горячо любимого?



Александр Шаталов: Стихи с посвящениями, я не считаю, что это подарок. Я считаю, что стихи - это мучительная вещь, и стихи посвящены кому-то персонально, персонифицировано, значит ты страдаешь. Я считаю, что любовь - это самое неприятное чувство, которое есть у человека на земле, потому что оно трагедийно. Как говорил Маяковский, человек горит, сгорает - это пожар. И поэтому если он при этом пишет стихи, то начинает мучить своими стихами своего визави. Я не знаю, как Лиля Брик терпела все эти любовные посылы Маяковского. Но я думаю, что она осознавала, что он великий поэт, поэтому она выдержала его натиск поэтический.



Виктор Ерофеев: Он выдержал ее натиски не поэтические, а самые разные. Помните, она потребовала от него «Рено» купить в Париже, потом разбила, кого-то сбила. Что от женщин можно только ожидать. У нас звонок из Питера. Сергей, здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер, господа. С наступающим вас. Я хочу рассказать о самом удачном подарке, который я сделал в своей жизни. В бытность свою корпоративным Дедом Морозом - это очень вредное занятие, уже утомившийся очень, то ли выронил, то ли ребеночек, к которому мы ехали, вытащил подарок, подарок оказался очень дорогой и предназначенный не ему. Но матушка его более скромный подарок приготовила. У нас, слава богу, оставалось полчаса до закрытия «Детского мира», я успел туда доехать. Бежит сумасшедший Дед Мороз, хватает громадный танк с дистанционным управлением и бежит с ним на улицу. Успели и к тому, и к другому. Действительно хороший был подарок. Вообще подарки коварная штука, особенно корпоративные подарки. И вообще у нас с подарками на Руси-матушке не сложилось.



Виктор Ерофеев: Надо работать. Вся жизнь впереди, может быть еще и сложится. Вот тут такая приятная записочка пришла от Андрея из Одинцова: «Уважаемый Виктор Ерофеев, поздравляю вас с наступающим Новым годом. Слушаю вашу передачу два года. (На самом деле нам скоро исполнится три.) Все очень интересно. Желаю вам, чтобы ваша передача «Энциклопедия русской души» бесперебойно выходила в новом 2007 году. Здоровья вам и счастья. Андрей из Одинцова». Спасибо вам огромное. Благодаря таким слушателям, как вы, программа действительно расправила крылья. И мы, как вы заметили, в каждой программе говорим о каких-то элементах, о каких-то значениях той самой русской души и постепенно вместе с вами делаем энциклопедию. Хотя поначалу три года назад казалось, что, боже мой, какая невыполнимая задача создать энциклопедию русской души. А потом мы взяли и ее потихонечку делаем вместе с вами. У нас культуролог есть Нина Сосна. Нина, расскажите мне, пожалуйста, о роли подарков в вашей жизни? Саша не любит дарить подарки, а вы?



Нина Сосна: Дарить подарки всегда приятно, но их сначала нужно выбрать и с этим всегда связана большая проблема. Моя личная проблема состоит в том, что я не умею дарить бесполезных подарков, в то время, как мне кажется, подарок должен быть бесполезным, потому что подарок - это дар, это и есть образ подарка. И дар должен быть совершенно бесполезен, он должен быть выключен из каких-то соображений пользы, вообще из логики потребления.



Виктор Ерофеев: То есть мясорубку не надо женщине дарить?



Нина Сосна: Совершенно не нужно.



Александр Шаталов: Если нужна в хозяйстве мясорубка?



Виктор Ерофеев: Лучше купить ее так, не называть подарком. А что же вообще на самом деле, что такое подарок? Это то, что мы дарим с удовольствием или маленькая «взятка» тому любимому нежному человеку, чтобы он нас тоже любил? Подарки бывают бескорыстными?



Нина Сосна: Они, наверное, бывают разные. Но мне кажется, что культурологи занимаются неким идеалом того, к чему культура должна стремиться, мне кажется. И в этом смысле подарок должен быть совершенно бесполезен, не должен быть взяткой, даря его, вы не должны ни на что рассчитывать, должно быть свободным движением.



Виктор Ерофеев: Саша, помнишь, Достоевский говорил, что верить в бога – это дело полезное, но с другой стороны, неудобно, что это полезно, потому что все соединяется - вечное с временным, можно тоже попросить у бога подарки. О пользе веры в бога надо не думать. Но когда ты не думаешь о пользе, все равно влезает эта польза. Страшно классик по этому поводу мучился. Другой какой-то добрый человек мне шпильки вставляет, тоже надо, замечательно: «Виктор Ерофеев, Никита Михалков уже сделал вам подарок, назвав вас глубоко несчастным человеком. А крестник вашей дочери оказался атеистом». В прошлый раз я выступал тоже здесь, бурлит общественность по поводу моей дуэли с Никитой Михалковым. Ну что вам сказать? Дело в том, что «глубоко несчастный человек», по-моему, это не ругательство. На самом деле если в России есть проблемы, как можно ходить счастливым? Я думаю, что наш корреспондент тоже не очень счастливый человек. Я не отказываюсь от звания человека несчастного. А то, что крестник моей дочери оказался атеист – это неверно. Наверное, не дали до конца договорить или отрезали кусочек. Дело в том, что я рассказывал о том, что у меня крестник немец Эрхард, но он был в протестантской школе и потом в протестантском училище. И от того, что религия была - это не делай, это не делай, на танцульки не ходи, не кури и так далее, так замучился, что он в детстве потерял веру. А потом, дорогие люди, пришел к вере уже самостоятельно. Так что не надо, крестник у меня был нормальный, абсолютно верующий в бога человек. В общем всем, и этому человеку я желаю счастья в новом году, хотя не думаю, что в следующем году мы создадим счастливую страну, наверное, по этому поводу помучаемся всем общим русским коллективом. Людмила Семеновна звонит из Петербурга. Людмила Семеновна, роль подарков в вашей жизни?



Слушательница: Если вы разрешите, я немножко: далекий 38 года, 31 декабря мы с мамой, мне было 12 лет, отправились в магазин покупать елочные игрушки. И купили половник из нержавеющей стали. Мы жили очень бедно. Мой отец – каменщик, много болел, очень серьезно, и так, как мы жили бедно, даже трудно себе представить. И мама разорилась на довольно дорогую покупку из нержавеющей стали половник. Прошли годы, в 50 году я вышла замуж, только что окончила институт. Конечно, мы были бедные, у нас не было ни шкафа, ни ложки, ни тарелки, но неважно. Моя старшая сестра подарила мне этот половник и сказала: пусть он будет залогом счастья.



Виктор Ерофеев: Хорошо. Прямо как русская народная сказка. Всегда как-то так получается, что дорогие подарки всегда улетучиваются, человек к дорогим подаркам, по-моему, проявляет неблагодарность. Подарили, он этому подарку порадуется. У Брежнева, говорят, в гараже стояло 324 машины. Чего ему радоваться всем подаркам? А вот поварешка - это русская традиция подарить что-то маленькое, даже незначительное, но с любовью. Расскажу роль подарков в моей жизни. Я помню, в детстве, мы жили на улице Горького, у нас была хорошая елка. И рано утром в первого января я сразу бежал под елку, посмотреть, что подарили мне родители, папа, мама. И всегда было два чувства. Первое чувство, когда хороший подарок, я понимал, что это сделано с любовью, подготовлено, что-то такое, о чем я мечтал, какая-нибудь пожарная машина. И тут появлялась мама и волнению и счастью не было предела. А бывают такие подарки, вроде бы они подарки, все нормально, но ты понимаешь, что они сделаны в последнюю минуту, надо схватить, чтобы купить формальные подарки. Например, помню, в 50 годы было огромное количество фишек, поле и надо было катать кубик, и кто первый доберется. Подарок вроде неплохой, но у меня уже была куча этих игр, и я когда получал, тоже папа, мама могли бы что-нибудь придумать получше. Такая обида. Мне кажется, даже если маленький подарок, но должен быть неформальный. В этом счастье, когда человек обретает подарок, подаренный с любовью.



Александр Шаталов: Я хочу сказать, что я был в уникальном месте, я был в Кремле у президента нашей страны, и мне было интересно, какие ему дарят подарки. Было специальное помещение, куда собираются подарки, во-первых, правительственные, а есть подарки народные. Причем я спрашивал: дарят банку с грибами, куда она идет в дальнейшем? У них есть большая книжка, куда все записывается: от Марьи Ивановны поступил шарф, от девочки... Потрясающе интересные подарки, потому что по ним можно понять, что думают, что испытывают обыкновенные люди. То есть не президенты, которые дарят роскошные вещи или переплетенные в сафьян дорогие книжки. В том числе был момент, там собирались роскошные книжки, которые роскошно издавали наши писатели или общественные деятели с потрясающе откровенными подобострастными надписями, которые они писали в адрес нашего президента. И вот эти книжки тоже стояли на полках с подарками. То есть я понял, что это посыл в никуда - это было любопытно.



Виктор Ерофеев: И наверное, до президента эти подарки не доходят, ни грибочки, ни книжечки.



Нина Сосна: Неизвестно, доходят они, не доходят, куда они уходят?



Александр Шаталов: В принципе я интересовался несколько раз. Ему раз в месяц все эти подарки выставляют, он ходит, смотрит, знакомится. А потом судьба складывается по-разному. Сейчас идет речь о том, что будут делать отдельно музей подарков. Если вы помните, был музей подарков Сталина. Я когда вступал в пионеры, меня принимали в пионеры в музее Калинина Михаила Ивановича, и там были вокруг всякие подарки, которые делали народному старосте. Потрясающе интересно. С тех пор меня тема подарков, как проявление уважения к какому-то чиновнику и подобострастие.



Виктор Ерофеев: Кстати, среди подарков Сталину, там всякое было, и безрукий вышивал ногами, чего только ни было. Мне запомнился один неудачный подарок. Посол нашей страны товарищ Лебедев в Польше после войны выстраивал очень сложные советско-польские отношения. Все-таки народная демократия в Польше было провести довольно трудно, Польша, как сказал бы Маркс, мелкобуржуазная страна. Но что-то с помощью страха и насилия удавалось. И он написал книгу о народной демократии, прислал Сталину, там было написано: «Товарищу Сталину на отзыв. Лебедев». Сталин, как мы знаем, очень хорошо относился к литературе, много читал и чувство слова было развито, он написал на этой книге «Отозвать». Он посчитал, что это довольно хамски. Надо сказать, что этого человека не посадили, но он был отозван из Варшавы и, видимо, больше книжек не писал.


Ева Лебедева к нам пришла сегодня с книжкой. Будем считать, что это подарок нашей студии, называется она замечательно «Секс-адаптация в мегаполисе». На фотографии девушка в мини-юбке, с хорошим бюстом, в красном платье, в туфельках, в общем- суперская. Ева, какой самый лучший подарок может подарить женщина мужчине?



Ева Лебедева: Такой сложный вопрос, какой женщина мужчине может подарить подарок, я не знаю.



Виктор Ерофеев: Может быть саму себя подарить?



Ева Лебедева: Это очень хитрый ход, типа я ухожу от ответственности, если я такая прекрасная, распрекрасная, я себя дарю тебе. Мне кажется, такой хитрый женский ход. Честно говоря, мне он не очень понятен и не нравится. Я лично в каждый подарок вкладываю какой-то смысл. Что касается подарка для мужчины, каждый подарок символизирует, на каком этапе наши отношения. Потому что если они только в начале, наверное, даже мелочь, которая говорит о том, что я проявляю к тебе повышенное внимание.



Виктор Ерофеев: То есть если ему подарить поварешку.



Ева Лебедева: Это очень рано.



Александр Шаталов: Я боюсь, что после поварешки отношения закончатся.



Ева Лебедева: Совершенно верно, то есть очень длительная история подарков может складываться.



Виктор Ерофеев: И какие-то интимные вещи, какое-то теплое белье, например. Мужчина может не понять.



Ева Лебедева: Можно мужчину испугать. Всему свое время, каждому подарку свое время. Это надо понимать, это надо чувствовать. И если женина попадает в такт в нужное время, то значит этот подарок своему мужчине будет правильным, уместным, я думаю, он будет оценен правильно.



Виктор Ерофеев: У нас Николай из Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. По поводу подарков в связи с Новым годом, скажу, что для меня очень большой подарок заключается в том, что вы, господин ведущий, дали великолепный отпор Михалкову, которому, к сожалению, никто в России не дал отпор как отпрыску партноменклатуры и наглецу от искусства. Я вас благодарю, поздравляю с Новым годом и желаю успехов. Давайте отпор всей этой сволочи. Искусство должно быть чистым и служить народу, а не черте чему.



Виктор Ерофеев: Спасибо, Николай. Видите, и я получаю подарки. Саша Шаталов пришел, он не видел, но уже слышал. Я все думаю, как, интересно, те прихлебатели с того лагеря расстроились или где-то позлорадствовали.


У нас на проводе мой тезка Виктор из Москвы. Виктор, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте, Виктор, здравствуйте ваши гости. Я хотел поздравить с наступающим Новым годом, пожелать вам здоровья благополучия, успехов в трудовой, личной жизни и всех вам благ.



Виктор Ерофеев: Спасибо Виктор. Очень мило, будем считаеть вашим подарком. А вот Владимир Родионов из Санкт-Петербурга прислал такое кровожадное пожелание, я бы сказал: «Хочу, - пишет Владимир Родионов, - чтобы в следующем году Буш и Путин получили по такому подарку, который в этом году получил Хусейн». Вот, Саша, можно желать людям зла?



Александр Шаталов: Я думаю, просто нервозная ситуация в новогодние дни, предновогодние дни в Москве разлита. Поэтому, безусловно, она сказывается на том, что люди звонят и желают не таких хороших вещей. Согласитесь, это чрезвычайное событие, что произошло, неслучайно общество к нему не подготовлено. Китайцы отказались комментировать и так далее. А что касается подарков реальных, вы знаете, я лично убежден, для меня важнее всего подарки символические, то есть я вспоминаю, что, например, Анна Андреевна Ахматова подарила своему литературному секретарю, а потом известному писателю Анатолию Найману очечник, который принадлежал Гумилеву. Это ничто, это просто мягкий очечник, футляр для очков и, согласитесь, это символ перехода от одного поколения к другому. Или когда княгиня Воронцова подарила Пушкину кольцо, которое потом он передарил Жуковскому, а потом досталось Тургеневу. Вот такие символические моменты. Поэтому, мне кажется, подарки, которые предназначены к празднику, они чисто условные, главный подарок, когда он созревает, как цветок, как те, о которых я рассказал. Или как та же Ахматова подарила Цветаевой бусы, от одной женщины, великой поэтессы, к другой женщине, великой поэтессе - это такой жест. Не знаю, что стало с этими бусами, может быть они сохранились где-нибудь. И такие вещи, мне кажется, ценнее всего. Почему я сказал, например, Виктор подарил бы книгу - это жест книжный и литературный жест. А например, если Виктор как писатель подарил бы своему коллеге, молодому писателю ручку, перо, записную книжку - это был бы знаковый момент. Мне кажется, такие вещи и для женщин, когда мы дарим не просто духи, а духи определенные, если женщина хочет перевоспитать мужчину, она ему дарит духи с намеком, потому что такой существенный жест - это меняет запах внутренний человека.



Виктор Ерофеев: Нина, скажите мне, пожалуйста, как вы думаете, подарки - это та вещь, которая наиболее распространена в России по отношению к другим странам? В России больше дарят подарков, чем в других странах, как вы думаете?



Нина Сосна: Нет, мне кажется, не больше.



Виктор Ерофеев: Мы только выходим на этот старт дарить подарки, я имею в виду в личном отношении. Потому что в западных странах уже долгое время елочные украшения вывешиваются в начале ноября и начинается страсть к подаркам, все покупают, дарят. Подарки небольшие, люди экономные на Западе, но, тем не менее, всегда хотят подарить символический подарок, а главное этим подарком они хотят показать свою близость к человеку, причем не намеренную близость, а близость как поддержку, поддержать человека своей близостью.



Александр Шаталов: А у нас капиталовложение. Подарок – капиталовложение даже близкому другу. «Мерседес» подарить. Моей знакомой вчера, извините, даже неудобно говорить по вашей радиостанции, подарили бриллиантовый комплект за 50-60 тысяч долларов. Я думаю - зачем? Что хотел муж этим сказать? Наверное, ей нравятся украшения, бриллианты, но это какое-то странное капиталовложение. Помните, есть такой пример, что женщины Востока носили на себе много украшений, потому что их муж может выгнать – уходи, в чем пришла. И они уходят, в чем пришла.



Виктор Ерофеев: То есть ничего личного не берем. Ева, давайте займемся вашей книгой «Секс-адаптация». Это о чем книжка?



Ева Лебедева: Книжка об отношениях мужчины и женщины.



Виктор Ерофеев: Тема, что называется, вечная. Какая же адаптация? Если взять нашу сегодняшнюю тему, какой сексуальный подарок наиболее распространен?



Ева Лебедева: Такой вопрос, я же не эксперт в области сексуальных подарков. А если речь идет о том, какая адаптация, то ответ может быть таким. Например, лет пять не стоял вопрос у девушки, отдать ли в долг деньги своему любимому. А сейчас время меняется, девушки начинают зарабатывать деньги, иногда зарабатывают больше, чем ее друг и такой вопрос может возникнуть. И может быть кто-то найдет ответ на этот вопрос.



Виктор Ерофеев: Нина, скажите мне, пожалуйста, вечная тема – духи, надо женщине дарить духи, это правильно?



Александр Шаталов: Духи опасно. У каждой женщины есть свой запах, свое представление. Формально вроде подарил «Шанель», а не по возрасту для молодой девушки.



Ева Лебедева: Мне кажется, что духи – это формальный подарок на самом деле.



Виктор Ерофеев: А если дорогие духи?



Ева Лебедева: Это дорогой формальный подарок.



Виктор Ерофеев: Нина, ваше мнение? Какие вы любите получать подарки?



Нина Сосна: Мне кажется, что это достаточно приятно. Я думаю, что формально, но очень приятно.



Виктор Ерофеев: Мы говорили о той близости и нарушении близости. Какие подарки не надо делать, например, мужчине при знакомстве с ним? Только начали знакомиться, что надо дарить?



Александр Шаталов: Ничего не надо дарить.



Ева Лебедева: Мне тоже так кажется, ничего не надо дарить.



Виктор Ерофеев: То есть мужчине ни перчаток не надо дарить, ни брелочка.



Александр Шаталов: Это испугает мужчину. Женщина, которая подарила мужчине подарок, он подумает: вот хищница, она пытается залезть ко мне в сердце, в карман, в семью, в постель, куда угодно.



Виктор Ерофеев: Или сказать: а давай я тебе денег одолжу. У нас Валерий Аркадьевич из города Королева звонит. Валерий Аркадьевич, роль подарков в вашей жизни?



Слушатель: Роль подарков весьма условна.



Виктор Ерофеев: Например?



Слушатель: Например, я все друзьям и знакомым объяснил, что если я пришел к ним в гости, то это большой подарок.



Виктор Ерофеев: Тр есть главное, чтобы человек был подарком.



Слушатель: Совершенно верно. Это мое отношение к ним, способность придти на помощь, взаимовыручку – это важнее, чем отмазаться какой-то вещью. И смотрите, сейчас подарок превратился в синоним взятки. Правильно? А таких случаев отмазаться и в цифрах, и в вещах навалом. Достаточно Слиску одну вспомнить с ее подарками. А для меня самый плохой «подарок» - это как минимум 122 закон.



Виктор Ерофеев: Это, кстати говоря, волнует нас всех и в том числе слушателей. Посмотрите, что пишет Валерий по этому поводу: «При комментарии казни Хусейна гость сказал, что общество не было подготовлено, а надо говорить честнее - оно не было одурачено должным образом. (Об этом надо подумать.) И второе: законы типа 122, принесшие вред гражданам России – это подарок или нет?». Саша, расскажи, что ты по этому поводу думаешь?



Александр Шаталов: Есть личное мнение. Я лично не сторонник вообще смертной казни. Я считаю, что то, что произошло, на мой взгляд, это много обсуждений и в интернете есть авторитетные люди, я лично противник этого решительный был. То есть тем более через повешение в наше время, в начале 21 веке, по меньшей мере, меня шокировало. Но поскольку я не занимаюсь политикой, я не хочу даже давать оценки, для этого есть профессионалы такие как, например, Виктор Ерофеев, которые могут дать оценки этим событиям.



Виктор Ерофеев: Я после того, как с Никитой поговорил в «К барьеру!», теперь должен всему оценки давать. Смотрите, у нас есть еще такое кровожадные позиции. Белла пишет: «Увы, господа, мировой жандарм Америка нарывается на злой подарок, как 11 сентября. Неизвестно по какому праву, унижая многие страны в мире, отправив на тот свет Милошевича и загубив Югославию, изуродовав жизнь вьетнамцев, загубила Ирак и его вождя. Желаем того же подарка для Буша». Вот посмотрите, во-первых, слово «подарок» приобретает жестко-ироническое, саркастическое значение. Я думаю, Белла, вы знаете, как вам сказать, все зависит от точки зрения. Действительно, можно критиковать Америку. Как вы знаете, Америка меняет свой курс и даже независимо от вашего письма в нашу студию. Когда существует демократия, даже тогда, когда страна движется по неправильному пути, есть рычаги ее остановить и отправить в другую сторону. Будем считать, что все-таки демократия как раз – это хороший социальный подарок для всех. А что касается Буша и пожелания, дело в том, что 11 сентября, вы знаете, я был в Штатах в октябре в Нью-Йорке и там над городом стоял запах человеческого мяса. Ньюйоркцы были очень сдержанны, я не видел никогда Нью-Йорк таким провалившимся в самого себя, таким глубокомысленным. Всегда они такие веселые, чирикающие, почти как воробьи неслись на ланч, все эти яппи и прочие чиновники. Мне кажется, что все-таки 11 сентября – это такая точка отсчета, и можно было очень серьезно и можно было по-разному реагировать на эту точку. И то, что американцы проявили свои чувства, включая господина Буша – это понятно. Так что не надо тут прямо. А вьетнамцы, которые, прямо скажем, «красные вьетнамцы» явно не несли свободу и счастье своему народу. В политике, как в отношениях между мужчиной и женщиной, есть две, по крайней мере, правды. И надо очень внимательно выбрать свою правду для того, чтобы правда другого не показалась той самой ложью, ради которой надо воевать. Мне очень нравится, что сказал Ницше, он сказал: не возлюби ненависть к врагу больше, чем жизнь свою. Сказал, по-моему, очень точно. То есть не надо бушевать. Тем более обидно, что в предновогодний вечер, в предновогодний день мы вспоминаем о таких вещах. Милосердие - вот, наверное, самый главный подарок. У нас Михаил из Петербурга звонит. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Я хотел бы как бы подарок сделать, акцентируясь на слове «как бы», потому что в вашей беседе, мне не хочется быть злым, но в вашей беседе мужчина говорит «как бы люди», дама говорит «как бы женщина». Есть еще в Абхазии артикль «а», так вот в разговорах этот артикль употребляется настолько часто, что это «акино» в Абхазии можно слушать, но как не очень приятно слушать это в России.



Виктор Ерофеев: Хорошо, спасибо вам, Михаил. Действительно, как бы. А «по-любому» вам нравится? Слово, которое возникло в 2000 году. Есть страшные слова. То, что мы боремся за чистоту русского языка - это всем бы был подарок, если бы мы победили. Но с другой стороны, русский язык всегда, как и другие языки, в нем есть, в нем водятся слова-паразиты, куда мы от этого денемся. Тем более, что «как бы» - это слово, мы же не говорим: мы имеем дом, мы говорим - у нас есть дом. Такая мягкая форма: сегодня есть дом, а завтра не будет, завтра что-то произойдет. Вот это слово «как бы женщина» - это не значит, что женщины плохие или мужчины плохие, а это некоторое сомнение, которое разливается по всей жизни. это слово иногда нравится, потому что благодаря этому слову люди получают возможность задуматься. Раньше люди говорили «это самое». Было разное. Мы никогда не вытравим эти слова и не будем вставать на борьбу с ветряными мельницами. Мы только отметим, что это слова-паразиты, это слова-сорняки, но живут они в нашем языке и никуда как бы от них не деться.



Александр Шаталов: Ты знаешь, я считаю, что на самом деле междометие, «как бы» возникло 7-8 лет назад и абсолютно я с тобой согласен, что оно говорит о неуверенности. Оно появилось в лексиконе, когда произошли очень существенные социальные изменения, политические изменения и тем самым люди остались в неуверенности. У нас как бы будут деньги, вспоминая о денежной реформе. Как ты правильно сказал, у нас как бы есть квартира, потому что может быть ее не будет, может быть Юрий Михайлович Лужков решит как бы реконструировать.



Виктор Ерофеев: Придут люди, купят, и это будет подарком. Еще раз давайте вернемся к предновогодним подаркам. Вы уже купили подарки для своих родных? И что вы купили, расскажите нам?



Нина Сосна: На этот раз я старалась выбрать более-менее бесполезное что-то, что-то милое и неприятное.



Виктор Ерофеев: Что, например? Один пример подарка.



Нина Сосна: Детям я купила фильмы, они любят мультфильмы.



Виктор Ерофеев: Сколько детям?



Нина Сосна: 12. Такие японские, некоторые есть очень хорошие.



Виктор Ерофеев: Сейчас тут же появится некоторое количество наших патриотов, которые скажут: зачем японские, купили бы русские. И сказали бы про Дюймовочку, и сказали бы про Красную Шапочку, хотя никакого отношения к русским эти персонажи не имеют. Это фильмы на диске?



Нина Сосна: На диске. Подарки не должны выражать что-то национальное, зачем же?



Виктор Ерофеев: Что вы ждете в подарок, что вы найдете под елкой первого января?



Нина Сосна: Не знаю, это должна быть приятная неожиданность.



Виктор Ерофеев: Подарок должен быть незапрограммированный. Не то, что муж подошел и сказал: что, любимая, ты хочешь на Новый год? Не надо спрашивать.



Не надо составлять списки заранее.



Виктор Ерофеев: Ева, вы намекаете на то, что вы хотели бы получить?



Ева Лебедева: Нет, я никогда не намекаю. Я всегда радуюсь тому, что я получаю. Всему радуюсь и благодарна всем за подарки. Но сама когда выбираю подарки, все-таки стараюсь какой-то смысл вложить.



Виктор Ерофеев: А вот все-таки, если мужчине не надо дарить подарки, поскольку вы развиваете тему женско-мужских отношений в своей книге, а женщине, какой бы первый подарок, человек почувствовал, что он влюблен или так показалось, что тогда надо нести?



Ева Лебедева: Вы знаете, придумывать ничего не надо, уже все давно придумано. И когда мужчина влюблен в женщину, он несет ей цветы.



Александр Шаталов: А мужчине можно подарить?



Ева Лебедева: Я думаю, что можно. Вопрос, что думает об этом сам мужчина. Опять же, нет такого прямого ответа в нашей культуре на ваш вопрос.



Александр Шаталов: Виктор, а вам дарили цветы?



Виктор Ерофеев: Господи, сколько раз после выступления.



Александр Шаталов: Нет, а ваши девушки?



Ева Лебедева: На день рождения, наверное.



Виктор Ерофеев: Не только. У нас традиция дома, что стоят живые цветы - это приятно, особенно зимой.



Александр Шаталов: На Западе всегда дарят цветы в горшках, чтобы они стояли и жили.



Виктор Ерофеев: Все от экономии, чтобы стояли и долго о тебе помнили. Я помню, в одной гостинице в Париже мне представили самого знаменитого флориста в мире, человек, который готовит разнообразные букеты, которые выставляются в холле. Он американец, но работал и учился в Голландии. Я его спросил: «Скажите, пожалуйста, а вам не тяжело работать с трупами?». «С какими трупами?». «Ну срезанные цветы – это же трупы цветов». Он глубоко задумался, думал-думал и не нашел ответа. Я понял, что русский человек всегда может задать заковыристый вопрос. А до этого он столько лет работал и никогда не думал, цветы и цветы. Мне кажется, что в горшке они могут сохраниться, не только экономия.



Александр Шаталов: Я вспоминаю, что я подарил своей жене тоже из экономии, наверное, горшок с бамбуком. Во Франции очень распространен бамбук, он растет, красивый и шумит на балконе под ветром и такой вечный музыкальный привет, напоминание и приятная зелень.



Виктор Ерофеев: У нас есть еще один подарочек. Анна Степановна пишет: «Уважаемые господа, все-таки ваш хозяин направляет передачу на Россию, хотелось бы, чтобы меньше дикторы картавили. За чистоту русского языка надо бороться». Анна Степановна, что касается хозяина, у «Эхо Москвы» Газпром хозяин, у нас у каждого теперь, так случилось, у каждой газеты, у каждого журнала есть свой хозяин. Обычно, когда дело касается подарков, то хозяин не вмешивается, да и вообще он редко вмешивается, у него другая функция, Анна Степановна. А вот при советской власти у нас был другой хозяин, этот хозяин вообще запрещал о чем-либо говорить и глушил радиостанцию Свобода. Если вам тот нравится хозяин, то о чем вообще будем говорить в этот предновогодний день. Значит у нас просто разные взгляды. Татьяна из Петербурга.



Слушательница: Здравствуйте, Виктор. Очень люблю ваши передачи, мои комплименты примите, пожалуйста. Дело все в том, что я еще раз возражаю против реабилитации этого «как бы». Потому что бывает так: как бы я пошла, как бы его ждала, он как бы не пришел. Понимаете, просто мусор вошел в моду. Это не тень сомнения какая-то. Конечно, «как бы я бы сообразила вовремя» – это другой вопрос.



Виктор Ерофеев: Хорошо, Татьяна. Дело в том, что самый лучший подарок, который мы можем сделать русскому языку – это выбросить слова-паразиты. Анне Степановне переставить картавить, и Ленину запретим картавить и всем остальным нашим замечательным картавщикам. Но дело в том, что мы все в России утописты, нам кажется, что - раз и все случиться, и все повернется. Мы действительно мало делаем реальных подарков, все наши подарки астрономические, нам всем хочется в космос улететь или стать великими актерами и актрисами. В детстве я жил во Франции, меня поразило, что маленькие дети, с которыми я гулял, француженки и французы, они говорили: а я хочу работать в билетной кассе «Эйр Франс». Меня так это поразило. Я думал о том, чтобы в космос улететь. Я представил билетную кассу, мне его так жалко стало, я совсем маленький был, но до сих пор помню. С другой стороны, цивилизации очень нужна эта конкретика тоже. Саша, какие ты подарки ждешь к Новому году? От кого-нибудь ты ждешь подарки или нет?



Александр Шаталов: Я специально не жду подарков никогда. Я рад любому. Но мне кажется, они такие мелочи. И когда знакомый коллега с радиостанции «Эхо Москвы» поехал Норвегию, я попросил: а привези мне фотографию норвежского короля. Мне хочется, чтобы была такая открытка. То есть любая открытка, как знак внимания, я сам люблю их, но, мне кажется, неудобным другим дарить. Я привезу Виктору открытку с видом Парижа - смешно. Хотя я был бы рад на самом деле.



Виктор Ерофеев: Кстати, один великий польский режиссер, не буду называть фамилию, мы с ним дружим, он мне посылает открытки из разных городов мира, видимо, в качестве подарка. Он пишет по-польски, я говорю по-польски, хорошо понимаю, но почерк у него такой, что я ничего не понимаю. Он пишет: «Дорогой Виктор», а дальше идет текст, я получил больше ста открыток и ни в одной открытке ничего не смог прочесть. Я думаю, как же сказать, признаться. Уже слишком большое число открыток, слишком поздно признаваться в этом. А с другой стороны, может быть он такое важное пишет по жизни, что я прочту и превращусь в совершенно другого человека. Моя жена любит делать подарки, но в свое время не любила принимать. Я очень рад, что теперь это сбалансировалось. Я всем желаю любить принимать подарки и делать их. Я жду от нее подарок с нетерпением.


XS
SM
MD
LG