Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неизвестный Юлий Ким: театр песни


Только в 1985 году с Юлия Кима была снята опала

Только в 1985 году с Юлия Кима была снята опала

Исполнилось 70 лет поэту и драматургу, барду и либреттисту Юлию Киму. Песни на его стихи распевают Андрей Миронов — Остап Бендер и Валерий Золотухин — Бумбараш, герои «Обыкновенного чуда» и многих других фильмов. Менее известна другая страница творческой биографии юбиляра: в прошлом он был директором театра песни «Третье направление», в котором по произведениям Юлия Кима было поставлено несколько спектаклей.


Романс Юлия Кима звучал в телевизионном спектакле Петра Фоменко «Выстрел» по рассказу Пушкина. Спектакль был снят в 1981 году, 25 лет назад. Кто-то, увидев спектакль сегодня, удивится, не обнаружив в титрах ни автора стихов Дениса Давыдова, ни композитора. Заодно, не упомянут и Булат Окуджава, песня которого «Господа юнкера», без слов, также звучит за кадром. У этого казуса есть объяснение. Дело в том, что автором музыки к стихам Дениса Давыдова был Юлий Ким, который в те годы, если и имел право где-то фигурировать в титрах, то под псевдонимом Ю.Михайлов. А на центральном телевидении тогда и это показалось слишком много. Вот реплика из воображаемого разговора 1969 года:


— Нет, вы только послушайте, товарищ генерал! Поставьте эту пленочку на магнитофон и послушайте, что поет этот сукин сын! «Шабаш стукачей» это называется.
— Как, говоришь, его фамилия?
— Ким.
— Это он что, в честь Коммунистического Интернационала Молодежи фамилию себе взял, что ли? Или это псевдоним?
— Да нет, фамилия это. Кореец он по отцу.


Друг Юлия Кима, режиссер телеспектакля Петр Наумович Фоменко, очень хотел, чтобы два романса Кима на стихи Дениса Давыдова звучали в его постановке. А режиссер телевизионного спектакля Марина Ишимбаева, моя однокурсница по Щукинскому училищу, пригласила меня поучаствовать в создании саундтрека. Дело в том, что Юлий Ким нотной грамоте не был обучен и, для начала, я записал оба романса на ноты. Затем известный российский джазовый гитарист Алексей Кузнецов, для которого это занятие можно было назвать священным словом «халтура», просмотрев эти ноты, был готов нам аккомпанировать. Нам – это мне и трем молодым актерам, которые образовали квартет. Музыкальный редактор Марина Крутоярская рассказала мне, спустя годы, что одним из участников квартета был студент Щепкинского училища Олег Меньшиков. Не знаю, правда ли это, но двух других я помню. Это были актеры театра Вахтангова Вихров и Казанчеев. Этот романс звучит в спектакле Петра Фоменко, как фон, а иногда, по куплетам, монтируется с текстом Пушкина. Пушкин, как известно, обожал Дениса Давыдова.


Обращение Кима к творчеству Дениса Давыдова меня, как таковое, не удивило. Одними из первых песен Кима, которые я услышал, были воспевшие гусарские доблести, как, впрочем, и доблести всех других родов войск российской армии, победившей в Отечественной войне 1812 года, одним из героев которой и был Денис Давыдов.


А другой романс, сочиненный Кимом и исполненный нами, в спектакль не попал. Первые две строчки этого стихотворения Дениса Давыдова «Приглашение на пунш» произносит в спектакле Сильвио — Леонид Филатов: «В наше время буйство было в моде. Я был первым буяном по армии. Мы хвастались пьянством. Я перепил славного Бурцева, воспетого Денисом Давыдовым. Бурцев, Юра, забияка. Собутыльник дорогой».


Забияка сидел и сидит в самом Киме. Это выразилось в его песнях и стихах, которые, любивший Кима Давид Самойлов, называл «политицкими». Он, правда, предпочитал «политицким», как он говорил «лирицкие» стихи и песни Юлика. В появлении этих крамольных песен Ким в шутку обвинял свою гитару, одновременно объяснившись ей в любви.


Когда опала в 1985 году кончилась, и Ким снова стал Кимом, то кто-то из друзей его замечательно скаламбурил: «Как Ким ты был, так Ким ты и остался». Накануне юбилея я позвонил Юлию Черсановичу, и попросил его вспомнить свои другие композиторские опыты. И, в результате, услышал одно важное уточнение: «Первый опыт у меня был связан со стихами Даниэля, — признался Ким. — У него есть стихи цыганки "Сердце с домом, сердце с домом разлучается…" Когда Даниэля посадили, я написал свою мелодию и время от времени ее исполняю. Второй случай, это я написал, как ни странно, свой вариант на знаменитые стихи "Жди меня, и я вернусь". Это было для спектакля "Парень из нашего города" в Саратовском ТЮЗе. И есть еще просто по просьбе Давида Самойлова. Он написал стихи "Печечка залепетала". Это три небольшие строфы, на которые я тоже придумал незамысловатую музыку и мы с моей дочерью, время от времени, на два голоса поем».


— А вот эти две вещи на стихи Дениса Давыдова, вы их придумали по просьбе Петра Наумовича Фоменко?
— Да. И это делалось для его спектакля «Татьянин день» 1968 год.


— А потом он это привнес…
— Потом они перекочевали к нему в «Выстрел» и в «Пиковую даму».


XS
SM
MD
LG