Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главная тема нынешнего года - поиск преемника


Программу ведет Марк Крутов . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Марк Крутов : Одной из главных тем начавшегося года в российской политике, если не самой главной, станет поиск того, кто в 2008 году станет президентом страны. Где будут его искать - среди известных фигур или в политических тылах, захочет ли Владимир Путин остаться неформальным рулевым российской власти или уйдет от Кремля подальше? О проблеме-2008 с российскими политологами беседовал наш обозреватель Данила Гальперович.



Данила Гальперович : У российской власти остается всего лишь год с небольшим, чтобы решить, кто будет новым главным в Кремле. Как показали президентские выборы 2000 и 2004 года, решать проблему 2008 будет именно власть, которая всеми своими ресурсами доходчиво объяснит гражданам, почему им нужно проголосовать за предложенного ею кандидата. Но проблему-2008 потому и называют проблемой, что на слуху уже несколько имен так называемых преемников, а реально популярен лишь сам Владимир Путин. Поэтому эксперты гадают - уйдет ли нынешний лидер или останется в каком-либо качестве? А также - какую роль должен избрать себе тот, кто хочет получить одобрение нынешней властной элитой и общества? Эксперт Московского центра Карнеги Лилия Шевцова говорит, что именно запрос на определенную лидерскую роль - это главное в вопросе о будущем президенте России.



Лилия Шевцова : Гораздо более важно это какова будет формула запроса среди общества, и угадает ли эта формула запроса сама власть. По крайней мере, сейчас власть пытается сформулировать сама, скажем так, и предлагать сверху формулу запроса на новую стабильность. Но ведь люди не глупые, они, естественно, могут сказать, задать вопрос - а если Путин был тоже стабилизатором, то зачем нам новая стабильность? Поэтому часть элиты начинает формировать запрос на модель этакого мобилизатора, разглядывая вокруг врага. Не исключено, что само общество попытается предложить власти свою модель - модель чистильщика. Давайте вычистим все эти авгиевы конюшни. Вот формула запроса является, пожалуй, одной из основных проблем будущего года.



Данила Гальперович : Но Владимир Путин и сам вполне способен играть роль и стабилизатора, и модернизатора, и даже чистильщика. Он проявлял себя во всех этих ипостасях не раз за прошедшие 7 лет. Так все же - уходит или остается? Руководитель Фонда эффективной политики Глеб Павловский, аналитик близкий к Кремлю, говорит, что ответ уже ясен.



Глеб Павловский : Путин уходит, причем это связано не только с его заявлениями политическими, но, с одной стороны, ощущением некоторой диспозиции уже реальной и политической, конституционной в том числе, конечно, но не в первую очередь, но и ощущением необходимости нового этапа. Просто есть набор проблем, которые даже для участия в их решении Путина требует другого Путина. Путин должен быть уже менее... В каком-то смысле стоять сбоку и быть менее связанным должностью, если хотите.



Данила Гальперович : Большую вероятность ухода Владимира Путина с должности главы государства предрекает и политолог Станислав Белковский. По его мнению, нынешний президент России уйдет потому, что к концу его второго президентского срока негативные тенденции в жизни России наберут силу. И ему будет проще стать каким-нибудь большим международным чиновником, чем и дальше тянуть президентскую лямку. Но до самого последнего момента, считает Белковский, Владимир Путин будет пытаться сохранить контроль над ситуацией.



Станислав Белковский : До самого последнего дня, почти до самого ухода Владимир Путин будет пугать всех окружающих лиц тем, что он-таки останется формально или неформально с одной единственной целью, чтобы не стать хромой уткой в глазах собственных подданных, особенно подданных, которые находятся близко от него. Чтобы все они боялись, что все-таки, может быть, Путин не уйдет, а, может быть, он уйдет, но не совсем, и не торопились снимать его портреты со стен и выстраиваться в очередь в кабинет к его наиболее вероятному преемнику. Если бы перспектива третьего срока была реальна хотя бы на 50 процентов, все изменения в Конституцию были бы уже внесены. Мы бы их уже обсуждали не как гипотетические, а как свершившийся факт.



Данила Гальперович : Между тем, Лилия Шевцова отмечает, что пока никакой очевидной замены нынешнему лидеру большинство россиян не видит.



Лилия Шевцова : Так как общество живет в относительно стабильной ситуации, общество постоянно сравнивает нынешний период жизни и самого Путина с Ельциным и с ельцинским периодом, то, конечно же, люди не могут не видеть положительных качеств в этом правлении. Они, естественно, хотели бы продления этого статус-кво. И все социологические опросы показывают, что если бы выборы состоялись в следующее воскресенье, и Путин предложил бы свою кандидатуру, он бы стал очередным хозяином Кремля.



Данила Гальперович : Действительно, опросы говорят о популярности Путина, но это среди граждан. Элита же, по мнению Станислава Белковского, уже перестала воспринимать президента как того, кого надо бояться, и вовсе делит финансовые потоки и сферы влияния. Картина 2007 года, которую рисует эксперт, кажется настоящим триллером.



Станислав Белковский : В течение 2007 года основные российские политические игроки приведут в стадию тотальной войны друг с другом. Причем слово "война" в данном случае используется не в качестве метафоры. Это будет настоящая война с применением живой силы и техники, с применением правоохранительных структур, арестами, расстрелами, отравлениями и всеми другими мероприятиями подобного рода, отвечающим законам жанра. Будет настоящая средневековая война за власть. Трупы Анны Политковской, Александра Литвиненко, вроде бы отравление Егора Гайдара, в которое не верю ни единой секунды, все это свидетельствует о том, что война не то, что началась, она никогда и не прекращалась, а то, что она достигает апогея. И 2007 год будет пролангированным апогеем этой войны. Поэтому полностью неуправляемая так называемая вертикаль власти на фоне тотальной войны всех со всеми - вот это и есть главный сюжет 2007 года - тотальный номенклатурный раскол, который не может породить единого преемника, и создаст как президенту Владимиру Путину, что бог бы с ним, так и стране России, что гораздо сложнее, тяжелее и драматичнее, колоссальные проблемы.



Данила Гальперович : Если связывать недавние громкие убийства с проблемой-2008, то, действительно, есть ощущение, что борьба будет жесткой и может закончиться отнюдь не простыми выборами, а чем-нибудь похожим на уход Бориса Ельцина в 1999 году. Однако Глеб Павловский в свою очередь уверен, что как бы не соперничали сейчас, например, Дмитрий Медведев и Игорь Сечин, возглавляя, соответственно, "Газпром" и "Роснефть", пока они находятся в одной команде, которая не заинтересована в дестабилизации. Поэтому финишного отрыва от остальных никому не позволят.



Глеб Павловский : Премия вследствие внутренней борьбы была бы велика, но риски многократно опережают эту политическую премию. Потому что, строго говоря, ресурс, которым располагает каждый из членов путинской команды, он в основном на 80 процентов - это ресурс Путина. А Путин не передаст свой ресурс в монопольное распоряжение отдельному члену команды, потому что он понимает, что на этом кончится просто вся команда, она тогда просто рассорится. Поэтому здесь это будет сплачивать, неизбежно ограничивать, скажем так, свободу рук во внутренней неизбежной конкурентности, естественно, и в команде.



Данила Гальперович : Но ощущение того, что борьба за трон без особой оглядки на самого Путина уже началась, не оставляет многих экспертов. Возможно потому, что семь лет назад приходу нынешнего лидера в Кремль предшествовала такая же ожесточенная схватка внутри самой российской власти.




XS
SM
MD
LG