Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политическое наследие президента Джеральда Форда; Казнь Саддама Хусейна как окончательная победа шиитов в Ираке; Год России в Азербайджане закончился. Эксперты говорят о кризисе во взаимоотношениях стран; Вы – герои 2006-го, или социальные сети в интернете




Политическое наследие президента Джеральда Форда



Ирина Лагунина: В городе Гранд-Рэпидс, штат Мичиган, предано земле тело 38 –го президента США Джеральда Форда. О его политическом наследии по сей день не затихают споры. Форд стал главой государства без выборов, в силу редкого стечения обстоятельств, сменив на этом посту Ричарда Никсона, который был вынужден досрочно сложить полномочия под угрозой импичмента. Форд освободил Никсона от уголовной ответственности и тем самым поставил крест на собственной политической карьере. Сегодня многие считают, что это решение позволило преодолеть тяжелый кризис. Другие обвиняют покойного в тайном сговоре. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Джеральд Форд скончался 26 декабря. Он прожил на свете 93 года и 166 дней, поставив рекорд долгожительства среди президентов. Но продолжительность его пребывания на посту главы государства составила всего два с половиной года, или 895 дней. Многим нынешним политикам, которые начинали свою карьеру в администрации Форда, он запомнился как образцовый президент, чьи заслуги перед страной еще не оценены по достоинству. Президент Буш в своем заявлении по случаю кончины Форда подчеркнул исключительно сложные обстоятельства, в которых он принял на себя бремя власти.



Джордж Буш: Президент Форд был прекрасным человеком, посвятившим лучшие годы своей жизни служению Соединенным Штатам. Это был настоящий джентльмен, воплотивший лучшие черты американского характера. До того, как мир узнал его имя, он достойно служил в Военно-морских силах США и работал в Конгрессе. В качестве конгрессмена от штата Мичиган, а затем как вице-президент он снискал уважение всех, кто имел честь знать его. 9 августа 1974 года он стал президентом, хотя никогда не добивался этого поста. Он принял на себя полномочия в период кардинального противостояния и замешательства. Страна нуждалась в исцелении, в президенте, который вылечит ее спокойной и недрогнувшей рукой, и Джеральд Форд взялся за дело, потому что был нужен нам в тот момент как никогда.



Владимир Абаринов: Речь над гробом усопшего произнес вице-президент Дик Чейни – один из тех, кто при Форде молодым человеком пришел работать в Белый Дом.



Дик Чейни: Это было время фальшивых слов и злой воли. Злой умысел уже причинил стране великую беду и жаждал большего. Всему этому пришел конец, когда Джеральд Форд возложил руку на Библию и поклялся поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов. <…> Далее последовали 895 дней на посту президента. За этот срок он прошел через испытания, которых хватило бы и более продолжительному президентству. Оказавшись посреди не им созданных проблем, президент Форд доказал, что достоин этой должности не в меньшей мере, чем любой его предшественник. Он был скромен и мужествен, он не боялся принимать решения, спокойный и твердый по натуре, он являл собою ось, вокруг которой вращалось колесо управления. <…> Самое сложное решение на посту президента решение было одновременно и самым первым. В сентябре 1974 года Джеральд Форд был почти одинок в понимании того, что не может быть выздоровления без помилования. По общему мнению, это решение стоило ему переизбрания. Похоже, это действительно так. Критика была свирепой. Но президента Форда заботило другое. И не так уж плачевна участь человека, которого будут помнить за его способность прощать.



Владимир Абаринов: У Джеральда Форда никогда не было президентских амбиций. Он 13 раз подряд избирался в Палату представителей и был лидером фракции республиканцев. Но в 1973 году президент Никсон остался без вице-президента – занимавший этот пост Спиро Агню ушел в отставку из-за обвинений в коррупции. Форд получил предложение заполнить вакансию благодаря своей безупречной репутации. Выборы в таких случаях не проводятся, но назначение подлежит утверждению в Сенате. Спустя год в отставку был вынужден уйти уже сам Никсон, уличенный в тайной слежке за политическими оппонентами и попытках скрыть улики. Знаменитое дело о взломе штаб-квартиры Демократической партии в вашингтонском отеле «Уотергейт» потрясло американскую политическую систему до основания. Однако система сработала. Никсон досрочно сложил с себя полномочия. В соответствии с Конституцией президентом стал вице-президент Форд. В своей инаугурационной речи он подчеркнул, что не имеет никаких обязательств перед кем-либо, кроме американского народа.



Джеральд Форд: Присяга, которую я принес, ничем не отличается от той, какую принесли Джордж Вашингтон и другие президенты в соответствии с Конституцией. Но я вступаю в должность президента в чрезвычайных обстоятельствах, которых американцы еще не знали. Пробил час нашей истории, который смущает наши умы и тревожит сердца. И посему я считаю своим первейшим долгом заключить не имеющее прецедентов соглашение со своими соотечественниками. Это не речь по случаю инаугурации, не непринужденная беседа у камелька, не предвыборное выступление. Это откровенный разговор с друзьями. И я надеюсь, не последний. Я в полной мере сознаю тот факт, что вы не избирали меня, и потому прошу утвердить меня в должности своими молитвами. И я надеюсь, что эта молитва будет тоже не последней. Вы не избирали меня тайным голосованием, а я не давал никаких тайных обещаний ради того, чтобы получить этот пост. Я не вел кампании по избранию ни в президенты, ни в вице-президенты. Я не подписывался ни под какой партийной программой. Приступая к этой исключительно сложной работе, я ничем не обязан ни одному мужчине и только одной женщине – своей любимой жене. Я не стремился к этой огромной ответственности, но и не буду избегать ее.



Владимир Абаринов: Этой своей позицией Джеральд Форд снискал симпатии большинства американцев. Его первый месяц на посту президента называют медовым. Однако 8 сентября 1974 года идиллии пришел конец: Форд объявил стране о своем решении освободить Ричарда Никсона от уголовной ответственности за любые действия, совершенные им в должности президента. Рейтинг Форда мгновенно скатился вниз. Впоследствии он так и не достиг прежних значений, несмотря на ряд достижений его администрации как во внутренней, так и во внешней политике. На выборах 1976 года он проиграл демократу Джимми Картеру.


Американцы восприняли помилование Никсона как закулисную сделку, условие, благодаря которому Форд стал президентом. О том, что Никсона и Форда связывает личная дружба, было хорошо известно. Спустя десятилетия появились и документальные свидетельства того, что эти отношения сыграли значительную роль в уотергейтском деле. Вот фрагмент телефонного разговора Никсона и Форда. Он относится к тому периоду, когда обвинения в адрес президента уже звучали в полную силу, а Форд на своем посту лидера фракции предпринимал усилия для того, чтобы потушить пожар.



Ричард Никсон: Я просто хотел сказать, что ценю твою записку, что надо не терять присутствия духа и сказать парням: «Черт побери, оторвите свои задницы от стульев и начинайте отвечать на удары».



Джеральд Форд: Мы это и собираемся делать, г-н президент. Вы отлично поработали вчера вечером, у меня не было случая сказать вам это утром, но у вас теперь появилась здесь куча новых друзей, и республиканцев и демократов, и не обращайте внимания на всех этих записных вояк и квасных патриотов.



Ричард Никсон: Джерри Форд не таков.



Джеральд Форд: В любое время, что бы ни случилось, если я вам нужен – только позовите.



Ричард Никсон: Тебя не сломаешь, мой мальчик.



Джеральд Форд: Будьте уверены.



Ричард Никсон: Вот и славно, спасибо.



Владимир Абаринов: Эту запись комментирует Том Броко – тележурналист, работавший в Белом Доме при Никсоне и Форде.



Том Броко: Я всегда считал, что Ричард Никсон цинично воспользовался дружбой с Джерри Фордом в своих собственных интересах, а Форд, и об этом говорят его ближайшие друзья, иногда был игроком, слишком преданным своей команде. Он, если хотите, чересчур охотно принимал линию партии. Я думаю, в Белом Доме он стал другим, но в тот переходный период многие говорили ему: «Не заходи слишком далеко в защите Никсона в Уотергейтском деле». А он продолжал ездить по стране и защищать президента, даже когда его дергали за рукав и твердили: «Осторожно, Джерри, полегче».



Владимир Абаринов: В конце концов, Джеральду Форду, уже в качестве вице-президента, пришлось принимать кардинальное решение. Этот ключевой эпизод обсуждают журналисты Тим Рассерт и Боб Вудвард – один из двух журналистов, чье расследование заставило Никсона уйти.



Тим Рассерт: Боб Вудвард, вот как вы описываете сцену, которая имела место в 3:30 пополудни 1 августа 1974 года. Шеф аппарата Никсона, Александер Хейг, вошел в кабинет вице-президента. Вид у него был обеспокоенный и раздраженный. «Г-н вице президент, вы готовы в ближайшее время вступить в должность президента?» - спросил он. Новые пленки, сказал он, изобличают Никсона в сокрытии улик. Форд был потрясен. Хейг изложил ему шесть сценариев: Никсон может сложить с себя полномочия временно на основании 25-й поправки, он может просто ждать и затягивать процедуру импичмента или может попытаться свести дело к формальному порицанию. Кроме того, существовали три варианта помилования: Никсон мог помиловать себя сам и после этого уйти в отставку, он мог помиловать советников, замешанных в деле, и затем уйти, Никсон мог также согласиться уйти в обмен на обещание, что новый президент Форд помилует его. Хейг вручил Форду два листа бумаги. Первый, написанный от руки, излагал полномочия президента, касающиеся помилования, второй представлял собой текст помилования, в котором не хватало лишь подписи Форда и имени Никсона. «Насколько я понимаю после консультаций с юрисконсультом Белого Дома, - сказал Хейг, - президент имеет право на помилование еще до начала уголовного расследования». После этого разговора Джеральд Форд вызвал своих советников. Что произошло?



Боб Вудвард: Это один из самых драматичных эпизодов Уотергейта. Я подробно расспрашивал Форда об этой сцене, и он подтверждал, что Хейг предложил ему сделку. Он, знаете, этак между прочим подсунул ему проект текста о помиловании, и Форд взял бумагу, но когда он показал ее своим советникам, они сказали: «Вы вступаете в юридически опасное поле. Позвоните Хейгу и скажите, что сделки не будет». Форд также признавал, что он проявил наивность во всех этих вопросах, но в то же время сложность заключалась в том, что нельзя было допустить ни малейшей утечки. У Форда были свои причины для помилования. Он должен был перешагнуть через Уотергейт и Никсона. Но его лояльность Никсону, их дружба были настолько сильны, что он пошел на помилование. Решение в итоге оказалось весьма мудрым, но было последним актом лояльности. Далее – что наиболее важно для истории, это то, что Форд настоял на том, что правительство сохранит пленки Никсона, и именно благодаря этому решению Форда мы сегодня знаем историю Уотергейта полностью. В Белом Доме был умный юрист, который сказал Форду: «Не отдавайте Никсону пленки. Он их уничтожит. И это будет квалифицировано как последняя попытка замести следы». Эти пленки – важнейшее свидетельство о президентстве Никсона.



Тим Рассерт: Г-н Хейг отрицает, что предлагал сделку.



Боб Вудвард: Да, он говорит: «Ничего подобного!»



Владимир Абаринов: Именно это Александер Хейг и сделал уже после смерти Форда в интервью обозревателю телекомпании CBS Бобу Шифферу.



Боб Шиффер: В те дни перед самой отставкой Никсона вы передали вице-президенту Форду два листа бумаги. Один из них содержал формулу помилования, другой объяснял, в чем заключается право президента на помилование. С тех самых пор бытует мнение, что тем самым вы предложили г-ну Форду что-то вроде сделки, по условиям которой в обмен на помилование Никсон уходит в отставку. Расскажите, что произошло на самом деле. Была сделка?



Александер Хейг: Ну, разумеется, нет. Сделки не было. С какой стати разумный человек, который только что услышал, что он вот-вот станет президентом, будет рисковать всем и вступать в какие-то сделки? Он в любом случае стал бы президентом. Чтобы сообразить это, большого ума не требовалось.



Владимир Абаринов: А вот что говорил о своем решении сам Джеральд Форд в интервью Тиму Рассерту.



Джеральд Форд: Я был обязан уделять 100 процентов своего времени проблемам 260 миллионов американцев. Но дело в том, что в первый свой месяц на посту президента я тратил 25 процентов времени на разговоры с юристами, которые объясняли мне, что я должен сделать или чего я не должен делать с бумагами и пленками г-на Никсона. В конце концов, я решил, что для страны будет полезнее, если я очищу свой письменный стол от проблем г-на Никсона, и сделать это можно было путем помилования, закрыть вопрос раз и навсегда, снять вопрос и посвятить все свое рабочее время проблемам страны. Думаю, это было правильно и сегодня я еще больше убежден в этом.



Тим Рассерт: Несмотря на то, что вы заплатили политическую цену?



Джеральд Форд: О, без сомнения. Но должен вам сказать, что в этой стране хватает людей, которые ненавидели г-на Никсона и которые по этой причине ни при каких обстоятельствах не простят меня.



Владимир Абаринов: Ричард Никсон так и не признал свою вину. Джеральда Форда критиковали за то, что он не потребовал от своего предшественника признания. Но дело в том, что советники убедили его, что такого признания не требуется – тот факт, что Никсон принял помилование, говорит о том, что он признал себя виновным. В то же время Форд не позволил Никсону уничтожить изобличающие его магнитофонные пленки. Итог подводит Боб Вудвард.



Боб Вудвард: И все-таки он поступил мудро. Подумать только: Никсон под следствием, под судом, ему грозит тюремный срок, стране предстоит еще год, а то и два уотергейтских года. Нам необходимо было оставить все это позади, и Форд, к его чести, интуитивно понимал это. Множество людей говорили ему: «не делайте этого», круг людей в Белом Доме, тесно связанных между собой, говорили: «Проконсультируйтесь с Конгрессом, обратитесь к обществу»... Один из его советников сказал: «Скажите, что вы еще ничего не решили». И он ответил: «Но я уже решил».



Владимир Абаринов: Он знал, что этим решением ставит крест на переизбрании. Судьба подарила ему еще 30 счастливых лет. «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут». Эту евангельскую фразу цитировали на заупокойной службе в Вашингтоне. А на кладбище надгробное слово о Форде произнес его былой соперник Джимми Картер. Они договорились, что тот из них, кто переживет другого, исполнит эту печальную обязанность.



Казнь Саддама Хусейна как окончательная победа шиитов в Ираке.



Ирина Лагунина: Пользователи интернета в Ираке и в мире могут теперь посмотреть запись последних мгновений жизни бывшего иракского диктатора Саддама Хусейна. Это видео, заснятое на мобильный телефон, принципиально отличается от того, что было показано по иракскому телевидению. Пленка на официальных иракских каналах заканчивалась до момента исполнения приговора. И теперь мы знаем, почему. Потому что последние секунды были отвратительными, были тем, чего больше всего опасались в руководстве коалиции – были сведением личных счетов между шиитами и властелином-суннитом. Видеозапись на мобильный телефон со звуком – в отличие от той, которую показали иракские телеканалы. Голос: кто-то рядом с Саддамом скандирует «Муктада» - имя шиитского лидера Муктады ас-Садра, которому принадлежит армия Махди и район Багдада – Садр-сити. Армию Махди подозревают в проведении рейдов и похищений людей в Багдаде, а также в насаждении в Садр-сити жестких религиозных порядков. Другой голос: кто-то упоминает имя Мухаммада Бакира ас-Садра – дяди Муктады, основателя партии аль-Даува, убитого по приказу Саддама в 1980 году. Вот эта пленка:



«Голос: Муктада, Муктада, Муктада


Саддам: И вы считаете это смелостью?


Голос: Да здравствует Мухаммад Бакир ас-Садр.


Голос: К черту.


Голос: Пожалуйста, перестаньте. Над человеком исполняется смертный приговор. Пожалуйста, нет, я умоляю вас.


Саддам: Нет Бога кроме Аллаха, и я свидетель, что Мухаммад – посланник Бога, нет Бога, кроме Аллаха»…



Ирина Лагунина: Повешенный едва успел произнести имена Аллаха и пророка. Иракское правительство заявляет, что открывает расследование, как эта пленка попала на интернет и телеканал «Аль-Джазира». Но сам же генеральный прокурор страны уже признался, что были только два человека – оба представители правительства, которым охрана пронесла мобильные телефоны. Один из них, Моваффак ар-Рубайе – советник премьер-министра по вопросам безопасности, очень близкий к аль-Малики человек. Впрочем, люди в правительстве уже говорят, что подозреваемый в изготовлении несанкционированного видео арестован. И поясняют, что санкционированное видео было отснято для того, чтобы убить слухи – что Саддам не казнен, а отпущен в другую страну. Но для общественного мнения, особенно для суннитов в Ираке, это уже не имеет никакого значения. В их глазах это правительство навсегда связано исключительно с воинственным шиизмом и с религиозной местью. Думаю, что настало время поговорить о том, кто же такие шииты в арабском мире. Мы беседуем с моим коллегой Джованни Бенси. Джованни, я адресую этот вопрос вам.



Джованни Бенси: Шииты представляют вторую по значению и численности сторонников ветвь ислама. Если посмотреть на ислам вообще, то от 20 до 30% - шииты. Само слово в переводе означает «приверженцы» или партия, партия Али. Так называли себя сторонники передачи власти в арабском халифате после смерти пророка Мохаммеда одному из его родственников Али, который был и двоюродным братом, и зятем Мухаммеда, поскольку он женился на дочери Мухаммеда. Вот эти люди, шииты считали, что власть в халифате после смерти Мохаммеда должна остаться среди людей из семьи Мохаммеда. Надо вспомнить, что после смерти Мохаммеда пришли к власти еще четыре халифа, четыре преемника. Сунниты считают, что эти первые четыре халифа - хорошо управляемые или праведные халифы. Шииты считают, что из этих четырех только один законный, а именно Али, поскольку он родственник Мохаммеда и поскольку, по мнению сторонников шиизма, власть в халифате должна остаться в кругу родственной системы пророка Мохаммеда.


Надо сказать, что сунна значит традиция, сунниты – сторонники традиции, а шииты сторонники только последнего халифа Али. Раскол произошел сразу после смерти Мухаммеда. Война за власть в халифате привела к убийству Али в 661 году - это считается шиитами, собственно говоря, моментом раскола. Сыновья Али Хасан и Хусейн так же были убиты. Причем гибель Хусейна в 680 году у города Кербела в современном Ираке до сих пор воспринимается как трагедия исторических масштабов. И каждый год шииты в первые десять дней месяца мухаррам, первого месяц исламского лунного календаря, устраивают траурные церемонии, которые называются ашура, во время которых они устраивают самобичевание и кричат при этом «шах Хусейн, а Хусейн». Как раз это церемония мученичества Хусейна, который был убит тоже мусульманами, но сторонниками суннизма.



Год России в Азербайджане закончился. Эксперты говорят о кризисе во взаимоотношениях стран.



Ирина Лагунина: Постсоветским России и Азербайджану, в отличие от многих других стран СНГ, не сразу, но удалось наладить отношения, выработать единые подходы к ключевым политико-экономическим проблемам. Потому, видимо, и неожиданным показались резкие предновогодние шаги азербайджанских властей в отношении Москвы. В наступившем году Баку отказался от российского газа, намерен существенно сократить объёмы перекачки нефти по российской территории и заявил о намерении прекратить трансляции из Москвы Первого канала. Наблюдатели заговорили о кризисе в отношениях между странами. Чем может закончиться противостояние между Москвой и Баку? Ответ на этот вопрос попытался отыскать наш корреспондент Олег Кусов в беседах с российскими и азербайджанскими экспертами.



Олег Кусов: 2006 год был объявлен в Азербайджане годом России. Именно в конце этого года резко ухудшились отношения между двумя странами. Проблемы вырвались наружу после визита в Баку премьер-министра Михаила Фрадкова, который принял участие в официальном закрытии так называемого года России в Азербайджане. Как пишут московские и бакинские газеты, главная цель визита Михаила Фрадкова была другой - понять, как отнесутся власти Азербайджана к повышению цены на газ до 230 долларов за тысячу кубометров. Ещё в ноябре прошлого года Владимир Путин предложил Ильхаму Алиеву не продавать газ Грузии. Но соглашение между Баку и Тбилиси было подписано на приемлемых для грузинской стороны условиях – 120 долларов за тысячу кубометров. Тогда Москва объявила о повышении цены на газ для Азербайджана. Слово нашему корреспонденту в Баку Ялчину Таироглу.



Ялчин Таироглу: В Азербайджане конец 2006 года был ознаменован некоторыми осложнениями в отношениях с Россией. Напряженные переговоры между представителями государственной нефтяной компанией Азербайджана и Газпрома о цене и объемах поставок газа в Азербайджан так и не дали результатов. Российская сторона настояла на цене 235 долларов за тысячу кубометров газа. Азербайджан, плативший в прошлом году за аналогичный объем газа 110 долларов, отказался от поставок по новым ценам. Баку также заявил, что транспортировка азербайджанской нефти по трубопроводу Баку-Новороссийск будет сокращена, а может быть и вовсе приостановлена. В преддверии Нового года Азербайджан сделал еще один шаг, который вызвал озабоченность Москвы. Национальный совет по телевидению и радио Азербайджана принял решение прекратить с 1 июля 2007 года вещание российских каналов ОРТ и РТР «Планета» на Азербайджан.



Олег Кусов: Это был наш корреспондент в Баку Ялчин Таироглу.


Азербайджану пора определиться во внешнеполитических приоритетах, отмечает руководитель центра исследований "Восток-Запад" Арастун Оруджлу.



Арастун Оруджлу: Я всегда являлся сторонником критики внешнеполитической неопределенности Азербайджана, хотя азербайджанские власти всегда это называли сбалансированной внешней политикой. Я именно всегда критиковал и говорил, что должны быть определенные внешнеполитические приоритеты страны. То, что называется сбалансированной внешней политикой – это просто отсутствие приоритетов. Произошло столкновение интересов мировых силовых центров и в политическом, и в военном, и в экономическом смысле, и Баку оказался между двух огней. Сейчас Азербайджану нужно четко определится, как быть дальше. В этом случае как со стороны Запада, так и со стороны России имеется определенное воздействие на азербайджанскую власть.



Олег Кусов: Азербайджан пытается заявить о себе, как о самостоятельном топливно-энергетическом партнёре западных стран, считает заместитель директора Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов.



Алексей Власов: В части действий азербайджанской стороны, по крайней мере, если брать вопросы топливно-энергетических взаимоотношений с Россией, носят не такой наступательный, а оборонительный характер. Поскольку официальный Баку стремится максимально выйти из зоны энергетического влияния России, пользуясь, несомненно, поддержкой со стороны Соединенных Штатов, западных партнеров и занять абсолютно независимую позицию, которая позволяла бы Азербайджану, особенно в контексте нынешних реалий энергетической ситуации вокруг Каспия и Закавказья, стать стержневым элементом. С одной стороны, блокировать возможности для расширения поставок энергоносителей в Армению, а с другой стороны, занять независимую позицию по отношению к Тбилиси и стать одним из энергетических доноров или если не напрямую, то, по крайней мере, транзитной стороной в отношении поставок энергоносителей на территорию этой страны.


Мне кажется, это так. Потому что ничего не предвещало такого резкого изменения во взаимоотношениях между двумя странами. Я бы не назвал эти отношения дружественными, но это были отношения по принципу - давайте не раздражать друг друга, и Кремль это устраивало. Видимо, сработал какой-то механизм, причем, мне кажется, не со стороны Москвы, а со стороны Баку, который побудил официальное азербайджанское руководство пойти на такие достаточно жесткие меры. Первым вестником стало выступление Ильхама Алиева в программе «Эхо Москвы», в котором он подверг резкой критике структуру СНГ, перспективы развития этой организации. Вот уже это был месседж, который, видимо, надо было прочитать так, что Азербайджан намеревается видоизменить свой курс, направить его в иное русло.



Олег Кусов: Убеждён Алексей Власов.


Азербайджанский политолог Зардушт Ализаде считает, что за последними антироссийскими инициативами официального Баку стоят интересы семьи президента Алиева.



Зардушт Ализаде: До сих пор то, что делала Россия, не касалось жизненных интересов семьи Алиевых. То есть Россия поддерживала оккупацию Арменией Карабаха - это мало интересовало семью Алиевых и они абсолютно хладнокровно относились к позиции России, более того развивали хорошие отношения с Россией. Но сейчас Россия посягнула на святая святых семьи Алиевых – на их нынешние и предполагаемые доходы от транспортировки нефти на Запад, на мировой рынок. То есть от семьи Алиевых потребовали, чтобы они подключились к транспортной блокаде, газовой блокаде Грузии. А Грузия - единственный путь Азербайджана на Запад. На это Алиевы не могли пойти и они отказались поддержать, что вызвало гнев России. А когда Россия гневается, в ответ азербайджанская сторона прибегает к отмене тех жестов доброй воли, которыми они все время кичились. Например, в других республиках российские телеканалы находятся под запретом, как в Украине, а в Азербайджане спокойно транслируются, народ смотрит, как и в советское время без всяких сателлитов, без всяких кабельных систем и тому подобное. Но сейчас стали вспоминать о том, что передача иностранным компаниям диапазонного пространства, частотного пространства республики – это наносит ущерб суверенитету и препятствует развитию отечественного телевидения. Вот на это сослались и приняли решение до июля отложить. Но я думаю, к тому времени найдут консенсус, грузинский газовый вопрос как-то утрясется, наши власти благополучно забудут о том, что на русские каналы был наложен отложенный запрет в июле. В принципе, я понимаю юридическую обоснованность позиции Азербайджана и даже приветствовал бы, если бы у нас было адекватное, нормальное телевидение. Но то, что у нас есть – это, извините, советский агитпроп.



Олег Кусов: Это было мнение азербайджанского политолога Зардушта Ализаде.


Заместитель директора Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов не исключает и карабахский фактор как причину ухудшений отношений между Москвой и Баку.



Алексей Власов: Вот как одна из версий, если рассматривать все перечисленные действия со стороны азербайджанского руководства, как некую программную стратегию, то, возможно, это в конечном счете связано с намерением руководства Азербайджана ускорить процесс решения нагорно-карабахского вопроса. Потому что, судя по заявлениям Ильхама Алиева, которые становятся все более и более жесткими, проблема Нагорного Карабаха на 2007-2008 год будет азербайджанским руководством актуализирована. Неопределенная позиция России, которая все-таки пытается балансировать между враждующими и конфликтующими сторонами и планирует в 2007 году, по сообщениям информационных агентств, осуществить поставки вооружения, в том числе ракетно-зенитный комплекс в Армению, очевидно, азербайджанской стороне в контексте поставленных задач Ильхамом Алиевым увеличение военного бюджета Азербайджана до размера национального бюджета Армении, что однозначно свидетельствует о намерениях официального Баку, думаю, что это один из способов направить реакцию Кремля по возможности в том русле, в том направлении, которое Ильхаму Алиеву представляется правильным и нужным. То есть в конечном счете отказаться от контактов с армянской стороной и занять более лояльную позицию в нагорно-карабахском конфликте по отношению к Азербайджану.



Олег Кусов: Считает заместитель директора Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов.


Используя карабахский фактор, российские властные круги пытаются контролировать и Азербайджан, и Армению, убеждён азербайджанский политолог Зардушт Ализаде.



Зардушт Ализаде: Я думаю, что Россия не остается на стороне Армении, она остается на стороне незначительных, не совсем влиятельных военно-политических кругов России, которые считали и ныне считают, что можно управлять регионом через управляемые конфликты. Хотя по большому счету наносит огромный ущерб самой России. Позиция России, в чем заключается: контролировать Карабах, через Карабах контролирует Армению и Азербайджан. Это такой бикфордов шнур, который все видят, и Россия стоит со спичкой в руке и грозится поджечь этот шнур в любой момент. Как только шаг налево, шаг направо со стороны руководителей Армении и Азербайджана, спичка зажигается и подносится близко к бикфордову шнуру и тогда азербайджанские и армянские власти отходят на шаг назад. Карабах - такая же угроза для государственности Армении, как и Азербайджана. Благодаря Карабаху там были смены власти, там были убийства, там были перевороты и ныне карабахский клан держит Армению под полным контролем.



Олег Кусов: Руководитель центра исследований "Восток-Запад" Арастун Оруджлу опасается, что в нынешнем году московские властные круги отведут Азербайджану ту же роль, что была навязана ими в прошлом году Грузии.



Арастун Оруджлу: Я думаю, что отношения, сложившиеся между Тбилиси и Москвой, могут тоже повториться в случае Азербайджана. Потому что в отличие от Грузии в России больше рычагов воздействия на Азербайджан, может быть это удивительно звучит. Но дело в том, что в Грузии достаточно монолитная прозападная власть, в Азербайджане все как-то наоборот. Скажем, существует как пророссийская ветвь власти, довольно мощная, влиятельная, более влиятельная, чем какие-то отдельные чиновники или политики, считающие себя прозападными, но при этом они в своих действиях особой прозападности не могут даже демонстрировать. В этом смысле давление со стороны России на Азербайджан может оказаться более действенный, чем в случае с Грузией. Нельзя забывать карабахский конфликт, нельзя забывать большую азербайджанскую диаспору, которая находится в разных городах России в качестве трудовых мигрантов. В этом смысле я пессимист, я думаю, что это возможно.



Олег Кусов: Считает руководитель центра исследований "Восток-Запад" Арастун Оруджлу.


По мнению экспертов, Азербайджан уже в недалёком будущем может стать альтернативным энергетическим центром на постсоветском пространстве. Это обстоятельство выгодно многим потребителям сырья, но не соседней России. Придут ли Москва и Баку к компромиссу? Иначе, как подчёркивают эксперты, не исключено полномасштабное давление Москвы на Азербайджан. Однако подобный вариант развития событий, как показало российско-грузинское противостояние, всё равно не в силах изменить позицию нового независимого государства.



Вы – герои 2006-го, или социальные сети в интернете.



Ирина Лагунина: Журнал «Тайм» назвал человеком года пользователя интернета. Причиной тому решающая роль именно пользователей в создании стремительно растущих ресурсов, таких как он-лайн энциклопедия Википедия, социальная сеть Майспейс, сайт видеороликов Ютьюб. Явление социальных сетей в интернете с десятками миллионов пользователей обсуждают наши научные обозреватели Александр Костинский и Владимир Губайловский.



Александр Костинский: Владимир, скажите, пожалуйста, вы согласны с американским журналом «Тайм», который назвал человеком года пользователя интернета?



Владимир Губайловский: Мне кажется, это справедливое решение, потому что именно в 2006 пользователей интернета, которые объединялись вокруг самых разнообразных сервисов, они действительно очень сильно повлияли на перестройку структуры самого интернета.



Александр Костинский: Владимир, давайте немножко поясним, что такое социальная сеть.



Владимир Губайловский: Вообще термин «социальная сеть», он появился еще в середине прошлого века и ввели его социологи. Социальные сети – это некоторые системы взаимодействия людей, которые построены на некотором обмене. Это системы коммуникации и обмена. Хорошим примером социальной сети является система предоставления материальных услуг, которая существовала в Советском Союзе – это система так называемого блата. Если вспомнить, как назывался влиятельный человек в Советском Союзе - он назывался человек со связями. Человек со связями мог не занимать высокого положения в обществе, но тем не менее, у него были выходы на каких-то людей, с которыми он мог о чем-то договориться, чем-то обменяться и так далее. И очень любопытно, сегодня уже многие не помнят этой ситуации, но тем не менее, эта история человека со связями, она очень хорошо иллюстрируется в фильме Данелия «Мимино». Если вы помните, там герой этого фильма приходит в некий дом и говорит, что он тети Нины и дальше все закрутилось - кому-то билеты на концерт, кому-то что-то другое. И в результате этого героя селят невероятным образом в гостиницу «Россия», что было просто невозможно. Вот эта ситуация, она как раз показывает, что такое социальная сеть.



Александр Костинский: Тут важно подчеркнуть, что государство – это тоже какая-то сеть, но это неформальная структура, все-таки это сеть, где превалируют горизонтальные, а не вертикальные связи и в большей части неформальные.



Владимир Губайловский: Но государство - это в большей степени иерархия, где есть руководящие точки, а есть подчиненные уровни. А в сети действительно абсолютно горизонтальная структура, которая объединяется вокруг некоторого интереса. Когда человек входит в социальную сеть, самое главное в этой социальной сети то, что он готов что-то предоставить, не только взять. Потому что если человек только берет, сеть социальная реагирует на него очень быстро, она его просто наказывает остракизмом, она его изгоняет. И сейчас в интернете мы наблюдаем, как люди объединяются вокруг интересов, причем интересов уже не столько материальных, хотя и материальных тоже, но в основном это сети символического обмена, это сети, где люди делятся информацией, когда они приходят и говорят: вот у меня есть какая замечательная вещь. Что есть у вас? И реализуется социальный обмен.



Александр Костинский: То есть во многом эти сети, можно сказать, альтруистические. Принципиально, что если человек ничего не дает, то в этой сети он немножко изгой. Телевизионная сеть не является социальной сетью, потому что там все потребители, за исключением производителей телевизионного контента.



Владимир Губайловский: Это совершенно так и есть. Хотя человек, конечно, человек может пользоваться результатами работы социальной сети, но тогда он в нее не входит все-таки. И одним из самых удивительных явлений, которое реализовалось в течение этого года – это, конечно, сеть «Ютьюб». Это сайт, где каждый пользователь интернета может выложить свой видеоролик. И оказалось, что людей, которые готовы выкладывать видеоролики, огромное количество и «Ютьюб» за год ворвался в десятку самых популярных сайтов мирового интернета.



Александр Костинский: И какова его стоимость? Он был продан за сумасшедшие деньги.



Владимир Губайловский: Совершенно справедливо. Его купила компания «Гугл» за миллиард шестьсот миллионов долларов.



Александр Костинский: И это за год?



Владимир Губайловский: Там не совсем за год – за 18 месяцев они поднялись до такого уровня. Пользователей «Ютьюба» 50 миллионов человек и совершенно безумное количество загрузок этих роликов. И здесь надо обязательно сказать, чем выигрывает «Ютьюб» и чем вообще выигрывают такие массовые сети, которые поставляют массовый контент. Они на самом деле выигрывают своей подлинностью, именно своей несделанностью. То есть когда Ласт фон Триер сотоварищи начинали свою «Догму», ведь вот эта дрожащая камера и имитация домашнего видео была неслучайно привлечена. Она же должна была дать некоторый эффект подлинности схемки. Понимаете, вы получаете эффект присутствия. Причем там есть совершенно удивительные, там есть архивные ролики и так далее. Но вот этот эффект прикосновения к истинности, прикосновения к той реальности, которая никак не обделана, не редактирована, не лакирована - это вызывает совершенно новый эффект. «Ютьюб», пожалуй, самый прорывный вариант года.



Александр Костинский: Еще «Майспейс» надо вспомнить.



Владимир Губайловский: Да, необходимо вспомнить большие блоговые системы - это и «Майспейс», это и еще одна система, которую все время собирается «Йаху» купить, это тоже удивительная система, «Фейсбук» так называемая. Это сумма социальных сетей, объединенных по самым разным правилам. Одним из самых притягательных принципов объединения и обмена оказывается принцип одноклассников. Одной из главных символических ценностей для человека является его юность, его детство. И те люди, с которыми он был вместе тогда, они представляют для него огромную ценность. И именно на этом принципе, на принципе объединения по разделяемому детству построен, например, такой сервис «Биепа» - это американо-британский сервис, который начинался именно как средство поиска одноклассников. И недавно появилось сообщение о российском сервисе одноклассников, авторы этого сервиса, разработчики, они утверждают, что запустив сервис в апреле 2006 года, они уже на сегодняшний день имеют миллион зарегистрированных пользователей. То есть люди ищут своих одноклассников, своих однокурсников, ищут и находят.



Александр Костинский: То есть тоже такая социальная сеть, но по другому принципу организованная.



Владимир Губайловский: Причем эти принципы объединения сетевого могут быть очень разными. В частности, еще не очень популярным, но набирающим явно популярность становится, например, такая сеть как сеть взаимного кредита.



Александр Костинский: То есть то, с чего вы начали. Фактически социальные сети в СССР - это была поддержка людей по получению товаров, которые нельзя было получить легально в магазинах. И поэтому возникла сеть получения товаров из-под полы фактически.



Владимир Губайловский: Совершенно верно.



Александр Костинский: Но иногда у людей возникают проблемы с получением кредита. Видимо, здесь закрывается та лакуна, что банки очень тщательно проверяют людей и вообще-то время получения кредита очень велико просто потому, что пока тебя не проверят, твоих родственников и так далее. И люди, получается, хотят просто кредитовать друг друга как друзья.



Владимир Губайловский: Именно это и происходит. Первой интернетной службой, которая начала предоставлять взаимный кредит – это известный очень интернет-аукцион e - Bay . Поскольку там все время идет торговля, там масса вещей продается, масса вещей выставляется на аукцион, они начали предоставлять небольшой потребительский кредит. Фактически на этом принципе основана целая серия сервисов. Как происходит вот это кредитование? Человек приходит на этот сервис, очень хорошо, если он член группы. В этих социальных сетях, чем они замечательны - они замечательны очень высокой степенью доверия людей друг к другу.



Александр Костинский: Это, может быть, самый главный коэффициент, который там вычисляется.



Владимир Губайловский: И люди там друг другу очень доверяют. Та, кстати, реальность, которая воспроизводится в «Ютьюбе», она тоже повышает уровень доверия. То есть люди верят тому, что они видят. Люди уже давно не верят тому, что они видят по телевизору, а то, что они видят на «Ютьюбе» - этому они верят. И то, что они читают в системе «Лента друзей» в «Живом журнале», они этому верят. И эта система прямого доверия, доверия источнику, она оказывается чрезвычайно эффективна при небольшом кредитовании. Я просто помню, как я пришел на какой-то сервис и мне было интересно посмотреть, как это работает. С чего начинается: приходит мальчик и говорит, что у меня серьезные проблемы, мне нужно закончить колледж, а мне для этого нужно две тысячи долларов. Если вы мне поможете, то я с марта начну деньги отдавать. Я готов заплатить 17%. А дальше те люди, которые на этом сервисе находятся, начинают его кредитовать. Причем в тот момент, когда я видел состояние этого кредита, кредитовали его, по-моему, долларов на 800. То есть получается, что система доверия дает действительно прямой выход, мы можем действительно друг друга кредитовать. Мы доверяем информации, которая приходит от других людей, будь о видеоролик или запись или какой-то комментарий. И тут необходимо сказать о «Википедии», конечно. Потому что «Википедия», скажем – это уникальный абсолютно проект, который сейчас насчитывает под три миллиона статей на 128 языках. Это энциклопедия, но самое удивительное, что по многим вопросам не хуже, чем энциклопедия «Британика».



Александр Костинский: Гораздо больше, надо сказать.



Владимир Губайловский: Она, во-первых, несравнимо больше, во-вторых, несравнимо оперативнее.



Александр Костинский: Динамичнее.



Владимир Губайловский: Если сегодня герой энциклопедии умер, не сомневайтесь, на «Википедии» будет указана дата его смерти. Если произошло какое-то радикальное расширение, чему посвящена статья в «Википедии», оно будет отражено очень быстро. Опять же те люди, которые пишут статьи для «Википедии», которые пользуются статьями, они опять же доверяют друг другу.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG