Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власти Ирака проводят расследование обстоятельств казни Саддама Хусейна


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ирина Лагунина.



Дмитрий Волчек : С первых полос мировых газет не сходит дискуссия о казни Саддама Хусейна. Сюжет этот обрастает все новыми подробностями. Сегодня было объявлено об аресте человека, который тайно сделал известную уже всему миру видеозапись казни, во время которой бывшего диктатора оскорбляли охранники и палачи. Со мной в студии моя коллега Ирина Лагунина.


Ирина, добрый вечер! Обстоятельства казни Саддама шокировали многих на Западе. А что говорят об этом в Ираке? Может ли он привести к отставке премьер-министра?



Ирина Лагунина : Добрый вечер, Дмитрий! На самом деле, это очень серьезный момент в развитии политическом Ирака. То, чего больше всего опасались, в том числе и командование войск коалиции, и в Вашингтоне, и все те, кто заинтересован в спокойном развитии Ирака, вот это и произошло. Произошло то, что казнь Саддама Хусейна теперь выглядит как исключительно религиозная месть, месть одной политической религиозной группы другой.


Давайте, я тогда поясню все-таки или напомню, что было на этой пленке. Эта пленка была сделана нелегально. Легальная пленка, сделанная правительством Ирака, которая была показана по иракскому телевидению, была без звука и не запечатлела эти последние моменты. Так вот, эти последние моменты со звуком выглядели так, что кто-то рядом с Саддамом Хусейном выкрикивал «Муктада!». Это Муктада аль-Садра, человек, который контролирует Садр-Сити, один из районов Багдада, которому подчиняются отряды милиции «Махди», которые подозреваются в том, что они проводят террор против суннитов и устанавливают очень жесткие религиозные традиции, обряды и суды. Так вот это имя выкрикивалось, на что Саддам Хусейн сказал: «Вы таким образом показывается свою смелость?». И выкрикивалось имя дяди Муктады аль-Садра Мохаммада Бакира аль-Садра, которого по приказу Саддама Хусейна убили в 1980 году. Более того, то, что не запечатлено на пленке, но то, что тоже уже стало достоянием общественности, это то, что окружение, люди, бывшие рядом с Саддамом в последние минуты, танцевали и ликовали.


Все это выглядит очень плохо. Это выглядит исключительно, как сведение счетов, а не как правосудие. Это подрывает доверие к правительству, которое возглавляют в основном шииты. Причем, подрывает доверие не только суннитов, которые теперь воспринимают это правительство, как правительство кровной мести, но это подрывает доверие и умеренных иракцев, которые считали, что, по крайней мере, правительство каким-то образом может вселить справедливость в органы власти, может вершить правосудие, может восстановить порядок. Вот умеренных иракцев теперь тоже очень сложно убедить в том, что это правительство нечто большее, чем просто правительство мести.



Дмитрий Волчек : Давайте, Ирина, поговорим о возможных последствиях. Хочу привести сказанные сегодня слова главы думского Комитета по международным делам Константина Косачева, который сказал, что «насильственная смерть Хусейна может привести к новой вспышке противостояния между суннитами, шиитами и курдами с возможностью распада Ирака на несколько государств, гражданской войне и ожесточенному противостоянию тех, кто считает Хусейна диктатором, и тех, кто причисляет его к рангу мучеников. Ирак ждет очередное тяжелое испытание», - сказал Константин Косачев. Не слишком ли преувеличен этот прогноз?



Ирина Лагунина : Насчет тяжелого испытания, я думаю, что не слишком преувеличен, потому что последние данные о количестве смертей в Ираке совершенно чудовищные. По официальным правительственным данным, за 2006 год погибло 12 тысяч человек, что совсем не отвечает даже тем данным, которые дает ООН. Данные ООН приблизительно в пять раз выше, чем данные правительственные иракского.


Насчет распада Ирака, вы знаете, как ни странно, но нынешнее правительство шиитское, скорее, залог против распада Ирака, за исключением курдского севера страны, который итак ведет уже давно изолированную свою собственную политику, принял собственный флаг. В общем, иракского флага там не встретишь в последнее время.


Вернемся опять к аль-Садру, который играет сейчас очень значительную роль во властных структурах нынешнего правительства, правительства премьера аль-Малики. Дело в том, что аль-Садр – иракский националист. Он не выступает за то, чтобы страна разделилась на три части – шиитскую, суннитскую и курдскую. Более того, Исламский совет, который возглавляет аль-Хаким, который представлен в иракском парламенте, вот эта часть шиитского населения хотела бы отделения шиитов от центральной без нефти, области суннитского Ирака. В принципе, их поддерживает Иран тоже, который тоже был бы не против образования какого-то шиитского отдельного государства. Но аль-Садр против. Аль-Садр – иракский националист, который считает, что Ирак должен остаться в том виде, в котором он есть сейчас, но под контролем шиитов. Поэтому, как ни странно, то, что аль-Садр выступает таким элементом власти в Ираке, он, конечно, очень дестабилизирует ситуацию, приводит к значительным вспышкам и виткам все более и более откровенного насилия, но, тем не менее, он в какой-то степени и залог единого Ирака.



Дмитрий Волчек : Ирина, а как объясняют официальные власти Ирака, что для осуществления казни Саддама были выбраны вот эти фанатичные сторонники аль-Садра?



Ирина Лагунина : Дело в том, что там не было фанатичных сторонников аль-Садра, в том-то и проблема. Там вокруг присутствовали абсолютно официальные лица, то есть нам это странно понять сейчас и странно это видеть. Но эта пленка показала самые плачевные реалии иракской власти. Эта власть во многом зависит от аль-Садра, и во многом питается аль-Садром. Проблема насилия в Багдаде состоит не в том, что не хватает иракских военных или иракской полиции, которая могла бы обеспечить порядок, а в том, что эта самая иракская полиция, иракские военные шиитские полные сторонники аль-Садры. Они один день выступают в форме полицейских, а другой день или в свободный день они могут прекрасно быть членами «Армии Махди». То, что было очевидно для иракцев все это время, теперь стало очевидным для всего мира.


Более того, только два человека снимали на мобильный телефон эту казнь. Это оба человека из администрации аль-Малики.



XS
SM
MD
LG