Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Против известного уральского правозащитника и журналиста Василия Мельниченко возбуждено очередное уголовное дело


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Евгения Назарец.



Кирилл Кобрин: Против известного уральского правозащитника и журналиста Василия Мельниченко возбуждено уголовное дело. Следствие возбуждено в связи с его публикациями о преднамеренных банкротствах и рейдерских захватах сельхозпредприятий в Свердловской области. Прокуратура выдвинула против Мельниченко сразу несколько обвинений, вплоть до «ложного доноса».



Евгения Назарец: Сегодняшнее утро предприниматель, правозащитник и журналист Василий Мельниченко провел со следователем в УВД Камышловского района Свердловской области. На этот раз обошлось без больших неожиданностей. А вот накануне Нового года его поход в милицию закончился задержанием. Если бы не вмешательство свердловских и российских правозащитников, Василий Мельниченко рисковал провести праздники за решеткой. Сегодняшняя беседа со следователем заняла час, телефонное интервью сразу по выходе из кабинета - значительно короче. Главная цель - убедиться, что Мельниченко на свободе.



Василий Мельниченко: Против меня возбудили где-то шесть или семь уголовных дел. Сегодня по 306-й давал я пояснения (я писал о фиктивных банкротствах, о незаконных действиях арбитражных управляющих), якобы я донес на арбитражного управляющего, ложный донос сделал.



Евгения Назарец: Это все связано с банкротствами сельхозпредприятий?



Василий Мельниченко: Да, это все связано с банкротствами сельхозпредприятий. Я сделал доклад на сессии Общественной палаты о том, что в Свердловской области обанкрочены уже сотни сельскохозяйственных предприятий. Мы проверили в ходе журналистских расследований: большинство обанкрочены преднамеренно, потому что оценка имущества - коровы в 100 рублей и трактора или комбайна в 1000 рублей - это ничего, кроме преступления, не значит. Имущество перепродают, получая огромные барыши. В Камышловском районе так провели 13 хозяйств. Участвуют в этой процедуре, кроме арбитражных управляющих, судебные приставы, налоговые инспекции. Я не исключаю, что заказчиками нынешнего моего преследования являются управляющие компании арбитражные, но я не исключаю, что здесь и судьи арбитражные тоже заинтересованы.



Евгения Назарец: Ваши журналистские публикации стали поводом для преследования вас как раз, а не тех, про кого вы писали. В чем вас обвиняют или подозревают?



Василий Мельниченко: В мошенничестве в крупных размерах четвертой части. То есть то, что было украдено из поселка Рассвет, то, что шесть лет волокитила прокуратура, порядка 60 миллионов рублей, мне вменили, якобы я ограбил старшего следователя прокуратуры Гаана, который впоследствии меня избил.



Евгения Назарец: 27 декабря прошлого года Василий Мельниченко так же пошел на далеко не первую беседу со следователем. Но тот поход в районное УВД закончился или, точнее, начался с задержания. Мельниченко провел в камере семь часов, это все-таки меньше, чем минувшим летом, когда его «закрыли» на два дня. Освободили из-за шумихи, поднятой правозащитниками, считает Людмила Лукашова, редактор газеты «Территория народной власти», где публикуется Василий Мельниченко.



Людмила Лукашова: Мельниченко - человек очень осторожный, грамотный и, главное, законопослушный. Сейчас он занимается тем, что открывает завод в Артемовске, уже первую продукцию получил. У него есть ряд творческих планов. Злоба у тех, кто, извините, свои амбиции не хочет смирить, и кому не дает покоя, что Мельниченко, несмотря на все обвинения, которыми они его засыпали... более 20 обвинений возбуждено было против него, более 20, четыре раза Генеральная прокуратура отменяла решение Свердловской областной прокуратуры.



Евгения Назарец: Сам Василий Мельниченко уверен: его преследуют как раз потому, что он слишком далеко пошел с материалами своих расследований. Но все-таки огласка и несколько звонков в провинциальный Камышлов из Москвы от известных правозащитников во время задержания в декабре его сильно выручили.



Василий Мельниченко: Меня одного давно бы уже они, наверное, и убили, не только посадили, угрозы такие поступают, и есть у нас свои сведения, что принято решение такое, что если меня не удастся каким-то образом посадить в тюрьму, то просто физический уничтожить.



Евгения Назарец: Известный уральский журналист и правозащитник Василий Мельниченко надеется, что, может быть, этот бой с правоохранительной системой отдельно взятого Камышловского района будет, наконец, последним. Хотя, тут же оговаривается: 23 января предстоит подготовить доклад для президента, куда журналист собирается включить и свою информацию. Прежде, после подобных выходов на публику, Василий Мельниченко по странному стечению обстоятельств оказывался в камере камышловского УВД.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG