Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рождество в вятском военном госпитале. Слава Шульдишов мечтает о том, чтобы у него были мама и папа. Семейные праздники в Кургане. В Беслан возвращается жизнь. Рождественские чаепития в Саратове. Орел: Дети войны требуют соблюдения своих прав. Липецк: В семье Мариновских верят в лучшее будущее. Пятигорск: История России в елочных игрушках. Подмосковье: Художник Лариса Давыдова о прошлом, настоящем и будущем. Оренбургская область: Можно ли прожить честным трудом


В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Предрождественскую акцию провели партия «Яблоко» и Комитет солдатских матерей. В канун праздника представители демократической общественности побывали в гостях у солдат срочной службы, попавших в госпиталь. Рассказывает председатель Комитета солдатских матерей Тамара Братухина.



Тамара Братухина : Во-первых, удивление было. Еще, когда я звонила в госпиталь, говорила с начальником госпиталя, было такое удивление: «В самом деле, вы хотите к нам приехать? Хотите поздравить наших ребят? Это очень приятно». А мы еще спросили: «А кто у вас дежурит из персонала?» Будет дежурный врач и дежурная медсестра, нянечки будут. Мы сказали, что всех поздравим.



Екатерина Лушникова : К поздравлениям Комитета солдатских матерей присоединились несколько вятских фирм, выделивших для больных солдат подарки.



Тамара Братухина : Все так удачно получилось. Такое доброжелательное отношение. Прямо с удовольствием, как говорится, предлагали. Предлагают повидло, колбасу, даже сахарный песок предложили нам. Но мы уж от сахарного песка отказались, а конфеты, конечно, ребятам приятно. Их ведь неплохо кормят, тем более, в госпитале. А сладости, конечно, таких они не увидят. Тем более, ребята у нас здесь служат не кировские, а с Московской области, Красноярского края, Липецка, из Твери мальчишки, из Ростовской области ребята служат, и очень много из Башкирии. Улыбаются. Я, конечно, всех этих мальчишек люблю. В память о сыне, я каждого по головке стриженой потреплю, поглажу. Мне так приятно.



Екатерина Лушникова : Сын Тамары Арсеньевны служил еще в Афганистане и умер молодым спустя много лет после войны – сказалось ранение в голову. Уже семнадцать лет мать солдата пытается помочь тем, чьи дети живы и служат в «горячих точках». Особенно запомнилась ей акция, проведенная во время первой чеченской войны.



Тамара Братухина : Тогда подключался весь город, население. Телефонные звонки не прекращались. Звонили совершенно незнакомые люди, даже такие вещи приносили, как сало, свои домашние заготовки. Сначала вроде бы госпиталь не хотел это брать, а потом посмотрели, что люди несут лучшее, самое хорошее, стали даже это принимать.



Екатерина Лушникова : 23 февраля Комитет солдатских матерей планирует продолжить акцию с подарками.



Тамара Братухина : Если получится, то, конечно, 23 февраля мы обязательно что-нибудь сделаем. Нам хладокомбинат еще мороженое обещал. Это мы вообще поедем к молодому пополнению, которое прибыло в Киров. Мы постараемся этих ребят порадовать.



Екатерина Лушникова : Порадовать солдат стараются не только продуктами, но и песней. Поет Людмила Кононова



Звучит песня



В эфире Тюмень, Алекса Неймиров:



Ольга Загвязинская: У инвалидов несколько иная жизнь, чтобы облегчить эту жизнь, собственно, и была задумана прокурорская проверка с широким привлечением и представителей контролирующих органов.



Алекса Неймиров : Как рассказала начальник отдела областной прокуратуры Ольга Загвязинская, во время проверки был выявлен факт нарушения прав ребенка с ограниченными физическими возможностями. У 12-летнего Славы Шульдишова детский церебральный паралич и задержка умственного развития. Мальчик родился в Тобольске. Отец умер, мать от сына отказалась. Так он появился в Зырянской коррекционной школе. Но интернат не приспособлен для детей с таким физическим недугом, сокрушается директор Зоя Милютина.



Зоя Милютина : На коляске через этот порог он проехать сам не сможет самостоятельно. Там за дверью тоже такой спуск, то есть на коляске он тоже здесь не сможет проехать. Естественно, здесь нужна помощь.



Алекса Неймиров : Преодолевать препятствия Славе помогают соседи по комнате. Но не всем нравится выступать в роли сиделки и мальчик-инвалид это чувствует. Как-то он сам попытался встать, но упал и больно ударился. После этого случая все чаще стал замыкаться в себе, замечают воспитатели. Заместитель директора Зырянской коррекционной школы-интерната Наталья Сенцова добавляет:



Наталья Сенцова : Даже когда ребенок находится на прогулке, он выходит вместе с другими на прогулку, ребята бегают, играют, пинают мяч, он не может этого делать. Для него здесь тоже проблема возникает.



Алекса Неймиров : Выход специалисты сферы образования видят один - перевести мальчика в Успенский интернат, где созданы все условия для инвалидов-колясочников - поручни вдоль стен, пандусы и обслуживающий персонал. Они считают, что там мальчику будет лучше. Правда, есть одно «но». В Успенке живут дети с глубокой умственной отсталостью. И Славино развитие в этой среде может сильно затормозиться. По этой причине в прокуратуре пришли к другому выводу. В Успенку Славу не переводить, а создать условия для одного инвалида в Зырянке. Вот только в том, что это предписание будет выполнено, старший помощник прокурора Тюменского района Ольга Ершова сомневается.



Ольга Ершова : А нет необходимости делать это для одного ребенка, может появиться другой ребеночек, тоже с физиологическими недостатками, имеющий инвалидность в опорно-двигательном аппарате.



Алекса Неймиров : Воспитатели говорят, что выполнить требование прокуратуры невозможно. Нет таких денег. В областном Департаменте образования обещают, что когда Славу переведут в Успенку, то без поддержки не оставят. Говорит начальник психолого-медицинской службы департамента образования Нина Глухих.



Нина Глухих : Условия можно создать там для того, чтобы были классные занятия, учителя - либо из Зырянки, либо из местной школы Успенской.



Алекса Неймиров : Впрочем, остается надежда, что Славу возьмут в семью. В 2006 году у четверых воспитанников Зырянского интерната появились новые родители. Правда, недуг у тех малышей был куда менее серьезный. Но для мечты иметь маму болезнь – это не помеха.



Слава Шульдишов : У мамы самые нежные и ласковые руки, они всё умеют... И сколько бы ни было тебе лет - 5 или 50 - тебе всегда нужна мать - ее ласка, ее взгляд, и чем больше твоя любовь к матери, тем радостнее и светлее жизнь.



В эфире Курган, Екатерина Лазарева:



Ребенок читает стихотворение



Екатерина Лазарева : Татьяна Шилова вместе со своим 12-летним сыном Мишей всегда с нетерпением ждут Нового года. Для них это, прежде всего, семейный праздник. Татьяна рассказывает, что главный ритуал в ее семье – украшение новогодней елки. Эта традиция пришла из детства.



Татьяна Шилова : Родители всегда устанавливали елку в доме. Сейчас, когда я уже имею своего сына, я обязательно ему каждый год покупаю елку. В нашей семье сохранились до сих пор те новогодние игрушки, которыми когда-то мы с сестрой наряжали, когда были маленькими, свою елку. Сейчас эти игрушки хранятся у нас и ежегодно вывешиваются на елку уже моим сыном. Украшая елку, я часто вспоминаю, какие больше игрушки нам нравились. Вспоминаю детство.



Екатерина Лазарева : Подарки готовятся заранее. Татьяна наблюдает за сыном, что его интересует на данный момент, чем он увлечен. Несмотря на то, что Мише уже 12 лет, она старается сохранить волшебство праздника, веру в сказку и каждый год выступает в роли доброго Деда Мороза, незаметно кладущего под елку драгоценный подарок. На этот раз мама-Дед Мороз приготовила сыну очередной сюрприз.



Татьяна Шилова : Сыну подготовила подарок очень своеобразный. Он увлекается звездными войнами. В одном из магазинов случайно увидели маску-шлем Тарт Вейдера. Довольно грозная игрушка, но, учитывая увлеченность этим кино, я позволила себе сделать этот подарок.



Екатерина Лазарева : Татьяна с Мишей вспоминают о самых ярких событиях года.



Татьяна Шилова : Мы жили в деревне. К нам в деревню приехали художники на пленэр. Она зачастую рисовали нас. Мне было тогда 12 лет, сестре моей было, наверное, лет 9. И вот один раз нас запечатлел один из художников. Прошло уже с того времени очень много лет, если точнее, то 20. И вот в этом году эта картина вдруг объявилась на выставке областного художественного музея. Ее случайно увидела моя сестра.



Миша : В этом году я начал писать книжку. Книжка в жанре фэнтэзи. Сама выдуманная мною. Будет про приключения, про странствия, дружбу.



Екатерина Лазарева : В семье Евдокимовых украшение елки – также одна из добрых традиций, но ей предшествует другая, не менее важная. Рассказывает Татьяна Евдокимова.



Татьяна Евдокимова : Мы дружно наводим порядок даже в тех местах, куда не заглядывали очень долго. Потом составляем примерное меню для новогоднего стола. Составляется список, который передается из рук в руки, где пишет первый, второй смотрит и добавляет то, что на его вкус не хватает. И так получается приличный список, но с учетом всех пожеланий. Обязательно все принимают участие именно в подготовке всех этих блюд, в покупке всех продуктов. Конечно, подарки друг для друга. Мы поступаем так – друг друга просим назвать три какие-то вещи, которые нужны и хотелось бы получить в подарок, а остальные выбирают из этих трех вещей.



Екатерина Лазарева : А главным подарком для семьи в этом году будет приезд папы, который уже несколько месяцев находится на вахте. И вот, когда все близкие соберутся за праздничным столом, вспомнится все хорошее, что подарил 2006 год.



Татьяна Евдокимова : Приятное событие, наверное, для мужа то, что он сменил сферу деятельности своей. Мы успели отремонтировать комнату для сына, сменить некоторую мебель. У меня прошла аттестация, причем, как у учителя и как у заместителя директора на высшую категорию.



Екатерина Лазарева : Обе семьи и Шиловых, и Евдокимовых – оптимисты. Они стараются не отвлекаться на неприятности, а потому и в будущее, в Новый год, смотрят с надеждой и верой только в самое хорошее и доброе.



В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:



Выставка «Встречай» в Доме-музее Павла Кузнецова – это воспоминание о встречах за чаем. А поскольку открылась она на Рождество, посетители, а лучше сказать друзья музея пришли с подарками – печеньем, пирогами и баночками варенья. Художник Николай Храпун принес в дар музею не только домашнее печенье, но и старинную форму для его выпечки в виде розочки, найденную на развалинах старого дома.



Николай Храпун : Какая-то аура наверняка существует у старых вещей, накопленная энергетика. Занимаюсь антиквариатом, интересуюсь давно еще с училища. Ходили с друзьями по старым домам, сносящимся, находили очень интересные вещи, которые, если бы не мы, они попали под бульдозер, исчезли бы. Печенье моя мама испекла.



Ольга Бакуткина : Директор художественного музея имени Радищева Тамара Градскова считает, что рождественские выставки у коллег получаются по особому теплыми.



Тамара Градскова : Выставки, которые проходят в Доме Павла Кузнецова, всегда поражают какой-то редкой сердечностью. Мы открываем эту выставку, посвященную чаепитию, самоварам, этому доброму и ласковому отношению друг к другу. Мы собирались часто своей семьей, собирались с друзьями и разговаривали, и как-то чувствовали себя нужными друг другу.



Ольга Бакуткина : Вот так за чаепитием и родилась идея выставки. Рассказывает старший научный сотрудник музея Ольга Бельская.



Ольга Бельская : Пили чай, и была такая компания хорошая, было так хорошо друг от друга, от общения, от теплоты взаимоотношений. И вот в этот момент родилась идея – а почему бы нам не сделать выставку чая?



Ольга Бакуткина : Главная экспозиция посвящена самоварам – не спешному чаепитию из чашек кузнецовского фарфора под граммофонные пластинки. Следующий зал – быт советский: газовая плита, чайник на конфорке и подстаканники. Современное чаепитие – это чайный пакетик в бокале. Рассказывает Ольга Бельская.



Ольга Бельская : И чем дальше, тем как бы трагичнее. В конце концов, мы пришли к компьютеру. Достаешь какие-то бумаги, подписываешь их быстренько, выпиваешь чашку кофе, взбодрился, побежал. Все очень быстро и суетно. А чай подразумевает неспешность и компанию.



Ольга Бакуткина : Чаепитие в русской традиции – непросто застолье, а чаще разговор о самом главном в твой жизни и в жизни страны. Поэтому обычный подстаканник – это целая эпоха и короткий отрезок твоего собственного детства. Вспоминает главный редактор нижневолжской студии кинохроники Татьяна Зорина.



Татьяна Зорина : У меня была бабушка, которая приходила к нам по праздникам. Сахар был большими головами, и были маленькие щипчики, которые мне ужасно нравились, но нам их никогда не давали, потому что мы все время хотели их применить не по назначению. И они вот этот сахар кололи вот этими щипчиками. Мы сидели и смотрели, как они это хитро делают. Еще был у бабушки двоюродный брат – дед. Он любил пить только из подстаканника. В доме был один подстаканник, который давали только тогда, когда приходил дедушка Николай. То есть со всеми этими предметами, наверное, в каждом из нас связан какой-то мир. Может быть, мы бы не вспомнили его и не ощутили вот эту теплоту, которая где-то в нас спрятана, если бы в этот момент, сейчас, на этой выставке не взглянули на похожий подстаканник. Сейчас смотрела и искала – где похожий подстаканник? Я нашла.



Ольга Бакуткина : Может быть, рождественские выставки так удаются музею, потому что в создании экспозиции участвуют все его друзья. Говорит врач и художник Алексей Трубецков.



Алексей Трубецков : Хороший музей. На Рождество всегда выкладываются по полной программе. Они растрясают на интересные предметы, которые при желании можно назвать артефактом всех своих обильных друзей. Весь город несет что-то совершенно замечательное и интересное. Конечно, Рождество становится особенным праздником.



Ольга Бакуткина : Главная задача сотрудников Дома-музея Павла Кузнецова – сохранить не только память о художнике, но саму атмосферу жилого дома. Здесь каждый желающий может побренчать на стареньком пианино, а все посетители выпить чаю с подаренными на Рождество сладостями.



В эфире Беслан, Алан Цхурбаев:



Слышен детский смех



Алан Цхурбаев : У Владислава и Дзерассы Туаевых растет дочь Валерия. В прошлом году она только начала ходить в детский сад, но не Беслана. Родители предпочитают возить Валерию во Владикавказ. Маленькая квартира, в которой живет молодая семья Туаевых, расположена на другом краю города от печально известной школы номер 1. Трагедия сентября 2004 года не коснулась их напрямую, но заставила серьезнее относится к безопасности своих детей.


Ушедший год внес много перемен в их жизни. В семейном кругу молодые вспоминают об оставшихся в прошлом событиях и делятся впечатлениями.



Дзерассе Туаева : У меня появилась куча свободного времени, так как я отдала Леру в садик. Я наконец-таки занялась собой, я наконец-таки занялась своим здоровьем и стала заниматься опять любимым делом – я стала рисовать.



Алан Цхурбаев : Дзерассе Туаевой всего 20 лет. До того как родить два с половиной года назад дочь, Дзерасса обучалась в художественном училище Владикавказа. Своим любимым художником она называет Сальвадора Дали, а свои картины абстрактными. Именно в этом стиле выполнена ее последняя картина, которую Дзерасса подарила своему мужу.



Дзерасса Туаева : Я написала мужу картину – беременную девушку, она еще без названия.



Алан Цхурбаев : У Валерии недавно был первый в ее жизни утренник. Дзерасса рассказывает это, не скрывая радости.



Дзерасса Туаева : Это первый Дед Мороз, которого она увидела в своей жизни, и нам очень понравилось. Мало того, что она танцевала, пела, играла с игрушками … Это самый балованный ребенок, которого я видела на свете. Мало того, что она разговаривает на собственном языке, она разговаривает каждую секунду, она что-нибудь должна сказать.



Слышен детский лепет



Алан Цхурбаев : Дзерасса с содроганием вспоминает ужасный сентябрь 2004 года.



Дзерасса Туаева : Так как у меня уже был ребенок, и ему уже было пять месяцев, я думаю, что любая девушка, тем более мать, она хоть что-нибудь да ощущала. А если это происходит настолько близко к тебе, я думаю, что ощущения были не самые лучшие. Я думаю, у нас в городе все переживали, потому что это непосредственно касалось всех. Если не было там близких друзей, то были просто знакомые, если не знакомые, то родственники, не важно. Ну, ощущения были просто ужасные.



Алан Цхурбаев : На Новый год Дзерасса постаралась сделать своему мужу оригинальный подарок.



Дзерасса Туаева : Я решила сделать ему сюрприз – он не знает, что я знаю про его стихотворения. Я их у него украла, отксерила и решила сделать ему переплет его стихотворений.



Алан Цхурбаев : Мужу Дзерассы Владиславу 22 года. Он занимается на местном телевидении видеомонтажом и компьютерной графикой. Первое, что вспоминает отец семейства из ушедшего года это повышение зарплаты, но, подумав, вспоминает и более важные вещи.



Владислав Туаев : Прошедший год он стал поворотным. В прошлом году я закончил университет, математический факультет. Я закончил математический факультет, достаточно неплохо я его закончил и поступил в аспирантуру на факультет педагогики. Хотя в принципе это может показаться достаточно странным, но я считаю, что поступил правильно».



Алан Цхурбаев : Владислав старается не отставать от Дзерассы в оригинальности и рассказывает о своем необычном подарке.



Владислав Туаев : Маленькие голубые цветочки, по-моему «Незабудки» или «Анютины глазки», посаженые в половинку кокоса.



Алан Цхурбаев : Новый год семья Туаевых встретила дома, в гости к ним пришли только самые близкие друзья. По словам Дзерассы, в этот раз праздничный стол обошелся без традиционного салата «Оливье».



Дзерасса Туаева : Эксклюзивная кухня – крабовый салатик, салатик с сухарями.



Алан Цхурбаев : Среди развлечений, которые были в этом доме на Новый год, молодые вспоминают свое излюбленное – песни под караоке.



Звучит песня караоке



В эфире Орел, Елена Годлевская:



«Губернатор, где обещанная доплата в 1 тысячу рублей?», «Хотим жить, а не доживать», «Требуем повышения базовой пенсии в пять раз». С такими плакатами члены общественной организации «Дети войны» встречали руководителей областной администрации Орловской области и депутатов облсовета у входа в административное здание местной власти.


Общественная организация «Дети войны» появилась в Орловской области в декабре прошлого года, когда более 18 тысяч пенсионеров объединились для защиты своих материальных прав. Это те люди, чье детство прошло на оккупированных территориях в годы Великой Отечественной войны. Их пенсия составляет 2-2,5 тысячи рублей, несмотря на то, что трудовой стаж 35-40 лет. Вот что говорит председатель общественной организации «Дети войны», пенсионерка Ольга Чех.



Ольга Чех : Объединились именно люди старше 60 лет, которые не могут согласиться с тем, что они почему-то малоимущие, пытаются как бы дать бесплатный проездной билет, которым мы не пользуемся, поскольку в Орле нет муниципального транспорта почти. Мы все ездим на маршрутках по 8 рублей. Нам дают талончики на обед 15-рублевые. Так они о нас заботятся. Кому-то могут дать талончик на стрижку на простую, талончик 30-рублевый на починку обуви старой, обуви, которая куплена еще 15 лет назад. И вот это все, конечно, возмущает.


Почему мы назвались «Дети войны»? Потому что все те, кто вошел в организацию, были на оккупированных территориях СССР. Требования наши какие? Был принят проект к Закону «О ветеранах» - добавить по 1 тысяче рублей всем тем, кто был на оккупированных территориях СССР. Этот закон был отправлен в Москву, потом он вернулся назад. Федеральных денег нет, региональных денег нет. И вот целый год они нас отфутболивают, никто на нас внимания не обращает. Теперь мы стоим пикетами, чтобы все-таки к нам вышел губернатор или его заместитель и объяснил, что нам ждать? Делаешь вывод, что власть Орла просто на самом деле объявила нам войну. Никакой работы, никакого сочувствия у властей Орла к нашим проблемам абсолютно нет.



Елена Годлевская : В этом году это уже третья протестная акция «Детей войны». Весной под давлением стариков и общественного мнения губернатор области Егор Строев был вынужден обратиться к депутатам облсовета с предложением как-то помочь пенсионерам. К слову, при желании местных властей средства для этого можно было бы найти без особого труда. Прибавить «Детям войны», которых в области насчитывается около 50 тысяч по 1 тысяче рублей к пенсиям, 10-миллиардному областному бюджету по силам. Для сравнения: на будущий, 2007 год, на содержание аппаратов местных администраций запланировано более 580 миллионов рублей. Пикетчица Тамара Белова возмущена:



Тамара Белова : Я получаю 2953 рубля. В нашей области последнее десятилетие практически закрылись все заводы, производства нет, сельское хозяйство полностью в упадке. Привозим инвестиции! Для чего? Для того чтобы привести свиней или коров купить где-то. Мы житница! Быть бедным, несчастным на такой земле, люди, которые управляют нами, или бесконечные дураки – простите за это – или воры непролазные.



Елена Годлевская : Надо сказать, что впервые за год акцию протеста стариков не проигнорировали. К пикетчикам вышли депутаты облсовета – фермер Владимир Тихомиров и бывший учитель Егор Щикотихин. Владимир Тихомиров обещал передать требования пикетчиков губернатору. «Скажите ему, что мы еще живы!» - кричали старики.



Владимир Тихомиров : Я сам ребенок войны и помню, как эти люди мучались, как жили в землянках, когда освободили в 1943 году от немецко-фашистских захватчиков, как они восстанавливали народное хозяйство. На детях войны строилась, поднималась из разрухи страна. На сегодняшний день, в каких условиях они живут?! Власть практически этих людей бросила – бросила в нищете, в голоде. Те требования, которые они на сегодняшний день выдвигают, это минимально. Что такое 1 тысяча рублей к пенсии? Да это практически для областного бюджета ничего. Деньги для этого есть. Нет желания, нет воли помочь им.


Пикетчики просили передать письмо-обращение губернатору Егору Семеновичу Строеву. Я передал это письмо. А какое будет решение, трудно сказать. Но если он внесет на заседание областного совета – внести строчку в оплате детям войны по 1 тысяче рублей к их трудовым пенсиям – это решение будет принято областным советом положительно. Но никто такого решения не вносит! По нашему регламенту, по нашему уставу законодательной инициативой обладает только губернатор.



Елена Годлевская : А пока решение не принято, орловские «Дети войны» решили пикетировать здание обладминистрации ежедневно.



В эфире Липецк, Андрей Юдин:



Игорь Мариновский : Мы с супругой относимся к новолипчанам. Вместе с супругой работаем на Новолипецком комбинате.



Андрей Юдин : Новый год для супругов Нины и Игоря Мариновских является юбилейным годом. 17 января 2007 года исполнится 20 лет их совместной жизни. Супруги Мариновский работают на Новолипецком металлургическом комбинате 25 лет. Они продолжают семейные традиции, поскольку их родители тоже были металлургами. Как вспоминает Нина Мариновская, знакомство с будущим супругом произошло благодаря самому обыкновенному случаю.



Нина Мариновская : Знаете, раньше ездили в колхоз от цехов на картошку. Мы работали раньше в одном цехе. Поехали на картошку, там и познакомились. Глаза мне его понравились – большие такие, умные.



Игорь Мариновский : Через три недели у нас будет годовщина с супругой нашей свадьбы – 20 лет совместной жизни. Я считаю, что 20 лет совместной жизни мы прожили нормально. Дети уже взрослые. Это наш итог совместной нашей с супругой жизни.



Андрей Юдин : Как считает глава семьи Игорь Мариновский, прошедший год был удачным для всей семьи. А дети продолжают семейные традиции.



Игорь Мариновский : У нас есть двое детей. Сыну у меня будет 19 лет, зовут Александром. Он учится на 4 курсе металлургического техникума. Учится он на прокатное производство. У него есть желание поступить в институт. Дочери 16. Ее зовут Леной. Она студентка 2 курса техникума при Воронежском экономико-правовом институте. Учится в 11 классе, заканчивает школу. Впереди выпускной – большой праздник для девочки. Мы, родители, должны будем похлопотать – платье, туфли. Но это приятное событие.



Андрей Юдин : Игорь Мариновский сам является студентом.



Игорь Мариновский : Я студент 4 курса Московского института радиоэлектроники. Сейчас учусь. Кстати, сессию сдал на отлично. Повышаю свою квалификацию. Относительно год можно считать удачным – дети хорошо отучились, папа показал свой пример, неплохо учится, скажем, на красный диплом идет.



Андрей Юдин : Готовятся к Новому году в семье все вместе. И, как говорит Нина Мариновская, елку наряжают дружно. Даже кошка Дося помогает.



Нина Мариновская : Елку наряжаем всей семьей. Кто-то ее соберет, кто-то поставит. Папа у нас любит гирлянду вешать. Это его хобби, чтобы везде были огоньки, со всех сторон. Мы с дочкой вешаем игрушки. Кошка помогает – дергает дождик. Мишура, дождик – все блестит. Она дергает и стаскивает.



Андрей Юдин : По мнению хозяйки дома Нины Мариновской, Новый год для них – это действительно семейный праздник, поскольку уважаются вкусы и настроения каждого члена семьи.



Нина Мариновская : Накрыть хороший стол, поставить красивую елку, детям и мужу подарки купить. Встречаем Новый год дома, за столом всей семьей. Дети взрослые – потом идут в свои компании. Уже после мы можем к кому-то в гости сходить, или к елке, или куда-то. Я готовлю любимые блюда детей. Заказывают, какие им салаты сделать. У нашего папы – это селедка «под шубой» традиционное блюдо. Саша любит грибы. Девочка наша диету соблюдает, что послаже, что повкусней. Фрукты, овощи, тортики, пирожные.



Андрей Юдин : Каждый Новый год семья собирается у экрана телевизора. В семье стараются увидеть любимые фильмы и новогодние телепередачи.



Игорь Мариновский : Страшилки, стрелялки мы их не любим. Заведено… Жена приучила так, если на экране показался револьвер или насилие, мы практически эти фильмы не смотрим. Да, их и неинтересно смотреть. «Ирония судьбы или С легким паром» - легкий, веселый фильм. Его смотрим с интересом. Обычно этот фильм показывают буквально за час – за два до Нового года. А потом садимся провожаем Старый год и через какое-то время встречаем Новый год. Новогодние праздники еще нравятся тем, что показывают старые советские фильмы. Практически все старые советские фильмы хорошие, учат доброму, вечному. Их интересно смотреть.



Андрей Юдин : А еще в семье Мариновских любят сказку и легенду о добром Дедушке Морозе.



Игорь Мариновский : Дедушка Мороз – уважаемый персонаж. Почему бы не верить?! Это добрая, нормальная сказка. Надеемся он нам принесет самое положительное и доброе, что у нас все будет хорошо.



Андрей Юдин : Кто же в семье для детей выполнял роль Дедушки Мороза сообщила по секрету мама семейства.



Нина Мариновская : Пытался стать Дедом Морозом. Подарки всегда дарил, под елочку так аккуратно положит, дети утром встают и находят подарки.



Игорь Мариновский : Теперь дело за детьми, чтобы у них было все хорошо.



В эфире Пятигорск, Лада Леденева:



«Историей детских радостей четырех поколений» называет семейную коллекцию елочных игрушек научный сотрудник Пятигорского музея-заповедника Лермонтова Александра Коваленко. Их собирали бабушки и дедушки и родители ее мужа. Сегодня традицию продолжают сын и внуки.



Александра Коваленко : Фактически это жизнь поколений. Как страна наша развивалась, собственно говоря, все это нашло отражение в этих самых елочных игрушках. Потому что мы все знаем, что в конце 30-х годов только разрешили у нас в стране вновь елки украшать. А потом наступила война. А после войны это было время, когда страна вставала и шла по какому-то другому пути. Всем людям, конечно, хотелось и радости, и счастья. Самое главное, радость и счастье своим детям. Поэтому как только появлялась какая-то маленькая возможность устраивать елки, их, конечно, устраивали.



Лада Леденева : Самая первая елочная игрушка появилась в семье Коваленко сразу после войны.



Александра Коваленко : Это старая керосиновая лампа под темно-синим абажуром. Мои внуки, когда видят ее, спрашивают – бабушка, а это что такое? А младший говорит – это грибок. А я ему говорю – нет, это не грибок, это керосиновая лампа под абажуром. Они понятия не имеют, что это такое.



Лада Леденева : К концу 30-х годов в Советском Союзе вновь разрешили наряжать запрещенную елку - пережиток буржуазного прошлого. Правда, из рождественского дерева она превратилась в символ Нового года. Вифлеемскую звезду на верхушке заменила звезда Кремлевская, а на смену фарфоровым маркизам пришли картонные шишки, белочки и зайцы, склеенные из двух половинок и выкрашенные в серебристый цвет.



Александра Коваленко : Украшение елки – это был такой праздник! Наверное, даже больше, чем Новый год. Наверное, дедушки, бабушки и прадедушки, прабабушки вспомнят, как они акварельными красками красили полосочки, из тетрадочных листочков вырезанные, в разные цвета. Потом склеивали и получались замечательные цепи, которыми подвешивали. Потом вату специально покупали в аптеке. И вот эти комочки ваты вешали на ниточки под потолок. Ватой обязательно украшали всю елку, чтобы казалось, что она в снегу.



Лада Леденева : Из года в год елочная мода менялась, и каждая веха в истории государства находила в ней свое отражение. Дореволюционные воздушные шары перемешались с дирижаблями с советской символикой - молотом и серпом.



Александра Коваленко : И вот эти игрушки – дань времени. Конечно, не обязательно такие, были еще со звездами. А еще у нас есть шар, такой неуклюжий, стеклянный. Выдули его как-то криво и покрасили как-то неблестяще. Но мы им очень-очень дорожим, потому что тоже дань времени. Кукуруза. У нас есть кукуруза. Мы всегда потешаемся, всегда вспоминаем Никиту Сергеевича Хрущева. Тоже самое космонавт. Это тоже традиция того времени, когда Юрий Гагарин полетел.



Лада Леденева : На Руси рождественские елки украшали 12 свечами - по числу месяцев в году и апостолов у Христа. В коллекции Александры Коваленко таких свечей нет, зато сохранились подсвечники: маленькие, на прищепках - последний «писк» новогодней моды 70-х.



Александра Коваленко : Уже в этой части были очень интересные игрушки. Потому что они не просто вешались на лапки, они были с прищепками. Они становились вертикально.



Лада Леденева : Поскольку, технология изготовления елочных шаров была довольно сложной, первоначально игрушки делали из стеклянных трубочек. Особенно популярными были бусы, звезды-верхушки, собранные из отдельных деталей, и парашюты с десантом. В коллекции Александры Николаевны в роли парашютистов выступают крохотные косолапые мишки. Настоящим открытием для взрослых и детворы стала первая электрическая елочная гирлянда.



Александра Коваленко : Наша первая гирлянда была замечательной. Представьте себе начало 50-х годов! Какие гирлянды! Кто бы там об этом говорил! Но у нас были умельцы. Брали лампочки от фонариков маленькие такие. Их припаивали к проводу, и вот эти фонарики зажигались. Боже мой, какая это была красота необыкновенная!



Лада Леденева : Во времена тотального советского дефицита главным атрибутом новогоднего праздника были мандарины. Их клали по два в каждый из пакетов с карамелью и яблоками, и бесплатно раздавали такие подарки в школах и детских садах. А шоколадные конфеты (тогда тоже редкость) вместе с грецкими орехами вешали на елку.



Александра Коваленко : «Ласточка», «Весна». Какие красивые были, казалось, эти обертки. Когда сейчас посмотришь, какой ужас по сравнению с тем, во что сейчас завернуты конфеты. Но это была такая радость, когда ты получал вот эту конфету. Конфеты обязательно вешали вместе с игрушками. А орехи раскалывали так, чтобы он не ломался, вынимали сердцевину, отдавали бабушке. Все это шло в тесто. Бабушка готовила пироги. А потом внутрь вставлялась ниточка с петелькой, все это склеивалось конторским клеем, потому что другого клея не было. Брались обертки от конфет серебряные. И вот этим всем это покрывалось. И вывешивались таким образом.



Лада Леденева : У стеклянных послевоенных игрушек часто ломались крепления. Их заботливо лечили при помощи обыкновенной спички, которую вставляли внутрь шара, привязывая к ней петельку из нитки. Если елочное украшение разбивалось вдребезги, его не выбрасывали.



Александра Коваленко : Хотя сейчас это, конечно, звучит невероятно дико, но когда игрушки разбивались, их не выбрасывали. Когда девочки делали какой-нибудь костюм Снегурочки или Снежиночки, эти осколки стекла крахмалом приклеивали на эти кокошники или на платьица. Это было настолько красиво! Это было настолько здорово!



Лада Леденева : Сегодня в коллекции Александры Коваленко около сотни экземпляров. Самые редкие из них хранятся на полках. Теми, у которых есть дубликаты, каждый год украшают елку, собирая в гроздь и подвешивая на почетное место - к самой верхушке.



Александра Коваленко : Понятно, что сейчас и эксклюзивные, и дорогие, и роскошные, но они, игрушки, не для всех. Честно говоря, я на них смотрю на эти пластмассовые игрушки, как-то они душу не греют так, как грели те наши первые игрушки нашу душу.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Лариса Давыдова – художник. К ее работе «Автопортрет с ангелом–хранителем» в обычное описание, где холст, размер, дата, хочется вписать ее детские воспоминания: «Я помню, как посредине комнаты у нас висела икона. Именно посредине, а не в углу. Я постоянно смотрела на нее, и мне казалось, что ОН тоже смотрит на меня. Я замирала от ужаса и восторга. Мама была верующая, и я с детства знала, что Бог есть. Я знала, что со мной Ангел-хранитель, и я даже слышала шорох его крыльев. Я об этом рассказала ребятам в детском саду. Потом маму вызвали к директору и ругали, чтобы не говорила ребенку глупости».


Мы с Ларисой Алексеевной перед другой ее работой - там ее дед, которого она живого и не знала.



Лариса Давыдова : Как раз эта картина – это личность простого солдата в колесе истории. Трагическая судьба всей России и трагическая судьба всех людей. Это мой дедушка, который воевал в Первую мировую войну, Отечественную войну и гражданскую войну. Вся его жизнь – это сплошная война. Это то, что дал нам ХХ век. Это сплошная война. Как раз, если говорить о картине, 1915 год и где-то 1943 года, это единственное, что мужчина того поколения имел – это котомку за спиной, фотографии и ключи от дома. Все. Больше ничего . Я с ним как с дедушкой не встречалась. Он умер рано. Это был грамотный, умный человек, у которого, я думаю, что судьба сложилась бы иначе. Может быть, он был бы блестящим человеком той эпохи. Но она не сложилась в силу обстоятельств судьбы России.



Вера Володина : И все же Ларису, как художника восхищает оптимизм соотечественников. Да, жизнь как выживание, но ощущение полноты жизни есть и в малом. Она вспоминает отца, высшего разряда слесаря-лекальшика, который даже участвовал в работах для космоса.



Лариса Давыдова : Оптимизм. Получить даже с того, с чего другие бы, например, европейский человек, не получил. Он может радоваться, как мы, например, отец, любой погоде. Просто радостно, что идет дождь. Это красиво. Опадают желтые листья, что весна. Творческое качество, можно сказать. Из малого можно получить что-то. Когда я дарила отцу, когда он совсем был старенький (83 года ему было), я ему дарила мягкие носки, он из одевал, рассматривал и говорил: «Ну, какая прелесть. Как же они мягки!». Понимаете?! Несмотря на трагизм положения, я считаю, что тот оптимизм, который заложен в русском человеке, даст ему возможность выйти из этих каких-то кризисных и тяжелых моментов. Я смотрю в будущее с оптимизмом тоже.



Вера Володина : Немножко из прошлого - тоже воспоминания. Как ее, молодого еще живописца, встретили старожилы художественных мастерских – с заданием написать портрет Ленина в детстве. Заказ выгодный и высокооплачиваемый, а ловушка была в том, что если художник не занимался этим специально, то не мог по канонам ленинианы правильно сделать эту работу. А Лариса Алекссевна от работы отказалась, заявив: «Я Ленина в детстве не видела и писать его не буду». А вот деда своего написала, хотя тоже не видела, но чувствует, и его, и человеческую трагедию этих поколений.



Лариса Давыдова : Вообще, человек в потоке времени. Он, конечно, изменяется, но в сущности, если взять, у человека со своими интересами, со своим мироощущением он разный. Но со своими желаниями, с этой точки зрения, он остается прежним. Если взять ХХ век, весь ХХ век, то можно сказать, что это трагический век для русского человека. Мне кажется, что трагизм ситуации пока не изменился, потому что пожилой человек брошен. В принципе, они поставлены перед ощущением выживания, просто выживания. Поэтому ничего не изменилось. Для меня, например, это ничего не изменяет.



Вера Володина : Еще из детских воспоминаний, детских, в которых пока нет чувства трагедии: «Я себя помню очень маленькой, когда только начала ходить. Мы жили в старом деревянном купеческом доме в маленькой светлой и чистой комнате на втором этаже, окна выходили на восток, и в оконных наличниках всегда жили воробьи или ласточки. Я просыпалась с чириканием этих птиц с первыми лучами солнца. Я помню этот свет. Так начиналось утро, утро настоящего детского счастья. Из нашего окна были видны корпуса Зингера. Они казались мне сказочными замками. А с другой стороны Троицкий собор и его колокольня. И этот пейзаж мой пейзаж», - говорит Лариса Давыдова, художник из Подольска.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Светлана Брайко : Я вообще люблю, когда иней на деревьях. Идешь вечером домой, как в сказке – деревья белые, огоньки горят, снежок идет.



Елена Стрельникова : А в жизни Светлане Брайко не до сказок. 13 лет в хуторе Чулошниково Оренбургской области она проработала оператором машинного доения, а последние два года трудится свинаркой на местной ферме.



Светлана Брайко : Красавчики какие лежат. Смотришь за ними, как за малыми детишками, чтобы здоровенькие были. Корма есть у нас. Корма хорошие всегда.



Елена Стрельникова : Всего же под присмотром у Светланы Брайко 400 поросят.



Светлана Брайко : Кушать, кушать, мои золотые.



Елена Стрельникова : А вот с пословицей «свинья везде грязь найдет» Светлана Брайко категорически не согласна.



Светлана Брайко : Да, это так говорят, а они любят чистоту. Они не лягут, где грязно. Они ложатся, где сухо.



Елена Стрельникова : А какой характер у свиньи, вот интересно?



Светлана Брайко : Разный, также как и люди. Есть жестокие, есть добрые. Также и поросята.



Елена Стрельникова : Дома у Светланы Брайко еще два поросенка. В общем, так же как во всех личных подсобных хозяйствах села Чулошниково.



Светлана Брайко : Вот под Новый год вчера зарезали хрюшку. Мясо будет. Как в колхозе без своего хозяйства? И коровка есть, и поросята есть, и куры есть, свои яйца.



Елена Стрельникова : Из-за засухи вот уже третий год урожай на зерно в восточных района Оренбургской области минимальный – 7-9 центнеров с гектара. А вот свиньям погода ни по чем. Фермер из Новоурского района Петр Кабаев не только занимается свиноводством, но и соседей к этому делу подключил. Собрал всех в кооператив, выдал каждому пайщику по поросенку и пошел в банк открывать кредит на льготных условиях



Петр Кабаев : Прошлый год начали – национальный проект, национальный проект. Я Нового года дождался. Думаю, надо зацепиться за него, чтобы свиней разводить полноценно, надо кормовую базу создать. А раз кормовую базу создать, надо технику в первую очередь. А технику сейчас приобрели, я полторы тысячи гектар вспахал первый раз за десять лет. Уже задел есть будущего урожая. Зерно ничего не стоит. Хоть на свинине будем вылезать. А просто своих пайщиков… У них же ничего больше нет. Многие не работают. Вот хочу еще в привязку, чтобы поросятами занимались, у кого, конечно, сарай полноценный или помогу сарай построить или достроить.



Елена Стрельникова : «Чем год уходящий запомнился?» – спрашиваю я Светлану Брайко. «Да ничем особенно», - отвечает. Сельская жизнь вся в работе. Правда, в этом году работу Светланы Алексеевны отметили даже на областной уровне. Вручили приз – машинку стиральную.



Светлана Брайко : В моей жизни первый раз такой приз. Я очень довольна этим. Пока еще нет квартиры. Пока еще своя работает. У меня дочка. Ей 19 лет.



Елена Стрельникова : Дочь Евгения сейчас учится в городе на бухгалтера, сын Алексей там же - на автомеханика. Муж раньше рулил на чулошниковском молоковозе, сейчас переквалифицировался в строителя. «Я счастливая женщина», – говорит Светлана Брайко.



Светлана Брайко : Я на свою жизнь не могу пожаловаться. Все как-то идет своим чередом. Муж не пьет, дети хорошие. Зарплату получаю. Что еще надо для жизни?



Елена Стрельникова: А на Новый год семья Брайко вместе с городскими и деревенскими родственниками традиционно соберется за родительским столом. Здесь же в Чулошниково, говорит Светлана.



Светлана Брайко : Братья приезжают. Фирменное блюдо у нас обычно – бишмара, а также пельмени делаем, манты, салаты, «Оливье» обязательно.



Елена Стрельникова : Песни поете за столом?



Светлана Брайко : Да, у меня даже есть сборник.



Слышна песня «Мороз»


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG