Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Первый император». Блестящий провал оперы Тан Дуна


Тан Дун в своей опере пытался добиться духовного синтеза Востока с Западом

Тан Дун в своей опере пытался добиться духовного синтеза Востока с Западом

В одном из ведущих оперных театров мира — нью-йоркской Метрополитен Опера (The Metropolitan Opera), овеянном славой оперных гениев, состоялась одна из самых необычных премьер. Опера «Первый император» была заказана театром американскому композитору китайского происхождения Тан Дуну, лауреату премий «Грэмми» (Grammy Awards) и «Оскар» (Oscar Awards) за музыку к фильму Энга Ли «Тигр и дракон». Это произведение подавалось как новаторская попытка поиска нового формата в традиционном жанре.


О том, как прошла премьера рассказывает обозреватель Радио Свобода Александр Генис: «Эта премьера необычна уже потому, что в нее вложено очень много — и денег (постановка обошлась в два миллиона), и надежд. Директор-дебютант The Metropolitan Opera Питер Гелб надеялся привлечь в свой огромный зал молодых зрителей. Ради этого и был приглашен постановщиком лучший режиссер китайского кино, автор таких красочных боевиков, как "Герой" и "Дом летающих кинжалов" Чжан Имоу. Эту оперу нужно видеть, а не только слышать, что должно привлечь поколение, привыкшее воспринимать музыку с помощью видеоклипов».


— Ну и как, пришла молодежь?
— Пришла! Причем, в основном — китайская. Что говорит о другой стороне проекта — политической. Еще когда Тан Дун приглашал в соавторы либретто своего соотечественника Ха Джина (видного американского прозаика, живущего в Бостоне), то он объявил «Первого императора» знаковым событием в жизни большой и успешной китайско-американской общины. Впервые на сцене главного театра страны идет настоящая китайская опера.


— Ну не такая уж это новость. У нас есть «Принцесса Турандот», да и Пекинскую оперу теперь привозят в Нью-Йорк.
— Верно, но «Первый император» — не ориенталистская фантазия, и не экзотическая эксцентрика. Тан Дун хотел добиться универсального синтеза — духовного брака Востока с Западом.


— Брак удался?
— Как говорил в таких случаях Фолкнер, это был «блестящий провал». О размахе замысла можно судить по сюжету. Даже те, кто плохо учился в школе, знают главного героя по нескольким фильмам. Это — зловещий Цинь Шихуанди (Цинь Ши Хуан Ди, Цинь Ши Хуан), впервые объединивший Китай и построивший Великую стену. Герой, знаменитый и одиозный, показан тираном и маньяком, одержимым одной страстью. Мечтая о мире и добре, он сеет зло и смерть. Конечно, в этом образе критики справедливо узнают Мао, от культурной революции которого пострадал и композитор, и постановщик оперы. Очень удачен центральный мотив оперы. Император требует написать торжественный гимн для своей новой империи, без которого страна не может достичь подлинного единства. Эта цель, столь удобная для оперного сюжета, вполне органична для китайского исторического сознания. Еще Конфуций говорил, что, исправляя нравы в государстве, надо начинать с его музыки.


— И как обстоят дела у Тан Дуна с музыкой?
— Увы, тут «брак» закончился разводом. Восточная часть партитуры, исполнявшаяся на древних инструментах, вроде бронзового колокола, водяной скрипки и барабанов с каменными палочками, звучит интригующе, таинственно, я бы сказал — завораживающе. Но остальная музыка, с большим старанием написанная в стиле классической оперы, оказалась никакой — музыкальные обои.Тем не менее, мировая премьера «Первого императора» добилась своего: на все спектакли билеты уже проданы. Похоже, что революция Питера Гелба приносит свои первые плоды.


XS
SM
MD
LG