Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белоруссия прекратила транзит российский нефти в Польшу и Германию


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Игорь Карней, Данила Гальперович, Юрий Векслер и Марат Дымов.



Андрей Шарый : Р уководство Белоруссии заявляет, что прокачка нефти по нефтепроводу “Гомельтранснефть “Дружба” остановлена по вине России. Генеральный директор предприятия Алексей Костюченко заявляет - российской стороной были официально предприняты три остановки перекачки нефти в направлении Польши, Германии и Украины. Однако решения по возобновлению транзита нефти так и не принято, если верить белорусскому предпринимателю. Как стало известно, в Москву для урегулирования нефтяного конфликта срочно выехала белорусская делегация во главе с первым заместителем министра экономики республики Владимиром Найдуновым. Из Минска передает корреспондент Радио Свобода Игорь Карней.



Игорь Карней : Вину за приостановление транзита нефти в Польшу, Германию и Украину по трубопроводу “Дружба” белорусское Министерство иностранных дел возложило на российскую сторону. “Давление на входе нефтепровода “Дружба” на территории республики понижено не по вине белорусской стороны”, – заявил представитель внешнеполитического ведомства Андрей Попов.


Генеральный директор предприятия “Гомельтранснефть “Дружба” Алексей Костюченко заверил - предприятие не имеет никакого отношения к инциденту. Как говорит Костюченко, он неоднократно направлял официальные сообщения в брянское отделение “Магистральных нефтепроводов “Дружба” о готовности к перекачке нефти во всех направлениях. Для этого, подчеркнул Костюченко, как минимум должны быть включены насосные агрегаты на российской территории. По версии белорусской стороны, приостановка прокачки нефти по трубопроводу “Дружба” объясняется нежеланием российской компании “Транснефть” уплачивать пошлину на транзит сырья по территории Белоруссии.


Напомню, что руководство Белоруссии в ответ на введение правительством России экспортной пошлины на поставки нефти в республику ввело с 1 января 2007 года таможенную пошлину в размере 45 долларов за каждую тонну нефти. Плательщиком пошлины, согласно постановлению Совета министров Белоруссии, является российская компания “Транснефть”. В соответствии с решением правительства, пошлина должна быть уплачена до перемещения нефти, а в случае неисполнения обязательств, плательщик несет ответственность в соответствии с налоговым законодательством Белоруссии. “Транснефть” пошлину не уплачивает, ссылаясь на отсутствие уведомления со стороны руководства России и существования соответствующих решений на двусторонней основе.


Независимый белорусский экономист Сергей Балыкин не исключает, что сначала газовый конфликт, а сейчас и нестыковки в вопросе нефтяных поставок могут привести к восстановлению таможенной границы между Белоруссией и Россией.



Сергей Балыкин : Давно было видно, что белорусско-российский союз не существует де-факто. Это какой-то юридически-политический урод, который существует на бумаге, но стороны при этом все больше и больше расползаются. И это вполне логично. Россия шатко-валко, но все же идет к рыночной экономике; демократии в России больше, чем в Белоруссии. Но большой заинтересованности в этом союзе нет ни у кого. В свое время белорусское государство, белорусские чиновники получили возможность зарабатывать деньги на границе. Однако эта дыра на границе она работает и в обратную сторону. К примеру, получая нефть из России без пошлин, Белоруссия перерабатывает ее на своих заводах, и далее продает на западных рынках. Россия решила, что она не будет финансировать белорусское экономическое чудо и, таким образом, она последовательно размежевывается с Белоруссией. И я не исключаю, что через некоторое время будет восстановлена таможенная граница между Белоруссией и Россией.



Игорь Карней : Косвенно настроения независимых экспертов разделяет и президент Александр Лукашенко. Накануне белорусский лидер заявил, что Белоруссия не намерена входить в состав “какого-либо другого государства”, желая жить в союзе с соседними странами, который строится на равноправной основе. При этом президент отметил “недопустимость шантажа белорусского государства”.


Субъекты хозяйствования заявляют о сложностях, которые являются прямым последствием работы в экстремальных условиях. Как говорит заместитель председателя государственного концерна “Белнефтехим” Владимир Волков, белорусские нефтеперерабатывающие заводы работают на так называемых “переходных” запасах нефти, завезенных в Белоруссию еще в прошлом году. Однако сколь долго может продлиться такое положение, чиновник не уточняет. Тем не менее, факт остается фактом – с 1 января 2007 года российскую нефть Белоруссия не покупает.



Андрей Шарый : Российская компания «Транснефть» призналась, что это она прекратила поставки нефти по нефтепроводу «Дружба» в Белоруссию, а также в Польшу и Германию. Об этом сообщает агентство «Рейтерс». Обсуждение возникшей ситуации в компании предлагают перенести на 9 января – первый рабочий день в России в 2007 году. По словам представителей компании, им пришлось перекрыть трубопровод из-за отборов нефти, который производила Белоруссия. Таким образом, вину за происходящее возлагают в Москве на Минск. В противоречивой российской реакции пытался разобраться корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович : Реакция России на известия о том, что российская нефть перестала доходить до Европы через Белоруссию, была гневной, но явно запоздалой и растерянной. Лишь во второй половине дня со своими объяснениями происходящего в новостях российских телеканалов появился глава компании «Транснефть» Семен Вайншток, это при том, что по его же словам, Белоруссия начала забирать себе предназначенную для Европы нефть еще на прошлой неделе. Руководитель «Транснефти» настаивает на том, что в Минске заранее готовились к такому отбору и даже полагались на еще не полученную в результате него нефть.



Семен Вайншток : Белорусская сторона отменила заключенные договора на поставку нефти на собственные нефтеперерабатывающие заводы на январь месяц. Потому что они предполагали, что они будут производить изъятие, несанкционированное изъятие. Это так дипломатическим языком называется то, что сегодня делает белорусская сторона. Мы предприняли все возможные меры по увеличению производительности других направлений.



Данила Гальперович : Семен Вайншток добавил, что вообще-то транзит – это «священная корова», которую трогать нельзя. Между тем «священную корову», только газовую, уже трогали ровно год назад в споре с Украиной. Но тогда ситуация была иной – в Киеве газ просто отбирали. Минск же под свои действия подвел таможенно-финансовую базу – Белоруссия ввела пошлину за транспортируемую нефть и моментально заявила, что, поскольку «Транснефть» эту пошлину не платит, то на Семена Вайнштока можно подавать в суд, как на контрабандиста. Вице-президент «Транснефти» Сергей Григорьев в интервью Радио Свобода говорит, что реагировать на действия белорусской стороны его компания будет, исходя из действующих двусторонних договоренностей:



Сергей Григорьев : У нас есть договор, который никто не отменял. Один из пунктов, что могут вноситься изменения по сборам, по повышению или по уменьшению, но только при условии, что обе стороны, проведя переговоры, подпишут такие изменения. Здесь введено в одностороннем порядке, то есть нарушены все договоренности. Факт…



Данила Гальперович : Обвинения, предъявляемые Минском его начальнику, Сергей Григорьев считает абсурдными:



Сергей Григорьев : Как можно предъявить Вайнштоку какие-то претензии, если, допустим, кабинет министров другой страны обязывает компанию, которая принадлежит другому государству, выполнить что-то?! Вы сами подумайте, как это может быть! То есть постановление принимает белорусская сторона, где обязывает "Транснефть" платить пошлину, к примеру. Ну, я не знаю, какие комментарии нужны к этому.



Данила Гальперович : Нефть - это все же не газ, за которым, как говорят эксперты, лично присматривает президент России Владимир Путин, и, возможно, поэтому реакции с самых верхних этажей российской власти пока не последовало. Но вполне компетентные и облеченные властью люди в Москве уже говорят о том, что в самом скором времени Александр Лукашенко может всерьез пожалеть о том, что сделали его подопечные.


Заместитель министра экономического развития Андрей Шаронов заявил в интервью радиостанции «Эхо Москвы», что действия Белоруссии являются, мягко говоря, необдуманными:



Андрей Шаронов : Конечно, есть ответные меры. Надо не забывать о том, что Россия для Белоруссии является крупнейшим рынком сбыта и экономическим партнером номер 1. Больше России никто в Белоруссии не покупает товаров, работ и услуг. Конечно, у нас есть возможности применить адекватные меры к белорусским производителям с тем, чтобы отстоять необходимость отмены вот этой незаконной пошлины.



Данила Гальперович : Действительно, в Москве очень много говорят о том, что если бы не российские финансовые вливания и дружественность в вопросах товарообмена, то никакой белорусской мебели, белорусской обуви и белорусских шампуней в Москве бы не продавалось, а сама белорусская экономика сдулась бы как лопнувший шарик. Но неожиданно оказалось, что Александр Лукашенко сидит, причем монопольно, на очень важной для России трубе: нефтепровод «Дружба» - это до 90 миллионов тонн перекачанной в Европу нефти в год. Кроме того, все помнят, что после скандала годичной давности с газом ухудшился в первую очередь имидж России, а не Украины. Дело дошло до того, что на предстоящей в конце января сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы будет рассматриваться вопрос об энергопоставках как инструменте политического давления.



Андрей Шарый : Европейская комиссия и правительство Германии требуют от России и Белоруссии подробного объяснения причин приостановок поставок нефти. Нефтяное беспокойство в Европе добавилось к беспокойству газовому. Из Берлина корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.



Юрий Векслер : Нефть из России покрывает 20 процентов потребности Германии. Но в целом реакция в Германии на инцидент взвешенная. В разъяснении министра экономики германии Михаэля Глоса говорится, что никаких проблем на ближайшее время для немецкой экономики в связи с приостановкой поставки нефти нет, так как у ненецких нефтеперерабатывающих заводов есть достаточно большие запасы сырья, к тому же существует немало других способов импорта нефти.


Тем не менее, политики всех партий уже высказались по поводу очередного срыва поставок энергоносителей с Востока. Как члены правящей коалиции, так и представители оппозиции призвали к поискам уменьшения зависимости от России. Руководитель фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фолькер Каудер и руководитель либералов Гвидо Вестервелле потребовали в свете происшедшего пересмотра решения отказа Германии в будущем от атомных станций.


Экономический эксперт социал-демократов Райнер Венд (Rainer Wend) видит в происшествии лишнее подтверждение правильности стратегического решения Шредера о прокладке нефтепровода по дну Балтийского моря. Теперь и критики Шредера должны, по мнению Венда, убедиться в том, насколько важно как можно быстрее построить этот нефтепровод.


От оценок действий России и или Белоруссии политики Германии пока воздерживаются. В отличие от политиков многие эксперты говорят об энергетическом шантаже, как о принципе политики «Газпрома» и о том, что характер этой политики меняться не будет. Одну из возможных на время гарантий для Запада в стабильности поставок и цен, прежде всего на российский газ, от которого Германия и Европа еще более зависимы, чем от поставок нефти, сформулировал недавно эксперт по энергоснабжению Хольгер Кравинкель.



Хольгер Кравинкель : «Газпром» остро нуждается в инвестициях, и имеет, возможно, затруднения по своевременной разработке и введению в строй новых газовых месторождений. В какой-то момент газа начнет не хватать, и он будет дорожать. Проблема «Газпрома» такова. Он имеет до 2010 года источники для поставки 500 миллиардов кубометров газа, а заключенные договора на поставку предусматривают более 700 миллиардов кубометров. Эта разница должна быть покрыта, и если новые месторождения не будут своевременно подключены, то при недостатке газа начнутся игры с договорами, и или поставки будут уменьшены или тем, кому газ будет поставляться, будут заметно повышены цены. Нужны крупные инвестиции и вопрос в том, может ли «Газпром» сам решить эти проблемы, или все же России следует ратифицировать Энергетическую хартию и представить возможности иностранным инвесторам с соответствующими гарантиями.



Юрий Векслер : По мнение многих наблюдателей, налицо уже сейчас признаки постепенного отхода правительства Ангелы Меркель от формулы «стратегическое партнерство». Как заявил в эти дни один высокопоставленный чиновник Министерства иностранных дел: «От России нет оснований ожидать позиции солидарности, а следует в отношениях с ней искать совпадения интересов и позиций в некоторых деловых вопросах».



Андрей Шарый : Рядом со мной в студии Радио Свобода обозреватель белорусской службы нашего радио Марат Дымов.


Марат, добрый вечер! Что можно сказать о перспективах российско-белорусского союза в контексте всей ситуации?



Марат Дымов : Добрый вечер! Ну, мы уже видим, что с ним происходит. В общем, белорусско-российский союз, кроме всего прочего, предусматривал таможенный союз, который в свою очередь означает, что стороны не взимают пошлины одна с другой. Как мы видим, по той же нефти, эти пошлины взимаются, да, причем, так, что нефти в итоге нет ни в Беларуси, ни через Беларусь. Скажем, по тому же газу существовало соглашение о том, что Беларусь будет получать газ по цене Смоленской области. Сейчас цена, мягко говоря, повыше, чем в Смоленской области. Тут можно упомянуть (тоже об этом мы говорим) «сахарную войну», которая тоже разгорелась между двумя странами, когда десятками вагонов на границе просто заворачивают в Беларуси. Россия не принимает сахар.


Но уже ведутся разговоры о том, что, может быть, чего-то попросить у России побольше за военные объекты, за РЛС, которые стоят в Беларуси. Уже есть комментарии, я знаю, российских военных, которые говорят, что, а, в общем, не сильно и надо. Можно и уйти оттуда.



Андрей Шарый : С политической точки зрения, означает ли это крах всей конструкции, как вы считаете?



Марат Дымов : Вы знаете, никогда не говори никогда. Мы, журналисты, иногда любим говорить – вот это вот означает крах, какое-то событие. Я думаю, что вот конкретно это событие вряд ли. Скорее всего, найдут какой-то компромисс. Но если мы посмотрим тенденцию за последние, скажем, 5 лет, то это, безусловно. Эта конструкция, в общем, разрушается.



Андрей Шарый : Скажите, пожалуйста, Марат, как-то белорусская оппозиция проявляет себя во всей этой ситуации? Какие-то заявления делали ее лидеры?



Марат Дымов : Да. Но, причем, вы знаете, белорусская оппозиция, конечно, в таком довольно двойственном положении. Как бы, с одной стороны, понятно, что идет политическое, в том числе, наступление на их главного, так сказать, национального оппонента. Но, с другой стороны, газа-то будет не хватать не в президентском дворце, а у их избирателей. Потом можно сказать, что белорусская оппозиция довольно долго говорила о том, что Россия поддерживает Лукашенко, что этот режим живет за счет поддержки России. Но вот Россия перестала поддерживать вроде как бы.



Андрей Шарый : Но заявления-то они делали какие-то?



Марат Дымов : Да, но заявления тоже очень разные. Например, лидер «Белорусского Народного фронта» Венцук Вечорка сказал: «Стратегическую белорусскую собственность «Белтрансгаз» сдали. Защита национальных интересов не знает слова «компромисс». Это называется другим словом «предательство». Лукашенко вассал России. Разве он не знал, что наши восточные соседи используют слуг, пока они не превращаются в загнанного коня». Но есть и другая позиция, которую выразил бывший кандидат в президенты Александр Милинкевич. Выступая на «Эхе Москвы» он сказал, что «я понимаю позицию России в этом вопросе. Независимое государство должно платить по рыночным ценам за ресурсы».


XS
SM
MD
LG