Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Архиепископ Варшавы отказался от должности из-за того, что в прошлом сотрудничал со спецслужбами


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Алексей Дзиковицкий и ответственный редактор газеты «НГ-Религия» Марк Смирнов.



Андрей Шарый : Еще один высокопоставленный польский священник подал в отставку после того, как стало известно о его сотрудничестве в прошлом с коммунистическими специальными службами. Януш Беляньский возглавлял кафедральный собор в Кракове. По той же причине накануне ушел в отставку архиепископ Варшавский Станислав Вельгус. Эти события стали толчком для усиления в стране дискуссии над необходимостью скорейшего проведения люстрации в церкви. Из Варшавы сообщает корреспондент Радио Свобода Алексей Дзиковицкий.



Алексей Дзиковицкий : Станислав Вельгус формально стал архиепископом Варшавским в минувшую пятницу, а в воскресенье должна была состояться торжественная церемония его вступления в должность. Однако в самом начале праздничной литургии, на которой присутствовали президент, первые лица государства, архиепископ заявил, что отказывается от этого поста из-за сотрудничества в прошлом с коммунистическими спецслужбами.



Станислав Вельгус : После глубоких размышлений и оценки моей ситуации, согласно каноническому праву, я передаю его святейшеству Папе заявление об отказе от поста архиепископа митрополита Варшавского.



Алексей Дзиковицкий : Слова архиепископа одни встретили с радостью, другие наоборот возмущались, требуя, чтобы Станислав Вельгус не отказывался от должности. Присутствующие успокоились только после многократных призывов уважать решение архиепископа и место, в котором они находятся. В такой ситуации литургию отслужил предшественник Станислава Вельгуса, примас Польши кардинал Юзеф Глемп, который пытался защищать архиепископа.



Юзеф Глемп : Святой Петр не был человеком кристальным, идеальным, без изъяна. Наоборот мы видим в его жизни слабости и сомнения.



Алексей Дзиковицкий : В то же время примас является сторонником очищения церкви через тщательное исследование фактов сотрудничества духовных лиц с коммунистическими спецслужбами. По оценкам специалистов, во времена Польской Народной Республики доносить мог каждый десятый католический священник.



Юзеф Глемп : Люстрация в Польше идет полным ходом, и ее непросто задержать, да и зачем? Мы постоянно говорим о множестве дел, которые спецслужбы заводили на людей и в которых содержится огромное количество лжи. Мы должны ответить на этот вызов, разобраться. Иначе нельзя.



Алексей Дзиковицкий : Сказал Юзеф Глемп. После завершения литургии, споры сторонников и противников решения Станислава Вельгуса оставить пост архиепископа Варшавского перенеслись на улицу. Возле резиденции епископов несколько сот агрессивно настроенных людей нападали на журналистов, обвиняя их в отставке Вельгуса. Полиция была вынуждена вмешаться.


Информацию о том, что Станислав Вельгус более 20 лет сотрудничал со спецслужбами Польской Народной Республики, что было официально запрещено польской католической церковью, около трех недель назад опубликовала “ Gazeta Polska ”. Архиепископ сразу же отверг обвинения, заявив, что ничего подобного не было. Однако уже через две недели другие масс-медии опубликовали копии документов из дела Вельгуса – среди прочего подписанное его рукой согласие доносить на духовенство взамен за помощь в научной карьере, то есть разрешение на выезд на учебу за границу.


Говорит авторитетный историк, профессор Анджей Пачковского, который во главе специальной комиссии исследовал дело Станислава Вельгуса.



Анджей Пачковский : Здесь не о чем спорить – документы однозначно свидетельствуют о том, что архиепископ Станислав Вельгус сотрудничал со спецслужбами. Можно дискутировать о причинах, мотивах этого сотрудничества, но ясно одно – он подписал согласие и был тайным агентом.



Алексей Дзиковицкий : Тогда архиепископ во всем признался.



Станислав Вельгус : Желая поехать на важную для моей научной деятельности учебу за границу, я ввязался во все это, не имея достаточно сил и храбрости, чтобы затем отказаться от сотрудничества. Сегодня перед вами я признаюсь, что много лет назад совершил эту ошибку.



Алексей Дзиковицкий : Примечательно, что в обращении архиепископа не прозвучала просьба простить его за содеянное. Многие в Польше говорят, что признаться Станиславу Вельгусу следовало бы сразу – то, что он по началу от всего отказывался, повредило не только лично ему, но и всей церкви. По мнению профессора Пачковского, архиепископ, возможно, рассчитывал, что документы о его сотрудничестве со спецслужбами давно уничтожены.



Анджей Пачковский : Дело в том, что вся церковь была уверена в том, что документов нет. Бывший министр внутренних дел Польской Народной Республики генерал Кишчак уверял руководство церкви, что все документы, касающиеся сотрудничества церкви со спецслужбами, были уничтожены.



Алексей Дзиковицкий : Дело Станислава Вельгуса – беспрецедентное в истории польской католической церкви и свидетельствует о том, что рано или поздно церковь должна будет серьезно разобраться с тем, что происходило во времена Польской Народной Республики, не забывая, что тысячи ксендзов не сломались и отказывались от сотрудничества со спецслужбами. Иначе время от времени церковь будут сотрясать очередные сообщения из архивов, что в католической Польше неминуемо переносится на все общество. Говорит президент Лех Качинский, который, кстати, приветствовал решение Станислава Вельгуса.



Лех Качинский : Христианская, а точнее католическая система ценностей является в нашей стране определяющей – ей нет альтернативы. Поэтому религиозные вопросы в Польше имеют несравнимо более высокое значение, чем в других странах.



Алексей Дзиковицкий : Уже сегодня из-за обвинений в сотрудничестве со спецслужбами Польской Народной Республики в отставку отправлен ксендз Януш Беляньский, настоятель прихода в королевском замке Вавель в Кракове.



Андрей Шарый : По некоторым данным, в социалистический период до 10 процентов польских священников сотрудничали со спецслужбами. В Советском Союзе с его куда более тяжелым, чем в Польше, тоталитарным опытом, этот показатель вполне мог быть существенно выше. О том, насколько для Русской Православной церкви актуальна проблема священников, агентов спецслужб, я беседую с ответственным редактором газеты «НГ-Религия», приложение к «Независимой газете», Марком Смирновым.



Марк Смирнов : Такая связь существовала, безусловно, в советский период. Об этом есть достаточно много оснований, чтобы говорить. В принципе, Русская Православная церковь, конечно, находилась под контролем служб безопасности. С момента начала войны церковь выступила, в общем, в известном смысле партнером разведслужб. Это не случайно. Потому что во время войны Третий рейх нацистская Германия, также использовала церковные организации. Гестапо активно занималось обработкой священнослужителей. Там было достаточно много агентов.


Советскому режиму при Сталине пришлось также искать поддержку у Русской Православной церкви. Здесь не обошлось, собственно, без разведслужбы.



Андрей Шарый : В какой степени эта проблема актуальная для последних десятилетий советской власти? Много говорилось в либеральной печати о том, что и сам патриарх Алексий сотрудничал с разведкой, был агентом, и даже указывалась его кличка «Дроздов». Насколько можно верить такого рода информации?



Марк Смирнов : Все сведения о подобных кличках агентурных, видно, были вброшены в российскую печать в 90-е годы определенными, надо сказать, критиками Русской Православной церкви, что, может быть, вполне обосновано. Но надо сказать, что они не имели доступа к оперативным делам, а имели доступ только к отчетам, которые Комитет государственной безопасности направлял в Центральный комитет партии. Поэтому вот эти клички не имеют конкретных имен. Мы не можем сказать, что за кличкой агент «Дроздов» точно совершенно стоит патриарх или кто-либо другой из иерархов. Поэтому здесь можно только строить догадки, а до тех пор обвинить кого бы то ни было в сотрудничестве мы не имеем права.


Я могу привести другой пример. Архиепископ Виленский, ныне занимающий тот же самый пост архиепископа Русской Православной церкви, архиепископ Хризостом Маркишкин он в свое время сделал сам официальное признание о том, что он сотрудничал на протяжении 20 лет с органами государственной безопасности, занимая должность заместителя председателя Отдела внешнецерковных сношений Московского патриархата.


Что касается вообще как бы объема деятельности КГБ внутри Русской Православной церкви, действительно, это все существовало и имело место. Только я сразу замечу, что надо говорить не только о Русской Православной церкви, а о других религиозных организациях, включая и протестантскую, и католическую церкви, и исламские организации в Советском Союзе.



Андрей Шарый : В плоскости моральной этот вопрос стоит для Русской Православной церкви? Проблема покаяния, проблема искупления грехов, если хотите за то, что, так или иначе, церковь сотрудничала с богоборческим, с безбожным коммунистическим режимом?



Марк Смирнов : Здесь очень сложно говорить. Речь ведь идет о том, что многие священнослужители убеждены, что благодаря этому сотрудничеству церковь выжила в советские годы, что, кстати говоря, тоже вполне обоснованная точка зрения. Приходилось как-то мимикрировать, как-то приспосабливаться к режиму даже, выполнять какие-то функции внешнеполитической деятельности, особенно за границей, но, таким образом, и покупать, возможно, существование и деятельность в советских условиях. Вопрос о покаянии, конечно, сугубо личный.


Что касается самого института Московского патриархата, то никаких подобных заявлений специально сделано не было, хотя патриарх делал общие такие заявления о связи с богоборческим режимом. Но о сотрудничестве со спецслужбами специального заявления на моей памяти не было.



Андрей Шарый : А это актуальная тема сейчас для Русской Православной Церкви? Какая-то, как принято выражаться, внутрицерковная дискуссия по этому ведется или нет?



Марк Смирнов : Нет, в настоящий момент она как-то сама по себе потихоньку отошла с 90-ми годами. В начале 90-х была создана специальная комиссия, которую возглавлял довольно молодой иерарх. Как бы считалось, что он не может быть причастен к этому сотрудничеству, архиепископ Костромской Александр. Была создана комиссия как бы по рассмотрению этих возможных обвинений. Она никаких результатов не дала и, по-моему, уже приказала почить в бозе. Сейчас как бы об этом давно речи нет, кроме того, что в некоторых либеральных изданиях по-прежнему высказываются подобные обвинения.


XS
SM
MD
LG