Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-белорусский нефтяной кризис


Программу ведет Андрей Шарый. Принима ю т участие корреспондент ы Радио Свобода Игорь Карней, Данила Гальперович, Алексей Дзиковицкий .



Андрей Шарый : В Москве сегодня работали сразу две правительственные делегации Бел о ру с с и и. Одну возглавляет вице-премьер республики Андрей Кобяков, вторую - зам еститель министра экономики Владимир Найдунов. Об успехах в переговорном процессе Кобякова ничего не сообщается. А вот Найдунов успел заявить, что у России “пока не готова “ переговорная позиция ” - так после полуторачасового ожидания в фойе Министерства экономичекого развития он прокомментировал ситуацию . З аместител ь министра экономразвития России Андре й Шаронов, в свою очередь, заявляет: Россия добивается одного - отмены Бел о рус сией пошлин ы на транзит нефти. Результат российско-белорусского нефтяного конфликта - это остановка прокачки нефти по трубопроводу "Дружба", полностью прекращены поставки в Польшу, Германию, Словакию и Чехию. Откроет тему корреспондент Радио Свобода в Минске Игорь Карней.



Игорь Карней : Белорусские аналитики сходятся во мнении - ситуацию, в которую попала сегодня делегация во главе с заместителем министра экономики Белоруссии Владимиром Найдуновым, иначе как оскорбительной для властей республики не назовешь. Службы М инэкономразвития не пропус тили переговорщиков внутрь здания, в связи с чем гостям пришлось довольствоваться переговор ами по внутреннему телефону. Впрочем, как говорит политолог Андрей Суздальцев, Россия просто не видит, с кем реально можно вести переговоры. По мнению Суздальцева, после газовой эпопеи Москва вряд ли будет связываться с теми, кто уже представлял интересы официального Минска. Прежде всего, это касается первого вице-премьера белорусского правительства Владимира Семашко.



Андрей Суздальцев : Минск рассчитывал, что введет таможенную пошлину и поменяет ее на таможенную пошлину российскую, на экспорт нефти в Белоруссию. Нет даже темы этого разговора. Приехавшую вчера делегацию во главе с замминистра экономики Найдуновым не пустили даже на порог. С кем, собственно, переговариваться? Разговаривать не будут даже с Лукашенко. Для Семашко вообще дороги в Москву нет после всех выходок с газом. Более-менее вопрос может обсуждаться с Сидорским, остальные - недоговороспособны.


Ясно, что белорусская сторона отказываться от таможенной пошлины не будет. Это для нее единственный аргумент в споре с Москвой. Москва не желает даже разговаривать. Стороны просто обмениваются ультиматумами. Скорее всего, надо ждать в ближайшее время еще один ультиматум Москвы, еще более радикальный, потому что Россия не может так долго находиться в состоянии, когда перекрыт нефтепровод. Я думаю, что тема будет поставлена очень жестко в отношении таможенной зоны.



Игорь Карней : Позиция белорусской стороны на переговорах, по словам Владимира Найдунова, склоняется к тому, чтобы возврат иться к разделу экспортной пошлины на нефтепродукты. Речь будет идти о предложениях по о тмене Россией таможенных пошлин на поставляемую в Бел о ру ссию нефть. Взамен Белоруссия согласн а рассмотреть вопрос, который обеспечит перечисление пошлин от нефтепродуктов в российский и белорусский бюджеты. По словам Найдунова, исходной позицией белорусской стороны является предложение о разделе экспортных пошлин на нефтепродукты в соотношении 50 на 50. Москва настаивает на своей позиции: переговоры возможны только после отмены Минском таможенной пошлины на транзит российской нефти.


Сегодня л идер демократических сил Бел о ру с с и и Александр Милинкевич высказал уверенность, что лишь посредством переговоров можно урегулировать нефтяной кризис между Россией и Бел о рус сией . В ведение Россией экспортных пошлин на нефть для Бел о рус с и и он считает логичным, а вот ответ белорусской стороны Милинкевич назвал “ неадекватным ” . По его словам, б елорусская власть должна понимать: Россия может диктовать цены хотя бы потому, что является производителем энергоресурсов. А вот официальные белорусские чиновники эту точку зрения не разделяют и считают действия России по введению пошлин на нефть незаконными. Председатель комиссии палаты представителей по промышленности и топливно-энергетическому комплексу Анатолий Павлович не согласен с утверждением, что так называемое белорусское экономическое чудо держится исключительно на дешевых российских энергоносителях.



Анатолий Павлович : Я понимаю, что в России спектр политических сил абсолютно разный, не все выступают за создание Союзного государства. Любому хозяйственнику за полмесяца говорят, что у тебя в следующем году расходы вырастут, а у нас бюджет порядка 20 миллиардов долларов, и нам нужно на 4 миллиарда только по нефтяным делам иметь дополнительных расходов, вы понимаете, что Белоруссия просто поставлена в такие условия, потому что у нас нет других возможностей. Если Украина имеет возможность получать дешевый газ в трех других странах СНГ, то Белоруссия “привязана” только к одним трубам, которые идут с Российской Федерации.



Игорь Карней : Государственный аналитически й центр “ EcooM ” обнародовал данные социологического опроса, из которого, следует, что почти 53 процента белорусов считают неоправданным повышение цен на газ и введение таможенных пошлин на нефть для Бел о рус с и и со стороны России. Показательно, что ответные меры Бел о ру с с и и по введению дополнительной оплаты российской нефти, прокачиваемой транзитом на Запад, одобрили без малого 83 процента белорусов. Соци ологическое и сследование пров одилось в Минске и областных центрах.



Андрей Шарый : Ближе к вечеру глава Министерства экономического развития Герман Греф и вице-премьер правительства Белоруссии Андрей Кобяков возобновили переговоры по разрешению конфликта. Перед началом этих переговоров президент России Владимир Путин провел срочное заседание правительства, посвященное проблеме транзита российской нефти в Европу. Президент предложил рассмотреть возможность сокращения добычи нефти в связи с кризисом в российско-белорусских отношениях. У микрофона Радио Свобода мой коллега Данила Гальперович.



Данила Гальперович : Долгое молчание Кремля по поводу российско-белорусского нефтяного кризиса закончилось показательным общением на эту тему Владимира Путина с членами правительства России. Российские телеканалы не пожалели эфирного времени на освещение беседы президента с министрами, в течение которой Владимир Путин спрашивал Германа Грефа, Виктора Христенко и Алексея Кудрина в стиле «почему Россия права в том, что действует именно так, а не иначе». Министры заверили президента, что Москва все делает законно и к своей выгоде, а Минск, наоборот, незаконно и ко всеобщему ущербу. После расспросов Владимир Путин дал правительству наказ:



Владимир Путин : Необходимо продолжить переговоры с белорусскими партнерами по урегулированию отношений, связанных с поставками нашей нефти и в Беларусь, и с транзитом нашей нефти для западных потребителей. Необходимо обеспечить интересы российских компаний, которые, очевидно, столкнутся с определенными потерями, обеспечить равный подход при реализации нефти на внешних рынках, и подумать о комплексе мер, которые минимизируют их потери. Обсудить с российскими нефтедобывающими компаниями возможность сокращения добычи нефти в связи с проблемами, возникшими при транспортировке нашей нефти через белорусскую территорию.



Данила Гальперович : Пожалуй, самое серьезное в заявлении президента России - это угроза сокращения нефтедобычи, но не менее важно то, что Владимир Путин ни словом не обмолвился про союз с Белоруссией. Минску дан явный сигнал, что теперь с ним, как со всеми. А с учетом сильной зависимости Белоруссии от торговли с Россией могут надавить еще сильнее, чем, например, на Грузию. То, что конфронтация может выйти за пределы нефтегазовой темы, Путин ясно дал понять - он поручил правительству выработать комплекс мер по защите экономики России, и эти меры должны касаться всех аспектов сотрудничества, в частности, с Белоруссией.


Объяснение довольно жесткой российской позиции в отношении государства, с которым у Москвы все же есть союзный договор, дают сами российские политики. Председатель комитета Государственной Думы по международным делам Константин Косачев говорит, что Белоруссии стоит выбирать - либо реально строить союзное государство, либо общаться с Россией на языке рынка. По мнению Константина Косачева, если год назад при газовом кризисе европейцы обвиняли Россию больше, чем Украину, то теперь ситуация менее однозначна.



Константин Косачев : Сейчас Европа, думаю, мечется между альтернативами дальнейшего нажима на Россию при любых обстоятельствах и объективного факта, что Белоруссия в данном случае: а) действует некорректно и б) в глазах Европы, в глазах Европейского Союза является страной проблемной, страной, которая ни при каких обстоятельствах себя никогда не показывала в качестве надежного партнера.



Данила Гальперович : А глава ЛДПР Владимир Жириновский считает, что все проблемы в советской ментальности белорусского лидера:



Владимир Жириновский : Лукашенко, рабоче-крестьянский президент, вводит такие пошлины. Он не соображает, что он делает. Почему? Потому что у него мышление директора совхоза. Он был директором совхоза до занятия поста президента. Ему кажется, что это его совхоз, это его пастбище, это его свинарники. Вот он хочет - будет пахать, хочет - не будет пахать. Незаконные действия. Вся вина на белорусском руководстве. Еще раз все наяву. Если кормить их - они наши братья, друзья. Оторвать их от кормушки российской - все, враг номер 1.



Данила Гальперович : Однако с этим явно не согласны коммунисты, которые фактически раскритиковали российское правительство за давление на Минск. Заместитель председателя ЦК КПРФ Иван Мельников заявил, что ему и его однопартийцам непонятно, почему под нефтяной спор подводится лишь экономическая подоплека, если речь идет о союзном государстве.



Иван Мельников : Вопрос создания союзного государства не может быть предметом выяснения личных отношений или площадкой для безответственных заявлений представителей министерства Грефа. Мы считаем, что позиция должна иметь опору в обществе. Нам очевидно, что от конфликта между Россией и Белоруссией могут выиграть только заклятые враги наших народов.



Данила Гальперович : Сразу после инструкций Владимира Путина членам правительства переговоры российских и белорусских чиновников возобновились и, очевидно, что прокремлевское большинство в Госдуме будет ждать их окончания. Но коммунисты, которые считают, что Союз важнее денег уже предложили пригласить в Госдуму для беседы российского премьера Михаила Фрадкова и, как сказал Иван Мельников, кого-нибудь из белорусского руководства.



Андрей Шарый : В Польше белорусско-российские проблемы с поставками газа и нефти вызывали очередной спор о диверсификации поставок энрегоносителей в страну. О том, насколько реальна диверсификация импорта газа и нефти для Польши, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Варшаве Алексей Дзиковицкий.



Алексей Дзиковицкий : Заместитель министра экономики Польши Петр Наимский заявил, что нынешним поставщикам нефти в Польшу «не до конца можно доверять».



Петр Наимский : Вообще ситуация, в которой мы оказались - прекращение поставок нефти из-за споров двух стран бывшего Советского Союза, еще раз подтверждает, что нельзя быть полностью зависимыми от этих поставщиков.



Алексей Дзиковицкий : Если не из России трубопроводом через Белоруссию, то откуда еще Польша могла бы покупать нефть? На этот вопрос отвечает эксперт по делам энергетики Института Собеского Томаш Хмаль.



Томаш Хмаль : Есть один реальный альтернативный вариант - это получение нефти морским путем. Речь идет об изменении направления перекачки нефти, чтобы она шла не так, как сейчас - экспорт с севера через Терминал в Гданьске, а наоборот из арабских стран в Гданьск и далее на польские нефтеперерабатывающие предприятия, так как это делается в Литве. Это реальный проект, который можно реализовать в довольно короткие сроки. Конечно, здесь нужно подумать о цене и последствиях такого шага, как для российских поставщиков, так и для транзитного государства, которым является Беларусь. С точки зрения этих двух стран - России и Белоруссии - это крайне нежелательный шаг, но что поделаешь, ведь это они ставят нас в такое положение.



Алексей Дзиковицкий : Нефть, которую Польша могла бы покупать морским путем через терминал в Гданьске, будет дороже российской нефти. Известно ли, насколько?



Томаш Хмаль : Есть разные варианты. Если нефть из альтернативных источников будет дороже, то вопрос - кто за это заплатит: польская сторона или поставщик? Ведь в сложившейся ситуации именно российские поставщики с точки зрения Варшавы несут ответственность за перебои в поставках нефти и возможно, что они будут готовы оплатить связанные с этим финансовые потери польской стороны. Возможно, поставщик будет заинтересован в том, чтобы самостоятельно организовать доставку нефти в Польшу морским путем. Речь идет об обыкновенной торговле, когда продавец должен стараться не потерять рынок. Если клиент не доволен, он находит другого продавца. Так что это должно волновать поставщика, а не покупателя, где взять нефть.



Алексей Дзиковицкий : Польша неоднократно обращалась к другим странам Европейского Союза с призывом проводить единую энергетическую политику. Время от времени, Варшаву поддерживали другие страны восточной и центральной Европы, главные же игроки Европейского Союза предпочитали разговаривать с Россией самостоятельно. Добавит ли нынешняя ситуация с нефтепроводом «Дружба» аргументов польской стороне?



Томаш Хмаль : Я очень надеюсь, что такие ситуации, а это ведь не первый случай, дадут пищу для размышления не только властям Германии, которая председательствует теперь в Европейском Союзе, но и правительствам Австрии, Италии, Венгрии. Что они поймут, что разговаривать с таким крупным поставщиком как Россия индивидуально просто нельзя. Я думаю, что только совместная политика Европейского Союза по этому вопросу может гарантировать успех. Мы видим, что здесь слишком много индивидуализма, заботы о собственных интересах, попыток что-то выторговать, и слишком мало солидарности, которая позволила бы избежать агрессии и ненужного волнения.


По моему мнению, такие ситуации - сначала с газом, а теперь с нефтью - наверняка не помогают российским поставщикам. Появляется большой знак вопроса. Что касается покупки энергоносителей в той части континента. Думаю, Польша и другие страны Центральной Европы понимают, что есть и другие поставщики. С другой стороны, и российские поставщики понимают, что не будет так всегда, что они будут находиться в привилегированном положении в этой части Европы. Правительство Польши, как мне кажется, настроено решительно, чтобы изменить эту ситуацию.



Алексей Дзиковицкий : Сказал Радио Свобода эксперт по делам энергетики Института Собеского Томаш Хмаль.





XS
SM
MD
LG