Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. "Белые русские" в Турции


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Стамбуле Елена Солнцева.



Надежда Перцева: П осле Гражданской войны из России в Турцию, по приблизительным подсчетам, эмигрировали около 500 -от тысяч человек. Потомки так называемых «белых русских» до сих пор встречают Новый год по старому и новому стилю. О том, как реагируют на это жители Стамбула, рассказывает наш корреспондент.



Елена Солнцева: В 20-х годах в Турции оставались около 400 тысяч белых русских эмигрантов, которые в ожидании визы обивали пороги иностранных консульств. К концу декабря жизнь в русской колонии замирала, начинались приготовления к новогодним праздникам. Мусульманская Турция слухом не слыхивала о Новом годе. В начале 20-х годов светские власти объявили о переходе на европейское летоисчисление, однако елки, фейерверки, хлопушки оставались элементами чуждой европейской культуры. Из-под темных исламских покрывал турецкие женщины неодобрительно поглядывали на разодетых русских дам, мужчины, напротив, восхищались одетыми по последней парижской моде голубоглазыми русскими красавицами. Поговаривали, что в одну из русских безумно влюблен был тогдашний правитель, основатель светской Турции Кемаль Ататюрк…


Григорий Иосифович Черепенников, родители которого приехали в Турцию из Петербурга…



Григорий Черепенников: Он влюблялся в русских. Вот одна недавно умерла в Анкаре - Лена. В Турции она стала Лейла. Ататюрк с ума сходил. Когда он имел клуб, он там на балконе сидел, отдыхал и сверху смотрел, как эта пианистка, в которую он влюбился, играла, эта Лена.



Елена Солнцева: Хозяин мясной лавки, знаменитый на весь Стамбул еврей Кацман в канун новогодних праздников устраивал настоящие елочные базары. Пятнадцатого декабря возле его лавки появлялась надпись: «Настоящие елки из Сибири». Весть мгновенно облетала эмигрантскую колонию. С раннего утра возле лавки собирался народ. Где он брал елки, никто толком не знал. Достать настоящую елку в Стамбуле было невозможно. Поговаривали, что деревья тайно привозят из советской России. В это мало кто верил, но елки покупали все. Желающих было настолько много, что устраивалась живая очередь.


Дочь русских эмигрантов Вера Пакер, которая до сих пор живет в Стамбуле.



Вера Пакер: На Балык-базаре продавали елки. Мы покупали их, потом наряжали дома. Новый год обычно по домам справляли, блины пекли. Рождество, пасха – это обязательно для всех. Три церкви были, священники, каждый имел свой приход. И на Пасху, на Рождество до низу по лестнице стояли русские со свечками, старались службу простоять.



Елена Солнцева: С раннего утра отправлялись в местную церковь. В запутанных улицах и переулках стамбульского портового района Каракей неожиданно возникал ярко-синий купол русской церкви Андрея Первозванного. Здешние места с грустью называли «дном русского общества». В местных богадельнях доживали свой век около 100 тысяч нищих русских. Бывшие военные и фрейлины ожидали подаяния на церковной лестнице. После службы отправлялись на рождественский базар. Вспоминали о былых, изумительно красивых праздниках в Царском Селе, с ледяными дворцами, фарфоровыми куклами, крашеными клинскими игрушками, печатными пряниками на елке.


Вера Пакер родилась в Стамбуле, ее мать прибыла в Турцию на последнем теплоходе из Одессы…



Вера Пакер: Тогда открылася американский Красный Крест для помощи, и там они давали русским какую-то работу – вышивать, рисовать, всякие салфеточки чтобы они крестиком вышивали. Мама там кроила эти скатерти, салфетки отмеряла. Кофточки вышивали, платья. Так как американское посольство в конце этой улицы находится, все американцы проходили по этой улице. И другие все посольства там, они приходили и покупали это. Это благотворительный базар называется, перед праздниками делают такие. За это она получала, конечно, какие-то деньги, она была вроде как закройщица. И я там около нее была.



Елена Солнцева: Чтобы собрать новогоднее угощение, продавали самое ценное. Накануне праздника известный стамбульский антиквар Мехмет собирал настоящую коллекцию «рус ишьбялары» - личных вещей, принадлежащих «белым русским».


Сын потомственных русских дворян Григорий Иосифович Черепенников.



Григорий Черепенников: Ах, какие чудные праздники были! Папа готовил. Самое главное, что должно было быть, это водка и окорок. Здесь были русские колбасники, был Дядьковский, я хорошо помню, и он делал окорока: два сорта: один был «Кабаний» копченый, один был из свинины с жирком. Страшно вкусно! 40 или 50 человек приходили.



Елена Солнцева: Свет в окнах и шум в ночное время выдавал русских жильцов. В тесных квартирках лепили новогодние игрушки. Из муки катали шарики, которые раскрашивали разноцветной пищевой краской, купленной по случаю на знаменитом Египетском рынке. Под утро из окон на улицу, как фантики, сыпались конфеты, в коридор выставляли пустые бутылки из-под раке – турецкой анисовой настойки, из которой знатоки своего дела готовили настоящий русский самогон. Веселье довольно быстро затихало. Многие встречали Новый год на чемоданах, чтобы вскоре навсегда покинуть Стамбул…


XS
SM
MD
LG