Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закон об игорном бизнесе, вступивший в силу с 1 января, по мнению аналитиков, может повлечь развитие подпольного игорного бизнеса в России


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Валович.



Андрей Шароградский: С 1 января в России вступил в силу новый федеральный закон об игорном бизнесе, согласно которому играть можно будет лишь в специально отведенных законодателями «зонах». Петербург и Ленинградская область в эти зоны не попали, а значит, к середине 2009 года весь игорный бизнес должен быть выведен из региона. Закон об игорном бизнесе в нынешнем виде, по мнению аналитиков, может повлечь развитие подпольного игорного бизнеса, причем даже в большем количестве, чем этом было в советский период. Об этом с одним из представителей игорного бизнеса Петербурга, президентом «Компании «СТЭК» Виктором Полугрудовым побеседовала корреспондент РС Татьяна Валович.



Татьяна Валович: Виктор Николаевич, как давно вы занимаетесь игорным бизнесом?



Виктор Полугрудов: Мы на рынке с 1992 года, и кроме игорного бизнеса, у нас есть еще другие направления деятельности.



Татьяна Валович: Но игорному бизнесу принадлежит ведущая роль.



Виктор Полугрудов: На сегодняшний день это достаточно значительная часть нашего бизнеса, он является основным генерирующим денежные потоки. Так получилось, потому что он долгое время был высокодоходным, и это скрывать бессмысленно.



Татьяна Валович: В какой форме организован бизнес?



Виктор Полугрудов: У нас в основном залы игровых автоматов. Опыт открытия казино был, но он, как ни странно, экономически был непривлекателен, казино закрыли и сосредоточились на залах игровых автоматов. И они расположены не только в Санкт-Петербурге, но и в регионах.



Татьяна Валович: Как вы оцениваете закон об игорном бизнесе, вступивший в силу с 1 января этого года?



Виктор Полугрудов: Произошло копирование не очень удачного опыта американского, потому что сейчас везде идет послабление в отношении игорного бизнеса. Это и в Англии, это и наш ближайший сосед Финляндия. То количество игровых автоматов, которое было 5 лет назад и сейчас - это несопоставимо в Финляндии. У нас же пошли немножко по другому пути: начали ограничивать этот игорный бизнес. Закон, на мой взгляд, был разработан под крупных операторов. Потому что одним из критериев для того, чтобы компания осталась на рынке, является то, что нужно иметь чистые активы в размере 600 миллионов рублей - это порядка 22 миллионов долларов. Естественно, таких крупных компаний не очень много. Я, в общем-то, сам страдаю от принятия этого закона, это однозначно, мы пострадали. Тем не менее, я ратую за этот закон, который бы регулировал и ограничивал деятельность игорного бизнеса.


Другое дело, что те сроки, которые даны для организации в новом формате игорного бизнеса и в тех зонах, которые предложены, они, на мой взгляд, не совсем оптимальны для России и для игорного бизнеса. Если посмотреть карту Алтайского края, где предполагается организовать эту игорную зону, и в заявлениях, которые звучат в средствах массовой информации, какие инвестиции в эту зону будут предприняты правительством и в дальнейшем операторами игорного бизнеса, получается, в Алтайский край съездить дороже, чем, допустим, в тот же Баден-Баден, посетить казино. И это при том, что инфраструктуры в Алтайском крае как таковой нет. Второе, что необходимо обеспечить всю эту структуру и персоналом. Там, в общем-то, население в основном сельское с соответствующим уровнем образования, с той средой, в которой они живут. Поэтому, в общем-то, я с неким пессимизмом смотрю, что в означенные сроки будет этот проект реализован и закон вступит в силу. Если отчаянные головы в виде зарубежных инвесторов, скорее всего, не рискнуть вкладывать в это дело, то проект будет не реализован, и, наверное, наступит некий период, когда игорного бизнеса в виде этих игорных зон не будет на территории России.



Татьяна Валович: Некоторые аналитики говорят, что принятый в нынешнем виде закон может привести к расцвету подпольного игорного бизнеса.



Виктор Полугрудов: Наверное, это произойдет, потому что у жителей есть потребность вот в этих азартных играх. Где-то эту потребность надо реализовывать. Каждый день в Калининград, еще куда-то летать не будешь, поэтому, наверное, что-то придумают.



Татьяна Валович: Разработчики закона полагают, что те регионы, куда будет перемещен игорный бизнес, получат мощный толчок для экономического развития. Вы с этим согласны?



Виктор Полугрудов: Законы экономики позволяют делать вывод о том, что есть более эффективные способы стимулировать развитие экономики, чем вложение в организацию инфраструктуры для игорной зоны. Она не послужит тем мощным катализатором развития экономики в том же Алтайском крае. Было бы актуальнее, наверное, направить бюджетные деньги на другие проекты, другим способом развивать экономику.


XS
SM
MD
LG