Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бывший аналитик ЦРУ: второе 11 сентября еще не подготовлено


Для многих людей в развивающихся странах Усама бин Ладен ассоциируется с борьбой за правое дело

Для многих людей в развивающихся странах Усама бин Ладен ассоциируется с борьбой за правое дело

В своих ответах на вопросы New York Times лидер афганского движения «Талибан» Мухаммад Омар заявил, что его сторонники будут продолжать сопротивление войскам НАТО и США до тех пор, пока те не покинут страну.Прошлый год стал для Афганистана самым кровавым после начала иностранной интервенции в октябре 2001-го. Погибло не менее 4 тысяч человек ; талибы восстановили свои структуры и боевые столкновения с ними происходят практически каждый день. Уже шестой год продолжаются поиски символа исламского сопротивления Усамы бин Ладена.


Почему это происходит? Корреспондент РС в Вашингтоне Хезер Маэр поговорила об этом с Майклом Шойером, ветераном ЦРУ с 22-летним стажем. Шойер ушел в отставку в 2004 году и теперь работает в телекомпании CBS аналитиком по вопросам безопасности и терроризму. До ухода из Лэнгли он в течение шести лет возглавлял отдел ЦРУ, в задачу которого входило поимка Усамы бин Ладена. Как он оценивает нынешние усилия его коллег?


- Думаю, что то, как мы (США - РС) пытаемся поймать бин Ладена – лучшее, что можно сделать в ситуации, которая практически не имеет шансов увенчаться успехом. Бин Ладен находится в районе с самой сложной топографией на Земле, среди людей, которые его поддерживают, считая героем исламского мира. Но думаю, самое главное – это то, что американские войска и войска НАТО в Афганистане заняты больше поддержанием жизнеспособности правительства Хамида Карзая, чем погоней за бин Ладеном. Отношение к нам в Афганистане резко изменилось, люди теперь настроены против нас. И в этих условиях было бы наивно ожидать в ближайшем будущем поимки или уничтожения бин Ладена.


- Но президент Джордж Буш все же продолжает называть поимку бин Ладена предпоследним шагом в войне с терроризмом…


- Бин Ладен является символом войны, которая на самом деле имеет очень мало общего с терроризмом. Американские политики и сейчас, пять лет спустя [ событий 11 сентября 2001 года ] не могут окончательно определить, с чем же все-таки мы воюем. Они продолжают говорить, что бин Ладен и «Аль-Каида» пытаются уничтожить Америку и американскую демократию, ее свободу, ее равенство – а на самом деле речь об этом не идет. Речь идет о том, что Запад и Соединенные Штаты делают в исламском мире. И именно из-за этого непонимания побуждений противника и его намерений мы недооценили, как сложно будет воевать с ним.


- Вы хотите сказать, что президент Буш ведет войну неправильно?


- Все наши военные усилия до сих пор были ошибкой в том смысле, что [ из-за них ] мы понемногу превращаемся в Израиль. Мы оставляем себе единственный выбор – проведение военных и разведывательных операций. Бин Ладен никогда не пытался противостоять всей западной цивилизации как таковой. Его способность обращать на свою сторону мусульман зависит от того, насколько сам исламский мир видит во внешней политике Запада войну против ислама и его последователей.


- Война в Ираке сделала США более уязвимыми?


- Конечно, хотя это произошло, безусловно, ненамеренно. Я не принадлежу к тем, кто считает, что во главе страны стоят люди, которые хотели этой войны во что бы то ни стало. У нас просто нет лидеров, готовых признать, что именно наше присутствие в исламском мире больше чем что бы то ни было вооружает противника аргументами.


- Ирак был в этом смысле поворотным моментом в войне с «Аль-Каидой» и ее последователями. Я не эксперт по Ираку и не могу оценить, представлял ли угрозу Саддам Хусейн. Но печальная реальность состоит в том, что вторжение в Ирак превратило «Аль-Каиду» и Усаму бин Ладена из просто человека и просто организации в философию и движение. Теперь мы наблюдаем, что исламистское движение стало намного более широким, чем оно было на момент 11 сентября. И достаточно прочным, чтобы пережить возможную потерю Усамы бин Ладена или Аймана аз-Завахири (бывшего лидера «Аль-Каиды» в Ираке – РС).


- Вы полагаете, что новые грандиозные теракты, подобные 11 сентября, неизбежны?


- Даже масштабнее, чем 11 сентября. Не думаю, правда, что они произойдут в Европе, скорее в США. Бин Ладен совершенно ясно заявил, что каждое последующее нападение на Америку должно быть серьезнее, чем предыдущее. Полагаю, что США пока не стали жертвой новых терактов только по одной причине – потому что те еще не подготовлены. А когда он (бин Ладен – РС) подготовит их, они будут совершены. Он стремится заставить нас уйти (с Ближнего Востока – РС), это его основная цель. Ведь Америка не самый главный противник бин Ладена. Его основные враги – королевская семья в Саудовской Аравии, режим [ президента Хосни ] Мубарака в Египте и Израиль.


- Основная цель «Аль-Каиды» и всего этого движения, при помощи которой они завоевывают новых сторонников, состоит в том, чтобы создать в исламском мире исламские правительства, которые бы правили в соответствии с религией. Бин Ладен считает, что [ нынешние ] правительства Египта, Саудовской Аравии, Иордании, Алжира и так далее выживают только потому, что их поддерживают Соединенные Штаты и Европа - в финансовом, дипломатическом, политическом или военном плане. Цель бин Ладена состоит в том, чтобы через удары внутри Америки заставить нас прекратить нашу поддержку этих режимов, которые он, как и абсолютное большинство мусульман, называет полицейскими.


- А когда Америка будет вынуждена прекратить свою поддержку, «Аль-Каида» сделает все, чтобы сместить эти режимы, уничтожить Израиль, и (в последнюю очередь) свести счеты с теми, кого сунниты считают еретиками в мусульманском мире – шиитами. Так что видение мира, которое они проповедуют, вполне ясно и логично с их точки зрения.


Еще будучи сотрудником ЦРУ, Майкл Шойер издал (под псевдонимом) две книги, критикующие политику Запада в «войне с террором». Сейчас он работает над новой книгой, которая будет называться «Открывая ящик Пандоры: Америка и воинственный ислам после Ирака». Что скрывается за этим заголовком?


- Администрация Буша, пресса, демократы в конгрессе много говорят о том, что оккупация Ирака привела к многим непреднамеренным последствиям. Книга рассказывает о том, что эти все последствия были предсказуемы. Я пишу о том, что наша ошибка состоит в том, что мы не смогли понять нашего противника и мир, с которым мы имеем дело.


- Но почему вы пишете «после Ирака»? Ведь вывода иностранных войск отсюда пока ожидать не приходится…


- Ясчитаю, что в Ираке мы уже потерпели поражение. По-моему, мы просто ищем способы уйти оттуда, сохранив лицо. Но для наших оппонентов в исламском мире [ в любом случае уже ] ясно, что они победили вторую сверхдержаву. Они победили Советский Союз в Афганистане, они победили нас в Ираке и, похоже, победят нас и в Афганистане тоже. Так что Ирак, если оставить в стороне все намерения и цели, которые мы перед собой ставили, с точки зрения наших противников уже нами проигран.


- Вы досрочно вышли в отставку. Тяжело ли было покидать ЦРУ?


- Я с большим сожалением ушел из Управления. Я думал, что проработаю там лет тридцать, или даже дольше, а потом уйду в отставку. У меня нет претензий к ЦРУ, они просили меня остаться. Я подал в отставку, потому что считаю, что комиссия, расследовавшая обстоятельства терактов 11 сентября, была провалом – она не смогла найти никого, кто бы нес ответственность за то, что предшествовало 11 сентября. Общая невнимательность и безответственность на высших должностях в американском правительстве были оставлены комиссией абсолютно без внимания.


- Я подал в отставку, потому что хотел рассказать обо всем этом. Теперь мне кажется, что мне никак не удалось повлиять на обсуждение этой темы. Может быть, лишь немного – через книги, где я пытаясь убедить людей, что война, которую мы ведем с движением «Аль-Каида», намного сложнее того, что мы себе представляли. И она намного больше окрашена в религиозные краски, чем те, кто у власти, хотят об этом говорить. У меня очень много оппонентов как справа, так и слева. По крайней мере, уже это заставляет думать, что я привлек чье-то внимание.


XS
SM
MD
LG