Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Лондонский филармонический оркестр возглавит дирижер Владимир Юровский


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Полина Ольденбург: Лондонский филармонический оркестр в этом году возглавит живущий сейчас в Берлине бывший москвич, 34-летний дирижер Владимир Юровский. За 10 лет Владимир прошел путь от дебютанта в берлинском театре "Комише Опер" до руководителя оперного фестиваля в Глайндборне. Он был вторым после Валерия Гергиева русским дирижером в "Метрополитен-опера". Прадед Владимира Юровского был дирижером, дед - Владимир Юровский - известным композитором, отец - Михаил Юровский - также очень известный дирижер.


Наш корреспондент Юрий Векслер недавно побеседовал с Владимиром Юровским о том, как стать дирижером, о предначертанности, судьбе, случае и удаче в жизни…



Юрий Векслер: Владимир Юровский в свои 34 года уже немало сделал для развития музыкального театра на Западе. В частности, своими спектаклями по малоизвестным здесь русским операм. На последнем фестивале в Глайндборне звучала опера Прокофьева "Обручение в монастыре", ранее - "Скупой рыцарь" Рахманинова по Пушкину с Сергеем Леферкусом в главной партии барона Скупого рыцаря. Интересно, что к мысли стать дирижером Владимир Юровский пришел относительно поздно.



Владимир Юровский: На отца я всегда смотрел и восхищался им. Я помню, что у меня всегда было ощущение, что это невозможно. Какой же памятью надо обладать, чтобы запомнить, такое количество телодвижений. Не нот, а телодвижений, потому что когда я был маленький, я всегда так представлял, что дирижер заучивает движения, и каждое движение относится к каждому музыкальному такту. И конечно, у меня был какой-то священный ужас перед этой профессией. Но я намеревался стать теоретиком, и меня это вполне устраивало до того момента, как я не почувствовал в себе какой-то странный позыв к самовыражению через музыку, через исполнение музыки. Но это было, уже когда мне было лет 16.



Юрий Векслер: А вот как Михаил Юровский прокомментировал назначение своего сына в Лондонский филармонический.



Михаил Юровский: Я ужасно рад! Я ведь в его развитие вложил большую часть себя. Конечно, приятно видеть результаты перед глазами своими, тем более, что сейчас не только Владимир, но и Дмитрий, младший сын, делает семимильные просто успехи, шаги в Италии как дирижер тоже. Естественно, что может быть, кроме радости? Сыновья идут дальше.



Юрий Векслер: Так все же что оказалось важнее в развитии Владимира Юровского - предназначение или везение, удача? Говорит Владимир Юровский.



Владимир Юровский: Безусловно, элемент удачи присутствует во всем, чем я занимаюсь. Но меня также не покидает ощущение того, что есть и элемент какой-то не запрограммированности, но предначертанности в том, что происходит именно так, и не иначе. Потому что я родился в семье своих родителей, что считаю крупной удачей своей, первой, пожалуй, и вырос в определенной творческой среде, которая меня напитала.


Я помню, я когда-то, уже, можно сказать, давно, 10 лет назад, когда только делал свои первые профессиональные шаги, я встретился в Милане, где я дирижировал, с одним русским художником, такой Владимир Николаев, который туда попал массу лет назад, и вообще очень интересный человек. Так вот он пришел на концерт, нас познакомили потом, и он мне сказал такую вещь, которую я тогда не понял. Ему все очень понравилось, и он сказал: "Ну, ты даже не понимаешь еще, насколько ты еще не начал действовать сам собой. Ты пока еще черпаешь из чужого мешка. Это все, что в тебя вложили, а твое начнется намного позже". Буквально четыре года спустя я очень хорошо понял, что он имел в виду. Потому что когда впервые человек доходит в своей деятельности до точки, когда перестает все легко получаться и начинаются какие-то проблемы, начинается вот это трение материй, сопротивление, вот через преодоление этого сопротивления начинается какая-то самостоятельная деятельность.


Мне очень повезло, что в таком решающем возрасте, как 18 лет, родители уехали. И, честно сказать, я не особенно стремился на Запад, мне совсем не хотелось уезжать, и уж тем более не хотелось уезжать в Германию. И, тем не менее, мне невероятно повезло, что я оказался именно здесь, в Берлине. Таким, каким я стал, я, безусловно, обязан вот этим стечениям обстоятельств. А дальше все, понимаете, зависит от самого человека. В тот момент, когда тебе дается шанс, уже от тебя зависит, воспользуешься ты им или нет, и насколько ты им воспользуешься, что ты из него извлечешь для себя.


XS
SM
MD
LG