Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Самарские пенсионеры протестуют против повышения квартплаты. Кто оплатит материальный и моральный ущерб пострадавшим в мандариновом стоянии в Осетии? Пенсионер Юрий Чуприков учит обнинскую милицию соблюдать его права. Кто он, Виталий Танаков, - экстремист или не экстремист? Колядки из Щедровки Вятского края. Республика Башкирия: Может ли заключенный добиться соблюдения своих прав? Мордовия: Из села Зыкова в город только пешком. Казань: Правозащитник в роли Деда Мороза. Подмосковье: Какой видит нашу жизнь художник? Саратов: В город возвращаются колокольные звоны



В эфире Самара, Сергей Хазов:



С января плата за обслуживание жилья в Самаре повысилась на максимально возможные по закону 18 процентов. За однокомнатную квартиру в январе самарцу придется заплатить 1 тысячу рублей квартплаты против 600 рублей в декабре. Повысились и тарифы на услуги жилищно-коммунального хозяйства. Платежные квитанции, рассчитанные с учетом новых тарифов, самарцам начали приносить уже в конце декабря. В начале января в Самаре прошло несколько стихийных акций протеста. В митинге, состоявшемся 6 января, участвовало более 200 человек. «Самарцы против повышения квартплаты», - рассказала участница митинга Марина Солодовникова.



Марина Солодовникова : Это никуда не годится. Мы ждали от нового мэра, чтобы он нам улучшения сделал, а он вот что делает. Кто знает, почему они это делают. Хотят нас уничтожить совсем. Конечно, коснется. Что мы получаем – нет ничего. Вообще одуреть можно.



Сергей Хазов : Продолжает другая участница акции протеста Людмила Антонова.



Людмила Антонова : Вообще загнать людей на выживание – доводят только до этого. Даже не знаю, по какому уровню это будут делать, но для пенсионеров, для малоимущих, это очень накладно. И так коммунальные расходы идут, тысячу мы отдаем, а получаем мы две с половиной тысячи рублей. На что жить? Это невыносимая жизнь!Как жить дальше нам?



Сергей Хазов : Чиновники самарской мэрии заявляют, что повышение квартплаты и рост тарифов на жилищно-коммунальные услуги были неизбежны. «Бюджет Самары в этом году принят с дефицитом расходной части в 770 миллионов рублей, поэтому без повышения квартплаты не обойтись», - пояснил заместитель главы администрации Самары Виктор Кудряшов.



Виктор Кудряшов : Все социальные гарантии, которые прописаны действующим законодательством, сохранятся в полном объеме. В процессе подготовки постановления мы, безусловно, учли и отразили в нем меры социальной защиты граждан. Субсидии на 2007 год сохранятся в полном объеме. Кроме того, сохранятся в полном объеме те льготы, которые предоставлены действующим законодательством.



Сергей Хазов : По данным Управления статистики, средняя зарплата в Самаре сегодня 7 тысяч 700 рублей. Это один из лучших показателей в Поволжском регионе. Однако, по результатам соцопросов, проведенных общественной организацией «Свободный город», сегодня 45 процентов самарцев тратят зарплату только на еду и оплату жилья. «Очередное повышение квартплаты поставило малообеспеченных самарцев перед вопросом – откуда взять деньги? Льгот по оплате жилья, о которых говорят чиновники, добиться практически невозможно», - поделилась Елена Артамонова.



Елена Артамонова : Ужасно повысилось. Денег вообще не хватает. На работе заработки маленькие, задолженности большие за квартиру. Я не знаю, как проживать даже. Что повышение такое – это вообще никуда не годится. И за свет, за газ, за все повышение. Я вот плачу тысячу триста за однокомнатную квартиру. Сейчас вот еще на восемнадцать процентов подорожает. Газ, телефон дорожает. Получаем всего пять тысяч, и что делать? Льгот никаких нет. Как детей кормить, поднимать, учить? Потому что все хотят побольше набить свои карманы. И с нас, с народа тянут, а больше с кого! Обязательно нужно, чтобы все против этого были. Наверное, чтобы в нашем городе Самаре, не то, что за чистотой смотреть, на народ обратили внимание, чтобы это повышение прекратилось. Ведь повышаются и продукты, а зарплата не повышается. Как нам жить дальше – в бедноте, в нищете.



Сергей Хазов : «У повышающих квартплату чиновников – своя философия», - считает участник акции протеста, самарский пенсионер Валерий Некрасов.



Валерий Некрасов : Они о себе, прежде всего, думают. До простого народа им дела нет. Сколько можно драть с простого народа три шкуры? Побольше думать о народе, а не о своих коттеджах, которые понастроили на поляне Фрунзе. Квартплату повышают, а обслуживание все хуже и хуже. Не убирается ничего, лифты ломаются – по десять раз надо позвонить. У меня три тысячи рублей пенсия, тысячу рублей только за квартиру платить. Конечно, много. Подрабатываю сторожем.



Сергей Хазов : Продолжает пенсионерка Татьяна Морозова.



Татьяна Морозова : Это все правительство должно решить, и гуманно относиться к своему народу. Я думаю, тот, кто пришел к власти, тот сразу свои нужды удовлетворяет. А народ, это так, электорат. Он нужен только для избрания. Народ никому не нужен был никогда.



Сергей Хазов : По решению, принятому на одном из митингов протеста, инициативной группой сегодня начат сбор подписей самарцев под обращением к городским властям. В документе от чиновников требуют не только приостановить рост квартплаты, но и обратить внимание на компенсации по оплате жилья социально незащищенным слоям населения. Как сообщили в правозащитной ассоциации «Право и свобода», сегодня простым самарцам приходиться тратить пять-шесть месяцев на посещение разных чиновных инстанций, чтобы собрать документы, необходимые для получения льгот по оплате жилья.



В эфире Северная Осетия, Алан Цхурбаев:



Блокада Траснкавказской автомагистрали, соединяющей Россию и Грузию, продолжалась пять дней. Торговцы мандаринами, которых не пустили в Россию, пошли на крайние меры после двухнедельного стояния у таможенного терминала «Нижний Зарамаг», где Северная Осетия граничит с Южной. Коммерсанты, абсолютное большинство из которых российские граждане, не могли понять, почему их вдруг престали пускать в Россию с мандаринами, купленными в Южной Осетии. И при чем здесь запрет на ввоз сельхозпродукции из Грузии, который действует уже год. После трех недель мандаринового стояния, торговцы отступили, неся большие убытки.


Во время блокады Транскама перейти таможенный терминал длинной в несколько сот метров, находящийся в горах Северной Осетии, можно только пешком. Группами по несколько человек пограничники ведут пешеходов через таможню. Нескольким женщинам пограничники помогают нести тяжелые сумки. У будки для паспортного контроля висит большое объявление о запрете на ввоз сельхозпродукции из Грузии. Выходя из таможни, следует переступать через растянутые поперек дороги железные шипы. По одну сторону шипов стоят четыре российских бронетранспортера, по другую - 60 грузовиков с мандаринами. Здесь весь день лицом к лицу стоят российские пограничники и владельцы товара. Кто-то пытается спорить со служащими таможни, кто-то в кругу греется у костра. Температура здесь не поднимается выше ноля градусов.


Среди владельцев мандаринов есть и однофамилица президента Южной Осетии Эльза Кокойты. Эльза жительница Цхинвала. По ее словам, мандариновым бизнесом она начала заниматься от безысходности.



Эльза Кокойты : Мы тоже нигде не работаем, нечем жить, и мы тоже встали, мы тоже начали перевозить товар. Потом, в конце ноября, начали возить понемножку мандарины. Никто нас не предупреждал, целый месяц возили мандарины, до 17 декабря возили мандарин.



Алан Цхурбаев : Эльза везла с собой товар на 300 тысяч рублей. По ее словам, деньги она заняла. На деньги, взятые в долг, везет свой товар и другой житель Южной Осетии Лери Хубулов.



Лери Хубулов : Сосед дом продал и 80 тысяч мне дал, чтобы я хоть что-то заработал, все. Я откуда эти деньги дам, уже домой не хочу идти. Я бы домой пошел, детей посмотреть. На Новый год хотел поехать, а он оттуда мне звонит, где мои деньги, долги? Не хочу домой. Вот сейчас говорит, выкиньте мандарин! Куда выкидывать мандарины?!



Алан Цхурбаев : Убытки, которые могут понести коммерсанты, действительно велики. Стоимость одного КАМАЗа с мандаринами 20-25 тысяч долларов. Виолета Хугаева перевозит 30 тонн мандарин, которые она купила за 700 тысяч рублей. Виолета живет во Владикавказе. В Северную Осетию она перебралась еще в начале 90-х годов, когда в Южной Осетии шла война.



Виолета Хугаева : Мы уже две недели стоим без пищи, без воды. В таком холоде… Разве женщина может так стоять, на льду?! И вообще никто на нас не обращает внимания. Здесь вообще страдают целые семьи, почти все кто здесь стоит, все они под проценты взяли деньги, чтобы что-то заработать, квартиры заложили. Не то, что за людей, за собак не считают, как будто мы здесь преступники какие-нибудь.



Алан Цхурбаев : Таймураз Ходов не имеет отношения к мандариновому бизнесу. Возвращаясь на своей машине во Владикавказ из Цхинвала, Таймураз попал в блокаду. Вместе с родственниками Таймураз ездил в Южную Осетию на похороны.



Таймураз Ходов : Двое суток стоим, с женщинами, замерзли все и не могу выехать отсюда. Если его греть постоянно бензина не хватит. Замерзли, не можем уже. Мне-то ничего, а вот женщины замерзли, нечем питаться. Голод, холод, бензин на исходе и не можем сдвинуться с места. За что нас наказывают так?



Алан Цхурбаев : Однако есть и люди, которым мандариновый кризис оказался выгоден. Пожилая женщина по имени Зарета живет в ближайшем к таможне селе Нижний Зарамаг. Во время трехнедельного простоя грузовиков, Зарета носила сюда в термосах кофе и чай. По ее словам, все это время она «не давала людям мерзнуть и смогла хорошо заработать».



В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:



Весь прошлый 2006 год обнинский пенсионер 68-летний Юрий Чуприков судился с милицией, чтобы отстоять свое честное имя. А случилось вот что. В один из осенних дней 2005 года Чуприков возвращался домой с торжества по случаю дня рождения приятеля. Юрий Наумович, разумеется, на празднике выпил, но, как человек интеллигентный, на улице вел себя достойно.



Юрий Чуприков : Я ничего такого не сделал. Я шел домой спокойно, никого не трогая, и не был уж я такой сильно пьяный. И правильно перешел я дорогу. Я шел домой, и оставалось мне три минуты, чтобы я дошел домой.



Алексей Собачкин : Когда Чуприков переходил дорогу, он попался на глаза наряду милиции.



Юрий Чуприков : Когда они выскочили, милиция, я испугался. Думал, разбойники какие-то. Хотел убежать, но они меня схватили, замок порвали на рубашке. Они так себя вели, что это меня возмутило. Они себя очень нагло вели.



Алексей Собачкин : Пенсионера доставили в вытрезвитель, позвонили родственникам, когда те приехали, с ними разговаривали грубо. Когда родственники заплатили 700 рублей (из них 600 рублей – плата за услуги вытрезвителя и 100 рублей – административный штраф), Юрия Наумовича отпустили. Считая, что с ним обошлись несправедливо, он начал жаловаться, и спустя несколько дней к нему домой пришел начальник обнинского вытрезвителя Николай Дорогобужский и извинился за грубость своих сотрудников. Но Юрию Чуприкову этого оказалось мало, он обратился в суд.


Судиться пришлось долго, целый год. Состоялось пять судебных процессов. Удалось добиться отмены административного наказания. Оказывается, штраф был выписан с целым рядом нарушений – сначала человека оштрафовали, а на следующий день написали постановление об этом, в протоколе за Чуприкова расписался другой человек и так далее. Потом пострадавший решил опротестовать действия сотрудников милиции по доставке его в вытрезвитель. Обнинский суд встал на сторону силовиков, отказав Чуприкову в удовлетворении жалобы. Начальник обнинского вытрезвителя Николай Дорогобужский считает, что Чуприкова задержали обосновано.



Николай Дорогобужский : Гражданин Чуприков Юрий Наумович, 1938 года рождения, находился в нетрезвом состоянии, то есть в средней степени опьянения. Он находился на проезжей части дороги. Он не смог внятно объяснить, кто он такой и где он живет. Показал, где он живет, в противоположную сторону.



Алексей Собачкин : Но областной суд после кассационной жалобы отменил решение обнинского суда и распорядился прекратить производство по этому делу. Родственник пострадавшего Григорий Савин удовлетворен.



Григорий Савин : Решением суда я доволен. Считаю, что в принципе можно отстоять свои права. Но отдельно взятому гражданину это проблематично. Нужна поддержка средств массовой информации, депутатов, в противном случае шансы нулевые при всем старании, желании отдельно взятого гражданина, а тем более пожилого человека.



Алексей Собачкин : Теперь Юрий Чуприков намерен предъявить милиции материальные претензии.



Юрий Чуприков : Я хочу, чтобы мне вернули, то, что я заплатил - 700 рублей. Плюс моральный ущерб. 30 тысяч пусть мне за моральный ущерб.



Алексей Собачкин : И вполне возможно, что Чуприкову придется судиться с милицией еще один год.



В эфире Йошкар-Ола, Елена Рогачева:



Йошкар-олинский городской суд приговорил марийского языческого жреца Виталия Танакова к 120 часам общественных работ. Поводом стала брошюра "Жрец говорит», которую Танаков выпустил самиздатовским способом. Обвинения к автору предъявляли серьезные. Прокуратура Йошкар-Олы требовала осудить его на два года лишения свободы. Говорит представитель защиты Сергей Подузов.



Сергей Подузов : В основу обвинения легло то, что первоначально Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по республике Марий Эл сделало заключение в Казанском государственном университете на эту брошюру. Оно указывает на то, что проанализированные публикации используются следующие средства для целенаправленной передаче негативных установок против народов другой веры. Это жесткая оппозиция по этноконфессиональному признаку – божественный народ – марийцы и демоническая сила народа другой веры. Это жесткая оппозиция по идеологическому принципу Россия – Москва – Марий Эл. Это искажение исторического факта, тезиса, что без духовности современного человека в его предпочтении материальных ценностей виноваты мировые религии. Это использованные в данном материале словесные средства выражают негативную установку в отношении, как этнических групп, так и отдельных их представителей, в лице работников Министерства культуры республики Марий Эл и других деятелей. Их действиям в публикации придется этноконфессиональный характер.



Елена Рогачева : Дело по статье 282 часть 1 Уголовного кодекса России рассматривалось в суде более полугода. Уже на стадии экспертизы между сторонами начались споры. В итоге обвинение в разжигании национальной розни судом было отвергнуто. Решение гласит, что Виталий Танаков совершил публичное действие, направленное на унижение группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, а равно к принадлежности к какой-либо социальной группе.


В брошюре автор критикует более десяти человек, которые занимались или занимаются вопросами культуры, языка и национальной политики. Суд на основе свидетельских показаний и экспертизы посчитал эти характеристики оскорбительными. Судья Татьяна Касаткина отказалась комментировать свой приговор, ссылаясь на то, что он не вступил в силу, а также на отсутствие в Марий Эл подобной правовой практики.


Практики уголовного преследования жрецов за выпуск книг нет сейчас и в России. Печать – это один из способов донести знания и опыт традиционных верований. Религиозных учебных заведений у язычников нет. Что касается оскорбления группы лиц, то у защиты есть на это иная точка зрения. Продолжает Сергей Подузов.



Сергей Подузов : Права человека, которые есть у Танакова, - это свобода исповедания религии, свобода выражения мнения. Есть решение Европейского суда по правам человека, которым установлен определенный стандарт плюрализма мнений. Государство никоим образом не должно вмешиваться в осуществление этих свобод.



Елена Рогачева : На этой неделе защита подала кассационную жалобу в Верховный суд республики Марий Эл. А Виталий Танаков сейчас больше всего интересуется другим вопросом. Он говорит, что так и не понял, можно ли ему писать вторую книгу. Наверное, в этом есть смысл. В свидетельских показаниях есть общая любопытная деталь. Многие допрошенные говорили, что не читали, а просто пролистали брошюру. Если бы не уголовное дело, интерес к малотиражному самиздату остался бы на том же уровне. Но теперь брошюра обречена на широкую аудиторию. Ее текст появился в сети Интернет.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Звучит песня



Екатерина Лушникова : Подблюдную песню исполняет фольклорный ансамбль «Слобода». Уже больше пятнадцати лет существует этот коллектив на Вятке. А поют в нем люди самых разных возрастов и профессий - есть и студенты, и преподаватели, и бухгалтер, и проводник поезда дальнего следования. Сейчас ансамбль готовит праздничную мистическую программу к Святкам. О том, как гадали в старину, рассказывает руководитель Ирина Холманских.



Ирина Холманских : Девушки собирались, в блюдо бросали колечки, закрывали, свечечки тут горели и пели специальные песни. Песенка припета, вытаскивают кольцо и спрашивают: «Девки, чье кольцо?» «Мое кольцо!» «Вот тебе в этом году то-то, то-то и то-то прибудется».



Звучит песня



Екатерина Лушникова : И что сбывается?



Ирина Холманских : Когда гадали в молодости еще в далекой на блюдце, мне сказали, что моего мужа будут звать Владимир. Так и вышло.



Екатерина Лушникова : Об еще одном странном гадании рассказывает Владимир Холманских.



Владимир Холманских : Подходит девушка к забору, руками сколько может обхватывает штакетник. То количество штакетника, сколько оно обхватила, считают – мешок, амбар, котомка. Что последнее достанется, такой и жених будет. Котомка – за нищего замуж выйдет, амбар – так, значит, за богатого, за купца, бизнесмена.



Екатерина Лушникова : А еще раньше на Рождественской неделе положено было колядовать.



Ирина Холманских : Это такие небольшие песенки-поздравления. Обходили каждый дом. Этими песнями желали добра хозяину, хвалили хозяина, его жену, детей. За эти песни нужно было одарить колядовщика. Если ты плохо их одарил, сказал «Самому мало», станут под порог и спою какую-нибудь плохую песню.



Звучит песня



Екатерина Лушникова : Продолжает солистка ансамбля Ольга Казакова.



Ольга Казакова : Колядки это у нас на севере называли, а еще их называют щедровки, потому что щедрые вечера. «Щедрики-ведрики, дайте вареники. Вареников мало, дай кусок сала». А сейчас говорят, что когда с детьми поешь, ну попрошайничать пойдем. Нет, не попрошайничать, а именно колядовать, чтобы щедрым был год. Потому что, наверное, это ведь все идет с далеких языческих времен. А сейчас это и материальное благополучие на современном этапе. Именно этого желаем.



Звучит песня



Ольга Казакова : Поскольку сейчас святочное время, от фольклорного ансамбля «Слобода» мы все хотим поздравить вас с Новым годом.


Сеем, веем, посеваем,


с Новым годом поздравляем!


Чтоб здоровенькими были,


И чтоб много лет прожили!



Звучит песня



В эфире Башкирия, Александр Валиев:



В конце сентября в исправительной колонии номер 7 города Мелеуза республики Башкортостан состоялась массовая акция протеста. 17 заключенных нанесли себе увечья, продемонстрировав тем самым свое несогласие с политикой администрации. Вот фрагменты из моей беседы с Александром Никитиным, недавно освободившимся из 7 колонии города Мелеуза.



Александр Никитин : Из-за любой мелочи могут довести до того, что тебя изобьют, потом повесят в пыточную камеру, если ты не будешь соглашаться с требованиями администрации. А они не смотрят на то, что они законные, незаконные. 9-го числа было избито все помещение ШИЗО и ПКТ, то есть это около сотни человек, за то, что написали жалобы о тех законных требованиях, что им положены.



Александр Валиев : А это Никитин описывает пыточную камеру, называемую в колонии «зеленкой».



Александр Никитин : Зеленка – это пыточная камера, где тебя подвешивают на наручники на неопределенный срок. Я знаю человека, который висел там шесть дней в наручниках.



Александр Валиев : Заключенные просили привести условия содержания в соответствие с законом, который, по их мнению, нарушался. В частности, для того, чтобы помыть пол в камере, им приходилось мочить тряпку в унитазе; курить разрешалось только во время прогулки; через 10 минут после подъема необходимо было выйти на зарядку. Тех, кто замешкался, наказывали. А люди не успевали по банальной причине - на весь отряд был всего один туалет, и по утрам там всегда скапливалась очередь. Помимо этого заключенные были недовольны медицинским обслуживанием.



Александр Никитин : Там основная масса ВИЧ-инфицированных. На тот момент, когда я был, там было девять человек ВИЧ-инфицированных. Я сам, кстати, тоже являюсь ВИЧ-инфицированным. Два года я был. Мне ни одной витаминки за это время не дали. У нас за полтора года не было флюорографии. Там содержатся ВИЧ-инфицированные, туберкулезные больные.



Александр Валиев : О ситуации в колонии Мелеуза стало известно башкирской правозащитнице Альмире Жуковой. Вот что она рассказывает о том, как дальше развивались события.



Альмира Жукова : Я созвонилась с адвокатом, с которым я поехала туда, в Мелеуз. Естественно, нас туда не пустили. Никто не стал разговаривать с нами. Через несколько дней освободился еще один заключенный, фамилия его Садыгов. Это житель Азербайджана. Он сказал, что после того, как они это сделали, приезжал к ним зампрокурора, при котором его повели (там есть какая-то комната «зеленка»), где его подвешивали опять в наручниках.



Александр Валиев : Узнав подробности быта заключенных из уст освободившихся, Альмира Жукова решила привлечь к событиям в Мелеузе внимание общественности. В одной из газет была помещена статья с рассказом бывшего заключенного Садыгова. Увечья, с которыми он вышел из колонии, засвидетельствованы в медучреждении. После выхода статьи Садыгова арестовали. В то время Альмира Жукова уже готовилась к пресс-конференции, посвященной нарушению прав заключенных в колонии Мелеуза. Во встрече с журналистами должен был участвовать и Садыгов. Слушаем Альмиру Жукову.



Альмира Жукова : Он позвонил мне по телефону, сказал мне за все «спасибо». Попросил прощение, и говорит: «Альмира Рашитовна, если я сейчас не уеду, я уже не уеду отсюда никогда». Ему сказали так – если ты появишься на этой пресс-конференции, то до дома ты не доедешь.



Александр Валиев : 10 октября правозащитники провели пресс-конференцию, а 12 дочь Альмиры Жуковой, 20-летнюю студентку, арестовали за сбыт наркотиков. В тот вечер Альмира была дома, у ее дочери Алины гостила подруга. Неожиданно зашел молодой человек по фамилии Поляков, весьма дальний знакомый, которого Алина до этого видела всего дважды. Он попросил Алину передать деньги, которые был должен кому-то, мотивируя тем, что долг просрочен, и ему неловко появляться у кредитора самому. На обратном пути машину их остановили, в карманах юноши нашли пакеты с марихуаной, у Алины обнаружили меченую купюру, тут же задержали и с тех пор она под стражей. Через несколько дней к шокированной матери пришел сам Поляков и рассказал, что его принудили подставить ее дочь под удар. За несколько дней до этих событий юношу неожиданно схватили на улице сотрудники милиции и обвинили в сбыте наркотиков.



Альмира Жукова : У него в кармане было 9800 рублей, а потом он поехал к какому-то бывшему руководителю и занял у того еще 15 тысяч. И вот он отдал, чтобы на него не завели уголовное дело. Но потом они все равно приехали к нему и сказали, что закроют это дело на него, если он вот эту девочку выведет из дома и сделает то, что они скажут. Ему нужно было сделать, чтобы она взяла эти деньги и занесла по указанному адресу.



Александр Валиев : Заявление с подробным описанием всех подробностей ареста Алины Жуковой молодой человек направил прокурору Республики Башкирия, а также Генеральному прокурору страны. Но девушка по-прежнему в СИЗО. Ее не выпускают даже под подписку о невыезде. Альмира Жукова уверена, что арест ее дочери связан с ее правозащитной деятельностью, в частности, с событиями в колонии номер 7. Между тем, прокурорская проверка никаких нарушений там не нашла. Вот как прокомментировал события в Мелеузе Александр Зуев, заместитель прокурора Башкирии.



Александр Зуев : Это называется членовредительство. Выдвинули требование. Все эти требования были предметом рассмотрения прокуратурой Республики Башкортостан. Туда выезжало руководство прокуратуры республики. Туда выезжал уполномоченный по правам человека Республики Башкортостан. Беседовали со всеми этими осужденными. В основном, требования их были признаны необоснованными, незаконными.



Александр Валиев : Как сообщила Альмира Жукова, скоро дело ее дочери передадут в суд. За полтора месяца девушке разрешили только одно свидание с матерью.



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



Село со своеобразным названием Зыково расположено в пригороде столицы Мордовии. Всего тринадцать километров отделяют его от Саранска, и эта чертова дюжина уже несколько лет является по-настоящему несчастливым числом для местных жителей. Решением городских властей автобусный маршрут, соединяющий село со столицей республики, был отменен. Формально причиной отмены послужила авария, произошедшая на железнодорожном переезде недалеко от села. Тогда погибли люди, и чтобы не рисковать человеческими жизнями, и было решено закрыть автобусный маршрут номер тридцать пять. Только вот стало ли от этого лучше жителям села, безопасностью которых озаботились городские власти?



Жительница : Были рейсы, ходили автобусы, мы ездили по делам, по личным вопросам. А сейчас по делам приходится ездить на попутных.



Игорь Телин : Трудно приходится местным пенсионерам. Чтобы съездить по делам в Саранск, кто-то дожидается у выезда из села попутки, кто-то идет пешком, а вот Иван Андреевич Захаров на старости лет сел на велосипед, так и ездит в город – то в аптеку, то в больницу на видавшем виды ПВЗ. Вряд ли, говорит, такие поездки в моем возрасте укрепляют здоровье. А куда деваться? Купил бы старую машину, да вот разве с моей пенсии купишь ее?



Иван Захаров : Вот транспорт теперь и летом, и зимой. А куда деваться? Я же не получаю 5 тысяч примерно. Я получаю 700 рублей. Это что, деньги?! За газ, за свет отдал – и все. Когда, какая погода. Ветер – побольше маленько.



Игорь Телин : В Зыкове проживают более двух тысяч человек по региональным меркам – село достаточно крупное, и, казалось бы, расположение вблизи столичного города должно быть в пользу местным жителям. Но все не так, говорят жители села.



Жительница : Я все говорю, Лыковы жили в лесу. К ним вертолет летал. А к нам ничего не летит.



Жительница : Зато около города.



Жительница : А живем около города. Нам говорят – а у вас село нерентабельное, у вас молодежь уходит. Правильно, у нас молодежь уходит. А почему уходит? К нам не на чем добираться. Вся молодежь уходит.



Игорь Телин : Вообще-то молодежь в селе есть. Но только работают молодые в основном не в местном сельхозпредприятии, а на городских заводах и в организациях. Может быть, отмена муниципального рейсового автобуса – мера профилактическая, чтобы оставались люди не только жить, но и работать здесь, в аграрном производстве. Только вот оказалась эта мера малоэффективной, только много проблем местным жителем создает.


Вообще-то автобус в село ходит. Частный. Два рейса рано утром и два – поздно вечером. Но ориентирован он только на ту часть местных жителей, кто ездит на работу на расположенный у въезда в Саранск завод «Орбита». Старый «Пазик» перевозит около сорока человек за рейс. Бывает так, что ломается, тогда проблему приезда на работу и возвращения домой приходится решать или с помощью попуток, или пешими прогулками, которые приятными в любом случае не назовешь. В селе нет ни поликлиники, ни аптеки, ни детского сада, так что и пенсионерам, и молодым родителям волей-неволей, а приходится ездить в Саранск.


Хорошо тем, у кого есть собственный автотранспорт, но таких в селе – единицы. Даже глава сельской администрации Людмила Алыхова не ездит, а ходит по делам в Саранск. Пять километров пешком до автотрассы, а там или снова пешком то первой остановки городского автобуса, или, если повезет, то на попутке.



Людмила Алыхова : Почти весь год ходила на трассу. Потому что в 8 часов организации не работают, в основном все начинают работать с 9 часов. Планерка проходит в 10 часов. Естественно, в 7 часов в город не поедешь. Поэтому, можно сказать, я весь год проходила пешком до трассы, голосовала, кто посадит. Очень… Невозможно так жить.



Игорь Телин : А уже в новом году жителей Зыкова ожидала очередная печальная новость. Железнодорожный переезд, тот самый на котором произошла четыре года назад авария, будет закрыт. И тогда единственный частный автобус вообще перестанет ходить в этот населенный пункт.



В эфире Казань, Олег Павлов:



В канун Рождества казанские правозащитники выступили в необычной для себя роли. Они привезли подарки в колонию для несовершеннолетних.



Игорь Шолохов, руководителя казанского правозащитного центра : Не сказать, что подарки в таком привычном смысле слова, как пакетик с леденцами, а какие-то такие вещи, которые были бы им необходимы. Мне начальник колонии сказал – да, говорит, это, конечно, было бы очень ценно. Такие вещи были бы, конечно, нужны – носки, нижнее белье, полотенца.



Олег Павлов : По словам руководителя казанского правозащитного центра Игоря Шолохова, необходимую сумму помогли собрать предприниматели.



Игорь Шолохов : На нашу просьбу откликнулось несколько предпринимателей, в частности, Литвин. Сумма была небольшая набрана. Не говорю, что это большие там миллионы, это небольшая сумма, которой мы разумно распорядившись, набрали определенный комплект вот этих товаров, чтобы каждому мальчишке, каждому подростку, который там находится, это было вручено.



Олег Павлов : Социальный работник правозащитного центра Казани Сергей Заднепровский, рассказывает, что больше всего ему запомнился взгляд ребят, когда сотни пар глаз смотрят на тебя как единое целое.



Сергей Заднепровский : Ребята реагировали по-разному. Кому-то важно было внимание, кому-то не было до этого никакого дела, но были лица, которые, действительно, выражали признательность, что, да, что это нужно. Начальство колонии, был заместитель по воспитательной работе, который сказал, что, да, это, действительно, самые нужные вещи, что действительно необходимо каждый день, а не только на один какой-то момент.



Руслан Шигапов, заместитель начальника колонии по воспитательной работе : Конечно, для них бесспорно большой подарок, что они не оставлены, не забыты обществом, то, что о них помнят. Здесь можно учесть тот вопрос, что многие из них не имеют матери, не имеют отца.



Олег Павлов : С Русланом Шигаповым, заместителем начальника детской колонии по воспитательной работе, согласна и начальник пресс-службы ГУФСИН России по Татарстану Инга Мазуренко. Она полагает, что при конструктивном подходе сотрудничество с правозащитниками может принести реальную пользу.



Инга Мазуренко : С правозащитниками у нас сотрудничество уже достаточно давно. Налажено оно идет. Что касается их благотворительных акций. Подарки любят все, а дети – особенно. Поэтому, естественно, им было очень приятно.



Олег Павлов : Действительно, казанский правозащитный центр с учреждениями исполнения наказания работает давно и, по словам его руководителя Игоря Шолохова, достаточно плодотворно.



Игорь Шолохов : Правозащитный центр совместно с сотрудниками соответствующих служб посещали колонии, то есть осуществляли, таким образом, общественный контроль за местами лишения свободы, проводили приемы по личным вопросам осужденных, осматривали места проживания осужденных на соответствие этих реальных мест проживания национальным и международным стандартам.



Олег Павлов : Работа с пенициарными учреждениями важное, но не единственное направление в деятельности казанских правозащитников.



Игорь Шолохов : Мы пытаемся помогать жителям Татарстана, да и не только Татарстана, в тех случаях, когда у них происходит конфликт с государством, с государственными органами или с должностными лицами. В основном, непосредственная тема наша – это правоохранительные органы и еще добавился произвол в армии.



Олег Павлов : В ушедшем году правозащитники Казани только официально зарегистрировали более 500 обращений граждан с жалобами на действия должностных лиц. Многим удалось помочь. В ряде случаев на скамье подсудимых оказались даже сотрудники милиции. Но как говорит Игорь Шолохов, это не самоцель. Главное - защитить права людей.



Игорь Шолохов : Это не наша цель – посадить больше милиционеров. Боже упаси, если кто о нас так думает! Мы хотим, чтобы мы все вместе спокойно ходили по улицам, и были защищены от любого произвола властей – будь то милиционер, будь то сотрудник администрации районной или еще кого.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Солнца нет уже давно, как будто полярный вечер пришел надолго, поэтому даже нарисованное солнце притягивает взор. И на выставках живописных работ многолюдно, и узнать хочется, каким сегодня видит художник мир вокруг себя, какие замечает изменения в людях.



Игорь Бабаянц : Более удрученное. Но, я думаю, что, вообще, люди не меняются. Меняется их отношение к другим людям, меняется отношение к жизни, к себе. Более стало театрализованнее.



Вера Володина : График Игорь Бабаянц считает, что в этой театрализации человек прячет себя.



Игорь Бабаянц : Вот этот театр более стал активным, чем был раньше. Надо показать себя таким, каким удобно. Человек, вообще, интересен каждый, я бы так сказал. Допустим, дать характеристику человеку, который мне интересен, как художнику, это сказать очень тяжело. Любой человек интересен. если вы в состоянии выразить состояние человека.



Вера Володина : С ним согласен заслуженный художник России Виталий Миронов. На его работах солнечный и заснеженный Боровск.



Виталий Миронов : Во все времена художнику было все интересно абсолютно, я считаю. Но некоторые отдают предпочтение пейзажу, некоторые человеку, допустим, некоторые жанровым каким-то моментам живописи. Вот мне, например, ближе пейзаж. Я пейзаж пишу. Туда ссылали старообрядцев, боярыню Морозову сослали, Протопопов отбывал там в Пафнутиев-Боровском монастыре тоже наказание. Город интересный, красивый, необычный. Это удивительно. Там Протва проходит по городу такой подковой. Часть города на высоком берегу стоит, часть города в низине. С низины он такой величественный монументальный, очень уютный и красивый сверху.



Вера Володина : Хотя художник Миронов живет и работает и в Подмосковье, и в Калужской области, но, прежде всего, увлечен Боровском. Пишет с натуры его, но воссоздает некоторые черты по столетней давности фотографиям, так что смотришь на его Боровск и не отгадаешь, он сегодняшний или на сто лет моложе, ведь с картины не увидишь, что в этом старообрядческом городе улицы - Большая Коммунистическая, Ленина, Урицкого да Воровского.



Виталий Миронов : Многие то, что я сейчас делаю, то, чего я фактически не видел, многие помнят, что это было. Город жил своей жизнью, своя была система, свой привкус провинциального города. Я хочу его почувствовать, его понять. Пишу все с натуры. Но потом то, чего не достает, я пытаюсь восстанавливать в работах своих по фотографиям. Мое восприятие – если бы я вдруг как-то оказался в том времени, как бы я почувствовал, как бы понял, возвращаю этот город в историю, начало XIX века. Стараюсь почувствовать и понять его в это время. Там много очень старообрядческих церквей. Они все сейчас функционируют, за исключением двух.



Вера Володина : График Александр Чаузов сказал, что если не голодаешь да имеешь краски да станок для работы, то пищи для ума и сердца во все времена много.



Александр Чаузов : И герои, и антигерои, природа, как прекрасна земля и на ней человек – вот моя тема, в основном. Свобода, воля творить – это и есть наша радость, можно сказать. А, в общем-то, каждый художник – свободный человек. Некоторые художники избирали и сами производственную тему. Было очень много художников, но это так далеко от искусства. Потому что это все уже коммерциализация идет, понимаете. А так, конечно, художники… С точки зрения материальной, художник жив тем, что он создает и творит. Это скрашивает все другие такие бытовые иногда, может быть, и не очень приятные вещи. Единственное, что художнику надо, конечно, чтобы не голодать, чтобы был станок, на котором можно работать, материалы для работы и время. Хорошо, когда ты занимаешься любимым делом, да еще и деньги платят.



Вера Володина : И ценителей красоты, считает его коллега Игорь Бабаянц, не убывает, но бывает недостаточно просвещения, чтобы истинное от пустого.



Игорь Бабаянц : Зрение-то у нас, в общем, одинаковое. Ощущение гармонии у человека заложено, я считаю, заложено Господом Богом. Заложено это умышленно Всевышним, чтобы сохранить душу человека, чтобы человек чувствовал красоту. Потому что красота дает человеку возможность не опуститься совсем. Стена иногда, может быть, интересней, чем эта работа. Стена имеет свой образ естественный. Наносного очень много. Все заполнено поверхностным каким-то. Совершенно нельзя войти в работу. Вы подходите и не можете дальше холста, плоскости, проникнуть. Это невозможно.



Вера Володина : Поэтому все три мастера к традициям относятся с почтением. Виталий Миронов.



Виталий Миронов : Если традиции существуют для чего-то, они делались для чего-то, они живут, их нужно чтить. Я не хочу сказать, что человек сейчас в связи с этими нашими переменами стал лучше. Нет, нет. Почему вот я говорю о традициях? Почему я вспоминаю понятие «художественческий»? Художественческое понятие как деликатность, совесть. Это такие моменты… Есть эти понятия, которые среди художников существуют, о которых мы всегда должны помнить. Иногда так смотрим, прощаем чего-то, а все идет, идет, заходит далеко, и потом это уже не укладывается ни в какие рамки.


Вера Володина : Даже если, объясняет художник, это затем помещается в рамки для картины.



В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:



Слышен звон колоколов



Среди выпускников Саратовской государственной консерватории есть люди уникальной профессии: звонари и звонарки, колотайщицы – так их называли раньше. Все они – ученики профессора Александра Ярешко, президента Ассоциации колокольного искусства России.


Слово «искусство» в названии ассоциации не случайно. В странах Европы, откуда пришла традиция колокольного звона, он выполняет сигнальную функцию, и лишь российские звонари превратили звучание колоколов в музыку. Но главное, считает профессор Ярешко, колокола объединяли бесконечные просторы России в единое музыкальное пространство.



Александр Ярешко : Представьте, скажем, Саратов. Когда-то в Саратове, еще в начале ХХ века, было 40 церквей. Каждая церковь обязательно имела колокольню с полным набором колоколов, потому что это был знак церкви. Если это звон, то он что-то да обозначает, он сопровождает всю службу, по сути, является ярким дополнением к церковному обряду. Но, вместе с тем, они наполняли наши города и селения необыкновенной звуковой аурой.



Ольга Бакуткина : Собирать колокольные звоны Александр Ярешко начал в 70-х годах, объездил с магнитофоном всю страну. Тогда еще живы были старые звонари, обучавшиеся на слух у своих предшественников. Так удалось записать и сохранить живую традицию русского колокольного звона, передававшуюся из поколения в поколение.


Ученики профессора Ярешко работают даже в Бельгии – это лауреаты международного конкурса Елена Садина и Сергей Грачев. Саратовский звонарь Владимир Ковалев оказывает помощь в подборе колоколов и оборудовании звонниц в городах России. Каждый звонарь уникален. Используя канон как канву, он вплетает в нее свою собственную мелодию. Уникальны и голоса знаменитых колоколов. Рассказывает Александр Ярешко.



Слышен звон колокола



Александр Ярешко : Благовест. Только это колокол 8-тонный «Лебедь». Благовест – это призыв на молитву. А потом звон перед службой и звон после службы. После службы звон более радостный, более веселый. (Слышен звон колоколов). Звон, который исполняет выпускник нашей консерватории Александр Долгов, тоже лауреат конкурса «Звонари России». Красный звон. (Слышен звон колоколов).


Вот мы, когда начали восстанавливать это искусство, не на чем было. Первые колокола, которые в 90-е годы начали отливать в Воронежском цехе, были просто плохие. Подняли литературу XIX века. Но там оказалось столько много секретов, которые можно было пройти только лишь на практике. Понадобилось, наверное, целых 10 лет, пока наши производители постепенно, от колокола к колоколу, улучшали качество, находили эти секреты. Сейчас у нас несколько уже несколько производств в России. В начале ХХ века было 30 заводов, которые изготавливали колокола.


В то время был один из лучших производителей Николай Иванович Оловянишников. Сейчас, если мы находим колокол Оловянишникова, то мы можем быть уверены, что это очень яркий и качественный колокол. В Москве немного сохранилось колоколов Оловянишникова. В частности, вот эти колокола, которые звучат в церкви на Рогожском кладбище. (Слышен звон колоколов). Он очень певучий звук этого колокола. (Слышен звон колоколов). Это праздничный звон, праздничный великий звон, потому что тут и великие колокола. В нем есть некоторое такое таинство, какое-то завораживающее таинство. Здесь есть что-то и глубокое, вечное в этих звучаниях. Вместе с тем, здесь и включение остальных голосов - целая симфония звона. Это так называемый трезвон. Праздничный звон состоит из трех частей.



Ольга Бакуткина : Слово «трезвон» обесценилось в бытовом употреблении, как и звуковая аура современных городов. На вопрос, какие звуки окружают нас сегодня, будущие хормейстеры, студентки консерватории, ответили - сирены и шум моторов автомобилей. Впрочем, музыкальное образование помогает и в городском шуме найти гармонию.



Студентка : Люди с абсолютным слухом… Сигнализация работает – о, тональность до-минор! Колокольный звон слушаем, наверное, с утра, когда еще тишина. А вечером уже заглушается.



Ольга Бакуткина : Звучание музыкальных инструментов из окон консерватории заглушается ревом автомобилей, обрывками популярных мелодий, рекламных слоганов, доносящихся с катка стадиона. И лишь два раза в сутки в какофонию городских звуков вплетается мелодичный звон колоколов маленькой церкви со странным названием «Утоли моя печали».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG