Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Басманный суд Москвы рассмотрит вопрос о мере пресечения Алексею Френкелю, подозреваемому в организации убийства первого заместителя главы Центробанка Андрея Козлова


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие адвокат Игорь Трунов.



Алексей Кузнецов: Басманный суд Москвы рассматривает сегодня вопрос о мере пресечения Алексею Френкелю, который подозревается в организации убийства Андрея Козлова, первого заместителя главы Центробанка. Напомню, что ранее заседание суда было отложено по просьбе защиты, она просила предоставить время на подготовку к слушаниям. Вот как прокомментировал ситуацию адвокат Френкеля Игорь Трунов.



Игорь Трунов: Ситуация, к сожалению, достаточно плачевная. Встретиться и попасть в следственный изолятор адвокатам не удалось, ни мне, ни остальным адвокатам, которые представляют задержанных по этому делу. Некоторые адвокаты с декабря не могут попасть и не могут оказать юридическую помощь тем, кто содержится под следствием. И мы за это время собрали положительные характеристики, социально значимые люди нашей страны согласились дать личное поручительство, в частности – президент Международной Московской валютной биржи лично явится в суд, для того чтобы дать личное поручительство. Это, пожалуй, все, что мы смогли сделать.


В общем, встретиться не удалось с подозреваемым Алексеем. И адвокат Лианы Аскеровой, к огромному сожалению, тоже не смог попасть к ней и добиться возможности с ней поговорить. Поэтому сейчас в России законодательство подразумевает возможность встречи с подзащитным, возможность предоставления юридической помощи с разрешения следователя. То есть, по Конституции, это равная сторона, это состязательный процесс, но адвокат зависим от следствия. И следствие на сегодняшний день, видимо, из-за слабости своей позиции не желает и не допускает адвокатов к тем, кто содержится в следственных изоляторах.


За все то время, когда арестовали Алексея, я целыми днями каждый полчаса звоню в Генеральную прокуратуру и пытаюсь объяснить им свои права, права Алексея – право на защиту, право на квалифицированную юридическую помощь. Но ничего из этого не получается – либо телефоны молчат, либо со мной разговаривают какие-то посторонние люди. Поэтому достаточно сложная ситуация. Мои личные предположения все-таки должны строиться на каких-то процессуальных документах и тех доказательствах, которые обвинение должно нам предъявить и обязано предъявить в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом, а этого оно не сделало. Поэтому гадать на кофейной гуще при наличии презумпции невиновности, когда обвинение должно предъявить, доказать, в чем-то нас убедить, какие-то документы нам вручить, этого ничего не произошло.


XS
SM
MD
LG