Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Счастливый город в войне. Военная история Ольвии Понтийской»


По убеждению Юрия Виноградова, его книга должна «как-то противостоять <…> мутному потоку <…> вольных фантазий» историков

По убеждению Юрия Виноградова, его книга должна «как-то противостоять <…> мутному потоку <…> вольных фантазий» историков

Издательство «Петербургское востоковедение» выпустило новую книгу Юрия Виноградова — «Счастливый город в войне. Военная история Ольвии Понтийской. (VI в. до н.э. — IV в. н.э.)». В монографии впервые освещены военное дело и военная история древнегреческого города-государства Ольвии Понтийской от момента возникновения до гибели под натиском варварских племён.


Прогуливаясь по книжным магазинам, мы уже отмечали, что под вывеской «военной истории» настоящие ученые еще могут получить допуск к читателю. Естественно, не только они, еще и куча проходимцев, но у настоящих, слава богу, или, может быть, слава Ахиллу, которого древние герои книги почитали как бога — у настоящих ученых тоже появляется какой-то шанс пообщаться не только с коллегами, но и с широкой аудиторией.


Доктор исторических наук Юрий Алексеевич Виноградов в предисловии к книге как раз и начинает с того, что ему хотелось бы «как-то противостоять… мутному потоку» «вольных фантазий» и дилетантизма. А Ольвия, которую он раскапывает с 1977 года, это античный город на берегу Днепровско-Бугского лимана, к югу от Николаева. Греческие колонии — видимо, самая ранняя городская культура на территории нашей «бывшей» страны. За 900 (а если считать от первого поселения на Березани, то за целую тысячу лет) колонистам и их потомкам приходилось конфликтовать и с кочевыми племенами, и с восставшими рабами, и с непобедимой македонской армией, каковая, впрочем, взять Ольвию так и не смогла.


Автор приводит такую мысль Платона: что каждый город «находится в естественном состоянии войны с каждым другим». Милитаристская составляющая истории воспроизведена в книге: вооружение, приемы ведения боя, характерные для греческих гоплитов, скифов, сарматов, кельтов… Тут что интересно: рассказы древних авторов о племенах, населяющих окраины Ойкумены — в них можно и впрямь запутаться и придти к пессимистическому выводу. Историк, дескать, не в состоянии восстановить прошлое, как оно было на самом деле, отличить правду от легенды. Но только если опираться исключительно на тексты. А Виноградов всякий раз соотносит Павсания или Страбона с археологией, и сразу возвращает читателя на твердую почву реального знания, которое не обязательно предполагает уличение во лжи почтенных греков или римлян. Зачастую, подержав в руках конкретные предметы, современный ученый просто лучше понимает своих далеких предшественников: что они могли иметь в виду.


Иллюстрации в книге — научные реконструкции внешнего облика воинов разных государств, крепостных сооружений, и посмотрев, например, на «юго-восточный участок оборонительных стен» цитадели Ольвии, честное слово, не позавидуешь тем, кто взялся бы их штурмовать без артиллерии.


Между тем, твердыни античного мира не устояли.


И здесь я бы отметил такую особенность, отличающую работу Виноградова от разнообразных «военных реконструкций», в которые сейчас охотно играют взрослые дяденьки, — то, что в нашем случае военная атрибутика и технология существуют не сами по себе, это не игра в солдатики, а часть сложной человеческой жизни. Например, глава третья: «Греки и варвары: конфликт, сосуществование или сотрудничество?» Не секрет, что для Древней Греции характерно жесткое разделение на цивилизованных людей первого сорта, к которым относили себя любимых, и варваров — «грубых, деспотичных, рабских, коррумпированных и пр.». Автор обращает внимание на то, что «этноцентризм» вовсе не был изначально присущ греческому обществу, такие взгляды формировались постепенно, а до крайности оказались доведены как раз в классических Афинах, которые до сих пор олицетворяют демократию и высокую культуру. Казалось бы, парадокс. А на самом деле, если вспомнить, на чем базировалось это процветание — совершенно естественное движение мысли. Античная формация вырвалась вперед не просто благодаря более эффективной общественной организации, но также за счет того, что организация эта позволяла активно и планомерно присваивать, а потом распределять среди своих чужие ресурсы, включая главный ресурс — людей, рабочую силу.


Кстати, подобная система внешнеэкономических связей: у неимущего отнимется, имущему прибавится — характерна не только для античности. Понятно, что она требовала идеологического обоснования. Но в «Счастливом городе» показано, как живая человеческая жизнь пробивается сквозь идеологию. В греческих колониях, расположенных «в гуще варварских племен…, жизнь чаще всего требовала иных подходов и оценок». Культурные заимствования прослеживаются в обе стороны — точнее, сторон было много, по количеству народов. А памятником разумному сосуществованию можно считать стелу Леокса, сына Мольпагора, на которой с одной стороны изображен греческий юноша в характерном шлеме с копьем, а с другой — человек в скифском одеянии с луком.


И еще один, вовсе уж далекий мостик между культурами: оказывается, советская традиция навечно зачислять в состав воинской части Героев Советского Союза, «имена которых ежедневно выкликались во время проверок личного состава», а «аккуратнейшим образом застеленная солдатская кровать принадлежала, как считалось, герою» — эта традиция имеет древнегреческий прототип.


В общем, книга об ольвиополитах — гражданах Ольвии — как и вся военно-античная серия издательства «Петербургское востоковедение», представляет не узко-ведомственный, по линии министерства обороны, но самый широкий общественный интерес.


XS
SM
MD
LG