Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Антифашисты Петербурга собирают кровь для раненого товарища


Экстремисты дожидаются окончания антифашистских акций и нападают на небольшие группы их участников

Экстремисты дожидаются окончания антифашистских акций и нападают на небольшие группы их участников



Активисты Антифашистской ассоциации Петербурга объявили кампанию сбора крови для своего товарища Ивана Елина. После нападения 14 января, в ходе которого 21-летний Елин получил 20 ножевых ранений, он находится в реанимации одной из городских больниц в тяжелом состоянии. Прокуратура возбудила уголовное дело, пока подробности хода следствия неизвестны.

Конфликты между национал-экстремистами и антифашистами в Петербурге случались и раньше. Однако после нападения на Елина эксперты заговорили о целенаправленной атаке на участников акции «Еда вместо бомб», в которой принимала участие Антифашистская ассоциация. В городе по крайней мере несколько десятков организаций, которые называют себя антифашистскими и пытаются противостоять нескольким десяткам правоэкстремистских и профашистских неформальных организаций. Оба движения плохо структурированы и едва ли поддаются классификации. К примеру, сторонники антифашистов - это радикальные молодежные группировки «Антифа», Интернациональная федерация анархистов, движение «Молодежное “Яблоко”» в Петербурге, прокремлевская молодежная организация «Наши». Все они объявляют борьбу с фашизмом одной из целей своей активности.


О петербургском антифашистском движении Радио Свобода рассказал участник Антифашистской ассоциации Петр Рауш:


- Я думаю, что следует понимать под антифашистами всех тех, кто не фашист. Потому что здесь нельзя занимать какой-то третьей позиции. Тут можно быть либо за, либо против. Поэтому представлять себе антифашистов как какие-то небольшие молодежные группировки совершенно неправильно. Что касается инициативы «Еда вместо бомб», или антивоенного пикета, или антифашистской ассоциации - эти организации, к сожалению, не так многочисленны, как хотелось бы. К сожалению, сейчас каких-то серьезных акций мы проводить просто не в состоянии, потому что у нас не так много сил. Эти нападения - а за последние два месяца мы имеем уже третьего человека с тяжелыми ножевыми ранениями в реанимации - проводятся на нас. Не мы являлись инициаторами этих атак. Это уже напоминает охоту - человека подкарауливают у подъезда и атакуют.


- Что это за акция такая, которую вы назвали «Еда вместо бомб»?


- «Еда вместо бомб» - это международная кампания анархическая. Но не все анархисты участвуют в этой акции, в смысле, часть анархистов не участвует, а из тех, кто участвует, не все считают себя анархистами. Эта инициатива британских анархистов была поддержана товарищами из Москвы, в Питере сейчас уже не менее четырех точек, это ребята раздают вегетарианскую еду бездомным.


- Они сами ее готовят?


- Да, конечно сами. Это совершенно некоммерческая инициатива. Просто поскольку участники этой инициативы являются по взглядам своим антифашистами (собственно Тимур Качарава, убитый в прошлом году, тоже участвовал в этом) - со стороны фашистов это вызывает такое отношение.


- Как вам видится ситуация с экстремистскими группировками в Петербурге? Насколько их много и насколько велика их численность?


- С точки зрения властей и мы можем быть оценены как экстремистская группировка, потому что наше отношение к власти крайне отрицательное. Экстремизм - это направление, которое придерживается крайних взглядов относительно чего бы то ни было. Относительно тех группировок, которые занимаются этими нападениями, следовало бы говорить о нацистских группировках. Они довольно многочисленны, но плохо скоординированы. Такое впечатление, что последние нападения осуществляются какой-то одной группой либо двумя-тремя, не больше. Основная масса участников нацистского сообщества в этом пока не задействована.


- Деятельность ДПНИ в последнее время привлекает ваше внимание?


- Я думаю, что эти нападения напрямую совершенно связаны с деятельностью ДПНИ. Я уверен, что ДПНИ причастно к этим нападениям, как, собственно, и определенные структуры в ГУВД и, возможно, в ФСБ. Потому что по факту нападения группы нацистов (20 человек на нас напало 3 декабря, наши либеральные соратники подавали по этому поводу заявление в милицию на предмет возбуждения уголовного дела) уже получено два отказа.


- Вы стояли в пикете?


- Нет, мы возвращались с пикета. Обычно мы уходим с пикета организованными группами, потому что на большие группы они боятся нападать. Просто в этот раз нас было не так много.


- У вас есть какие-то косвенные или прямые доказательства того, что сотрудники правоохранительных органов и ФСБ имеют отношение к ДПНИ или к другим группировкам, которые осуществляют подобного рода нападения?


- Скорее, косвенные, чем прямые. Скажем, люди, которые были задержаны во время «Русского марша» - они говорили о том, что некоторые сотрудники милиции говорили им следующее: Кириллов и Кузнецов от вас отказались. Кириллов и Кузнецов - это лидеры ДПНИ в Питере, они, по всей видимости, каким-то образом обеспечивали поддержку участников «Русского марша» и помогали им через сотрудников милиции. Сам факт отказа в возбуждении уголовного дела - он показывает, на чьей стороне симпатии милиции.


XS
SM
MD
LG