Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия занимает 120-е место из 161-го в мировом рейтинге экономических свобод


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Аллан Давыдов.



Дмитрий Волчек : Россия занимает 120-е место из 161-го в мировом рейтинге экономических свобод, который ежегодно разрабатывается вашингтонским Фондом Heritage . В целом свобода предпринимательства оценивается аналитиками Фонда на 64,1 балла из ста возможных. Данный показатель снизался на 0,3 процента по сравнению с показателем прошлого года. Прокомментировать такую оценку американских исследователей корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Аллан Давыдов попросил известного российского политолога Андрея Пионтковского, который сейчас работает в Гудзоновском институте в американской столице.



Андрей Пионтковский : Heritage - это достаточно солидная организация, которая весьма дорожит своей репутацией. Поэтому это солидный источник. Кроме того, я бы добавил, что речь идет об экономических свободах, то есть тут автоматически исключается любая политизированность, которую можно было бы заподозрить организацией, проводящей рейтинг. Речь не идет, скажем, об оценке степени свободы слова, разделения властей и так далее, по которым могут быть какие-то концептуальные дискуссии. Например, мы вот уверяем, что у нас какая-то особая «суверенная демократия», самая совершенная в мире.


Здесь очень технические, скучные вещи – транспарентность субъектов экономической деятельности, степень вмешательства государства, налоговая политика и так далее. Поэтому, мне кажется, надо принимать эти данные, как они есть, тем более что это очень устойчивая тенденция. Ведь как известно, Heritage каждый год публикует свои данные. Наше такое скольжение вниз наблюдается уже последние годы, особенно после 2003 года.



Аллан Давыдов : Интересно, что Россию в рейтинге экономических свобод обогнали ряд стран, которые чуть более полутора десятилетий назад были советскими республиками – такие республики, как Эстония, Литва, Армения, Грузия, Киргизия и Молдавия. О чем это, на ваш взгляд, может говорить?



Андрей Пионтковский : То, что нас обогнали члены Европейского Союза Эстония и Латвия, это неудивительно. А вот то, что впереди нас та же Киргизия и Молдова, как раз подчеркивает то, о чем я говорил, что имеются в виду, прежде всего, экономические свободы. Трудно утверждать, что Молдова или Киргизия гораздо более демократические страны, чем Россия в политическом смысле. Понимаете, это очень важно. Потому что значительная часть даже либеральной интеллигенции с приходом Путина развивала такую иллюзию – черт с ними с политическими свободами, давайте на время пожертвуем ими, главное – это развитие экономики, главное, чтобы у нас появился русский Пиночет, который железной рукой поведет нас по пути экономических свобод, экономических реформ, экономического развития. Вот показало, что история в который раз подтвердила, что экономические, политические свободы связаны неразрывно. Нельзя ими пожертвовать, особенно в такой стране, как Россия.



Аллан Давыдов : Иными словами, зависимость прямопропорциональная?



Андрей Пионтковский : Она сложнее, понимаете. Вот, например, мы на 120-м месте, а, по-моему, Сингапур обычно на 1-м месте, да?



Аллан Давыдов : На 1-м месте Гонконг, на 2-м – Сингапур.



Андрей Пионтковский : Да, вот, кстати, тоже Гонконг и Сингапур не идеалы политических свобод. Связь сложнее, но эти государства, тот же Сингапур, с абсолютно чистой бюрократией, с полным отсутствием коррупции. А вот в России это гремучая смесь – это отсутствие политических свобод и абсолютно коррумпированная бюрократическая вертикаль. Поэтому это наше 120-е место закономерно. Мне кажется, что как раз сейчас, когда природа путинского режима, как такого корпоративного государства бюрократов-бизнесменов достаточно определилась, в этом падении вниз мы уже прошли и точку невозврата.



Аллан Давыдов : Тем не менее, по трем показателям из десяти Россия превышает общемировой средний показатель. Это такие показатели, как свобода бизнеса, фискальная свобода, свобода на рабочем месте. То есть здесь Россия в явном плюсе. Что это, по-вашему, счастливое исключение или нарастающая закономерность?



Андрей Пионтковский : Фискальная свобода – это наш знаменитый 13-процентный плоский налог. Это мечта всех либералов-экономистов. Кстати, я не случайно сказал, что падение началось после 2003 года. Это еще достижение такого первого романтического периода путинских реформ, до дела Ходорковского.


А свобода на рабочем месте. Я бы с этим поспорил очень сильно. Тут как раз имеется в виду полное бесправие нашей рабочей силы – это отсутствие реальных профсоюзов, сверхэксплуатация мигрантов. Я бы не очень гордился этим достижением. Либералы-экономисты вершиной свободы на рабочем рынке считают возможность права предпринимателя выкинуть на улицу рабочего в любое время.



Аллан Давыдов : Так исследователь Гудзоновского нтститута российский политолог Андрей Пионтковский прокомментировал опубликованный вашингтонским Фондом Наследия ежегодный мировой рейтинг экономических свобод, в котором Россия заняла 120-е место из 161.


XS
SM
MD
LG