Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирина Ясина: "Там, где решения не единоличны, невозможно повлиять, убрав одного человека"


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Марк Крутов: По делу об убийстве Андрея Козлова задержаны всего семь человек, включая исполнителей преступления и обвиняемого в его организации московского банкира Алексея Френкеля. По одной из версий наблюдателей, Алексей Френкель сам мог стать жертвой сложной интриги. Привело его к этому якобы желание отыскать в действия Центробанка признаки коррупции. О том, насколько вероятен такой сценарий, мой коллега Данила Гальперович побеседовал с экономистом Ириной Ясиной, которая в 90-х годах руководила Департаментом общественных связей Центрального банка России.



Данила Гальперович: Ирина, вы довольно долго проработали в Центральном банке. Можно ли говорить, что это структура прозрачная или там все-таки есть некая база для коррупции?



Ирина Ясина: Очень сильно стремится руководство Центрального банка, где-то начиная с середины 90-х годов, настолько все забюрократизировать в хорошем смысле этого слова, чтобы не осталось никаких возможностей для коррупции. Что для этого необходимо - известно. Необходимо принятие максимального количества инструкций, чтобы исключить волюнтаризм чиновников. В начале 90-х, когда российская банковская система создавалась, конечно, этого не было. К середине 90-х ситуация стала выправляться. Думаю, что сейчас уже на каждый чих там какие-то вещи, которые не позволяют чиновнику принимать собственное решение. Не забывайте также, что Центральный банк подчиняется всем нормативам, которые на него накладывает так называемый Базельский комитет. Это означает, что существуют международные нормы, которым тоже он должен следовать.



Данила Гальперович: В связи с делом Алексея Френкеля, который судился долгое время с Центральным банком, возникают самые разные разговоры о том, что этот предприниматель предлагал некие схемы, которые бы оптимизировали работу Центрального банка и убрали любую возможность какой-либо коррупционности чиновников этого ведомства. Насколько, вам кажется, это похоже на правду?



Ирина Ясина: Когда-то, в начале 90-х годов одна из сотрудниц высокопоставленных Центрального банка мне рассказывала, что не любит давать лицензии банкирам в грязных ботинках. Ну, это был чистой воды волюнтаризм. Может быть, он все соблюдает, но он приперся к ней в грязных ботинках - и она ему лицензию не дает. Почва для этого, конечно же, не истреблена окончательно.



Данила Гальперович: Но одно дело - грязные ботинки, которые вы упоминали, а другое дело - банки, лишенные лицензии за, например, отмывание преступных денег, как об этом говорило следствие и прокуратура. Может здесь возникнуть большая какая-то база для конфликта?



Ирина Ясина: Честно говоря, я не верю в то, что это мог сделать кто-то из банкиров , по одной простой причине: банкиры слишком хорошо и долго знают «кухню» Центрального банка и знают, что решения принимаются коллегиально. Даже если бы один самый высокий чиновник, председатель, первый зам председателя хотел принять то или иное решение, он бы не смог это сделать без того, чтобы это решение не было подтверждено большим количеством его коллег. И в совете директоров, и в Комитете банковского надзора более 10 человек. Поэтому никакие решения не единоличны, а там, где они не единоличны, там невозможно повлиять, убрав одного человека.


XS
SM
MD
LG