Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стритрейсинг, или уличные гонки


Вероника Боде : Сегодня мы будем говорить о таком явлении, как стритрейсинг (иначе это можно назвать «уличные гонки»). У нас сегодня в гостях – постоянная участница этих гонок по имени Ирина, которая выступает под ником «Нахалёнка», наш постоянный эксперт Юрий Гейко, ведущий программы «Автоликбез на Авторадио», а также автогонщик и каскадер Мартин Иванов, который снимается в фильме Олега Фесенко о стритрейсерах. По телефону из Санкт-Петербурга принимает участие в программе сценарист этого фильма Андрей Либенсон.


Юрий Гейко, о Мартине, если можно, чуть подробнее расскажите.



Юрий Гейко : Мартин – человек легендарный. Я его отца знаю, слава богу, уже 30 лет. Думаю, что он сейчас слушает нашу передачу. Виктор Иванов – известный человек в кинематографических кругах и Советского Союза, и России. А Мартин – трижды чемпион Литвы, кстати, по всем видам автомобильных гонок (то есть ралли, кольцо и ипподром). Да, Мартин?



Мартин Иванов : Да.



Юрий Гейко : Человек скромный и немногословный. Но, я думаю, что мы его разговорим.



Вероника Боде : Обязательно. Итак, стритрейсинг – уличные гонки в Москве.



Юрий Гейко : Хулиганство, я бы сказал.



Смех в студии



Вероника Боде : Хулиганство, по определению нашего постоянного эксперта Юрия Гейко. Первый вопрос к Ирине, к «Нахалёнке». Ира, расскажите, пожалуйста, как все это дело все проходит?



Ирина: Я бы хотела, наверное, изменить ошибочное мнение людей по поводу того, что стритрейсеры – это убийцы, носящиеся по улицам, сбивающие все подряд. На самом деле это не так. Это спортивное ориентирование на машинах, совершенно безопасное.



Юрий Гейко : Да? Что вы говорите?! Спорт ивное ориентирование по ночам, да?!



Ирина: Так вас никто не заставляет… Конечно, когда меньше уровень опасности – меньше машин, меньше людей на дорогах, когда можно совершенно спокойно сориентироваться по улицам. Это развивает мышление, внимание. По крайней мере, я знаю людей, которые у нас на красный свет не ездят, соблюдают все Правила дорожного движения. Это все на ответственности человека.



Юрий Гейко : Вероника, дело в том, что мой сын старший одно время увлекался очень сильно всеми этими делами. По ночам его вообще видно не было, он перешел на ночной образ жизни. Почему я говорю «хулиганство» - потому что мне это очень сильно не нравилось.



Ирина: Не знаю, я этим увлечена уже очень много лет. Благодаря этому у меня и внимание на дорогах есть и, по крайней мере, уважение к людям.



Юрий Гейко : А, может быть, Мартина спросим – пусть будет третейским судьей? Он не рейсингист. Но только что отснялся, делал трюки, гонки все эти.



Ирина: Гонки – это немножко другое. Заметьте, что у нас нет трюков. У нас все происходит вживую.



Юрий Гейко : Но мы услышим противоположную сторону.



Вероника Боде : Да, Мартин, как вы относитесь к этому явлению?



Мартин Иванов : Стритрейсинг я, например, не понимаю – зачем он.



Смех в студии



Вероника Боде : А какого вам в этой роли - роли каскадера в фильме - пришлось?



Мартин Иванов : Это работа. Меня же не спрашивают …



Ирина: Это работа. Это не стиль жизни. Человек не живет этим ночами.



Мартин Иванов : Да.



Вероника Боде : А гонки – это стиль жизни?



Ирина: По-хорошему – да.



Юрий Гейко : Ты легко вошел в образ?



Мартин Иванов : Просто есть же гонки профессиональные, а есть стритрейсинг. Если кому-то хочется погоняться - пожалуйста.



Ирина: Мы просто объединяем людей, которые не видят себя, грубо говоря, тусующимися в клубе. Есть молодежь, которая употребляет наркотики, сидит в клубах, пьет. Те же ребята по 18, 20, 25 лет. У нас ребята приезжают – никакого алкоголя. Если, не дай Бог, запах алкоголя, – человек к машине не допускается, дисквалифицируется, и в других клубах официально никто никого не пускает.



Юрий Гейко : Адреналина не хватает молодежи.



Вероника Боде : Понятно. Вопрос к Андрею Либенсону, сценаристу фильма Олега Фесенко об уличных гонщиках. Фильм называется, насколько я понимаю, «Стритрейсеры» (или еще другое было у него название - «Горячий асфальт»). Скажите, Андрей, как возникла идея сделать такой фильм?



Андрей Либенсон : Она возникла достаточно давно – года два назад. Собственно, после пары посещений питерских заездов (я не знаю, как это делается в Москве, но в Питере это было достаточно красиво). Причем в Питере меньше развита московская разновидность гонок по городу - то, о чем говорит Ира…



Ирина : Стритчеллендж.



Андрей Либенсон : Челлендж, да. Здесь в основном за городом собираются тысячи машин, и на огромном поле они…



Ирина: Это как раз драгрейсинг.



Андрей Либенсон : Все достаточно запутано.



Юрий Гейко : Кстати, многие люди и не различают этого.



Андрей Либенсон : Но штука в другом. Мне-то как раз кажется, что стритрейсеры сами стали немножко жертвами собственного же увлечения. Потому что теперь в любого человека, который вытворяет какие-то безобразия на улице, сразу автоматически тыкают пальцем и говорят – смотри, стритрейсинг. А это человек, который повесил на свою машину много каких-нибудь смешных, светящихся, мелькающих деталей - то же самое с ним происходит.


Меня-то как раз заинтересовала увлеченность, одержимость этих людей. С Олегом мы делали фильм не столько о стритрейсерах. Насколько я вижу: Интернет, автомобильные форумы стритрейсерские, - люди там немножко другого кино ждут. Они увидят несколько другое – не то, на что они рассчитывают. У нас не было задачи ставить такой, грубо говоря, биографический фильм о том, как зарождалось движение стритрейсинга в России, что с ним происходило в процессе, к чему оно привело. Нет. Мы взяли эту очень интересную, красочную фактуру и попытались рассказать некую историю об одержимости людей.



Юрий Гейко : Но ваша история, Андрей, хорошо, надеюсь, кончается?



Андрей Либенсон : Хорошо кончается, конечно. Коммерческое кино хорошо кончается.



Смех в студии



Юрий Гейко : Слава Богу!



Вероника Боде : Ира, вы сказали, что стритрейсинг – это стиль жизни. Если можно, подробнее об этом.



Ирина: Это действительно одержимость людей, которые существуют как бы на одной волне. Люди увлечены машинами, увлечены вот этим адреналином, какими-то скоростными приключениями. Как вот у нас последние гонки происходят… Мозговой штурм. Дается задание, которое надо разгадать, которое надо продумать, какие-то креативные решения найти: перевести бабушку через дорогу, быть одетым в виде Снегурочки, поздравить детей, все это запечатлеть фотоаппаратом. Это объединяет людей. У меня, например, очень много знакомых, очень много друзей, меня узнают на улицах, меня узнают также в Интернете. Очень много клубов. Это все объединено одной волной – интересом. Стиль жизни – в выходные мы встречаемся, проводим их вместе, в клубы ездим, какие-то выездные мероприятия устраиваем…



Юрий Гейко : А вот не так давно перекрыли Садовое кольцо ночью…



Смех в студии



Ирина: Это не я!



Юрий Гейко : Это не ваши мероприятия?



Ирина: Насколько я знаю (хотя меня там не было), это была акция протеста против запрета правого руля. Потому что очень много машин ездит с правым рулем. И еще - ну, не требование, а просьба о выделении трассы для проведения гонок. Потому что ребята сами понимают реально, что на улицах это опасно делать. Они уже просят правительство – пожалуйста, выделите трассу.



Юрий Гейко : Кстати, много лет идет разговор о том, что если какое-то опасное движение существует, его надо организовать и возглавить.



Вероника Боде : И сейчас это как раз и происходит, насколько я понимаю, да?



Ирина: На самом деле легализации, как таковой, нет. Но когда еще была команда, где я входила в состав организаторов, мы проводили гонки в Одинцово, и нам предлагали – давайте, вы будете проводить гонки официально, под руководством администрации, для отдыха молодежи. Но мы потом просто взвесили и поняли, что любая авария: например, пьяный молодой парень сел за руль машины отца, - сразу же автоматически становимся мы виноваты. Мы не смогли взять на себя такую ответственность. Хотя нам предлагали – давайте, мы выделим трассу. Потом это все как-то замялось, к сожалению.



Мартин Иванов : Наверное, надо делать какую-то техническую проверку машины перед каждыми гонками.



Юрий Гейко : По идее – да.



Ирина: Ответственность человека, естественно, наша ответственность – не допустить к гонкам пьяного, человека под наркотическим опьянением, человека, у которого нет прав, или ведущего себя неадекватно.



Вероника Боде : Андрей, расскажите, пожалуйста, подробнее о том, как снимался фильм.



Андрей Либенсон : Как снимался, лучше у Мартина спросить, потому что он непосредственное участие принимал.



Юрий Гейко : Сколько машин расколотил, Мартин?



Мартин Иванов : Думаю, что много.



Смех в студии



Ирина: Десять?



Мартин Иванов : Нет, штук 15, наверное, где-то. Но это, конечно, не все были…



Вероника Боде : Мартин, чуть подробнее: как это все происходило, что это были за трюки?



Юрий Гейко : Все-таки хочу два слова о Мартине сказать. В позапрошлом году они с отцом получили (первый раз, кстати, русским каскадерам присужден голливудский «Оскар», как его называют) каскадерский «Оскар» в Лос-Анджелесе. Вручали его там Вите Иванову, у которого, в общем, американский паспорт, а Мартина не пустили туда. Американцы испугались, может быть, что он там останется. (Я не знаю, почему ему визы не дали.) Но Витя, его отец, великолепно вышел из положения. Он вырезал из фанеры своего сына в полный рост (один в один), наклеил фотографию и вышел с ним на сцену получать этот приз.



Смех в студии



Вероника Боде : Отлично!



Юрий Гейко : Так что, поздравляем тебя, Мартин!



Мартин Иванов : Спасибо.



Андрей Либенсон : Очень хорошо.



Вероника Боде : Андрей, еще такой к вам вопрос. Какое у вас сложилось впечатление: насколько это опасное занятие – стритрейсинг?



Андрей Либенсон : То, что в фильме показано – полное безобразие.



Смех в студии



Юрий Гейко : Правильно, кассу же надо делать.



Ирина: К чему же вы призываете?



Андрей Либенсон : Мы как раз призываем контролировать свои эмоции.



Ирина: Андрей, честно говоря, я не видела фильма, но хочу поинтересоваться – вы сами присутствовали на гонках?



Андрей Либенсон : Конечно, конечно.



Ирина: Как часто вы видели, что на стритрейсинге, на драгрейсинге разбивались машины?



Андрей Либенсон : Кстати, на драгрейсинге видел, как разбилась пара машин, к сожалению.



Ирина: Я даже знаю, когда это было.



Андрей Либенсон : Но дело же не в этом. Я понимаю, что вы недовольны…



Ирина: Нет, я не хочу сказать, что я недовольна.



Андрей Либенсон : Все абсолютно нормально. Потому что любое, более узкое или более широкое, профессиональное сообщество всегда несколько настороженно относится к тому, что это сообщество пытаются перенести на экран.



Ирина: Можно сказать, что вы фактически снимаете фильм про жизнь и про меня в какой-то части…



Андрей Либенсон : Да, у нас даже героиня есть, похожая на вас. (Я имею в виду, по эмоциональной составляющей.)



Ирина: Честно говоря, хотелось бы посмотреть. Я думаю, что мы посмотрим, но как-то немножко страшновато. Потому что все фильмы, которые я видела, да и репортажи, которые снимались про нас, - по-моему, пока еще никому это не удалось. Если вам удастся, я пожму вам с удовольствием руку.



Андрей Либенсон : А у нас будет немножко другое кино. Я бы его даже в «Стритрейсинг» не переименовывал. Оно было «Горячим асфальтом» - таким нейтральным. «Стритрейсинг» - это слишком сильная отсылка.



Мартин Иванов : Ну, да.



Ирина: Она отпугивает.



Андрей Либенсон : Люди ждут одного, а получат немножко другое – не хуже и не лучше, а просто другое. Потому что мы делали такую, на самом деле, автомобильную сказку, но все-таки с некоторой моралью.



Ирина: Главное, чтобы это потом не повлияло плохо.



Андрей Либенсон : Там без обвинений, без навешивания ярлыков, естественно. Потому что это немножко другое кино.



Мартин Иванов : Если снимать про стритрейсеров, то на два часа не хватит такой интересной истории, что они там будут гонять по две машины вперед-назад.



Ирина: Но необязательно делать про драг. Сейчас очень много других интересных моментов.



Мартин Иванов : У нас там не только драг, но это скучновато смотреть.



Вероника Боде : Мартин, а по вашим наблюдениям, - насколько это опасное занятие?



Мартин Иванов : Там, конечно, есть нормальные люди, которые профессиональные. Но много, я так понимаю, таких…



Ирина: Неадекватных.



Мартин Иванов : Нет, любителей.



Вероника Боде : Ирина, вы производите какой-то отбор, конкурс на эти гонки?



Ирина: Нет. Приезжает любой желающий - от мала до велика, - человек, у которого есть права и машина. Мы даже не проверяем, чья это машина. Мы чисто физически не можем это сделать. Мы просто предоставляем время для проведения гонок.



Вероника Боде : А если у человека недостаточно, скажем, водительской квалификации?



Ирина: А как мы это проверим?



Вероника Боде : Совершенно верно – никак. Но это же опасно!



Юрий Гейко : Каждый отвечает за себя, вероятно, да?



Ирина: Да, только сам за себя.



Юрий Гейко : Хотелось бы, чтобы к нам в студии позвонил какой-нибудь гражданин, мимо которого вы проноситесь по ночам.



Ирина: Согласитесь тоже: вот человек выезжает - у него, например, нет опыта вождения. Он уже потенциально опасен на дороге. А здесь, когда идут ночные мероприятия, они, на самом деле, несут меньшую вероятность того, что пролетит мимо такой же или еще что-то. Скорее всего, со следующего сезона будут вводиться ограничения. Будет садиться маршал в машину и проверять, насколько соблюдаются правила. Сейчас, спасибо ГАИ, увеличили штрафы…



Юрий Гейко : За что увеличили, Ира?



Ирина: Сейчас за красный свет будут лишать прав.



Юрий Гейко : Но это еще не сделали.



Ирина: Я имею в виду, что разговор об этом идет, и, скорее всего, это введут.



Юрий Гейко : Ира, как давно вы этим увлекаетесь?



Ирина: Стритрейсингом? Я начинала с драгрейсинга – два года. Потом ушла в челлендж, также участвовала в зимних ралли.



Юрий Гейко : Сколько лет уже?



Ирина: 6 лет, седьмой год.



Юрий Гейко : Тогда достаточно спросить, чтобы вы честно ответили, были ли за эти годы какие-то несчастные случаи? Много ли их было в вашей среде?



Ирина: На моей памяти – нет.



Юрий Гейко : Вот, пожалуйста: я не думаю, что это так опасно. А произведение искусства необязательно должно отражать жизнь, кстати. Оно может быть и собирательным.



Вероника Боде : Наверное.



Юрий Гейко : По-моему, Ира нападает на нашего сценариста.



Ирина: Я не нападаю.



Юрий Гейко : Я думаю, Ирочка, что тебе фильм не понравится.



Ирина: Ну, почему же? Мне всегда было интересно. Я даже сама и моя подруга самостоятельно занимаемся съемками каких-то сюжетов, тех же самых мероприятий, которые проходят: открытие сезона, закрытие сезона. Зимние ралли мы снимали. Свои ролики. Те же самые челленджи мы снимаем на видео, на фото. Очень большое количество материала.



Юрий Гейко : Да, бурная жизнь.



Вероника Боде : Ира, что вам лично дает это увлечение?



Ирина: Общение. Кроме того, для меня это - уверенность на дороге. Я довольно хорошо знаю Москву. Я уверенно себя чувствую за рулем, в потоке. Знаю машину, знаю, как я могу отреагировать в экстремальной ситуации. Но прежде всего, наверное, общение с людьми, интересы которых схожи с моими.



Вероника Боде : Наверное, и адреналин все-таки?



Ирина: Ну, естественно.



Юрий Гейко : Конечно.



Ирина: Как только я сажусь за руль, пристегиваюсь, завожу машину, я уже другой человек.



Юрий Гейко : Кстати, я не сказал, что каскадерский «Оскар» - вот уж адреналин, так адреналин! – был за фильм «Превосходство Борна». Многие видели, там потрясающе было… Много адреналина!



Вероника Боде : Сейчас предлагаем вашему вниманию выпуск автоновостей, который подготовил мой коллега Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов : Совет министров и Государственный таможенный комитет Белоруссии предложили ввести обязательную регистрацию автомобилей из России, пересекающих границу страны. По мнению экспертов, это ответ на действия российской стороны. 1 января Смоленская таможня ввела обязательное разрешение на временный ввоз автотранспорта из Белоруссии. В связи с этим на границе двух стран возникли автомобильные очереди, сообщила газета "Белорусские новости".


В Детройте на крупнейшем в мире автосалоне несколько призов взяли автомобили концерна General Motors. Saturn Aura завоевал титул "автомобиль года", а "внедорожником года" в США признан пикап Chevrolet Silverado. Среди других новинок внимание посетителей привлек внедорожник Chrysler Aspen, созданный на платформе Dodge Durango, но с суперсовременной люксовой начинкой. Она поставит Aspen в один ряд с такими роскошными внедорожниками как Cadillac и Lincoln.


Европейцы показали в Детройте новые автомобили Audi Q7 и Mercedes-Benz GL, которые вскоре появятся на американском рынке. Япония отправила на автосалон небольшой трехлитровый внедорожник Acura RDX, конкурент в этом классе BMW X3. Кроме того, на стенде появился новый Toyota FJ Cruiser. По мнению журналистов, эта машина является самым элегантным внедорожником.


Корейцы отметились на выставке новой версией Santa Fe и привезли на суд американцев концепт Hyundai Talus. Автомобиль выглядит, как внедорожное купе, но, вероятно, что он все-таки станет семейным автомобилем. Появился в Детройте и давно ожидаемый внедорожник Veracruz. У него полностью алюминиевый двигатель V6 на 260 лошадиных сил, 6-ступенчатая коробка-автомат. Новичком на автосалоне стала китайская компания ChangFeng, которая представила внедорожники Liebao СS-6 и СS-7, а также два пикапа. Концерн ChangFeng впервые демонстрирует автомобили за пределами Китая.


Большой интерес публики вызвал гибридный автомобиль Chevrolet Volt. Он приводится в движение 160-сильным электромотором, питающимся от литий-ионных батарей. А трехцилиндровый однолитровый турбодвигатель мощностью 71 лошадиная сила, работающий на бензине и этаноле, необходим лишь для подзарядки батарей. Зарядить аккумуляторы можно за 6 часов при помощи обычной "розетки". Как утверждают разработчики, при среднем ежедневном пробеге около 40 миль, владелец машины может сэкономить почти две тонны горючего в год, а при ежедневной зарядке аккумуляторов топливо автомобилю вообще не понадобится.


Компания Magna, известная как производитель комплектующих, разработала салонное зеркало со встроенным жидкокристаллическим дисплеем. Система под названием ReversAid значительно улучшает обзорность при движении задним ходом. Как только водитель включает заднюю передачу, в зеркале загорается дисплей, куда передается изображение с камеры, расположенной сзади машины. По словам разработчиков, в отличие от систем, где дисплей расположен на панели приборов, ReversAid не заставляет водителя опускать взгляд, и он продолжает следить за дорогой.


Инженеры компании Ford объявили о создании нового коммуникационного оборудования для автомобилей, которое позволяет использовать в машине любое портативное устройство. А водители могут управлять сотовым телефоном, аудио- или видеоплеером и ноутбуком с помощью голоса. Новинка оснащена системой Bluetooth для сотовых телефонов и для управления музыкой, портом USB, совместимым с MacApple и Microsoft.


Московской элите представили автомобиль Mercedes-Benz SL 500 Crystal эксклюзивного исполнения. Это копия кабриолета, представленного в июне прошлого года в Дубае и отделанного бриллиантами по заказу одного из шейхов. Московский аналог инкрустировали кристаллами Swarovski. Сидения и руль Mercedes-Benz SL 500 Crystal декорированы вставками из белой кожи.



Вероника Боде : У нас есть звонок из Санкт-Петербурга. Сергей, здравствуйте!



Слушатель : Добрый день! Вы знаете, я как раз тот самый, кому не нравятся эти выкрутасы на дорогах. Объясню, почему. У меня, в общем-то, нервы крепкие. Но у моих домочадцев и друзей, например, дети. Когда ночью, в 4 часа утра, проносится машина с оторванным глушителем или без глушителя вообще…



Юрий Гейко : С прямотоком.



Слушатель : Да, это как-то очень неприятно. Когда встречаешь такого на шоссе, после этого уже как-то адреналин не у него, а у тебя образуется, когда по встречной полосе он на тебя несется.



Смех в студии



Слушатель : Потом, как-то борются у нас индивидуально. Началась жилая застройка. Сейчас массово начали делать лежачих полицейских. Потом, народ крутой бывает, владельцы коттеджей. Они взяли, наняли какую-то бригаду. Отловили пару раз - у нас перестали по ночам крутиться.



Юрий Гейко : Отстреливают.



Вероника Боде : Спасибо, Сергей. Мы ваше мнение поняли.


У нас есть звонок из Москвы от Ивана. Здравствуйте, Иван, прошу вас!



Слушатель : Добрый вам день, дорогая передача! От старшего поколения юному поколению – физкультпривет! Потому что у меня стаж водительский с 1965 года. В 27 лет я был главным тренером Советского Союза по автоспорту. Это те самые ралли – «Тур Европы», Лондон-Сидней, Лондон-Мехико. А гонялись мы… У нас самый кайф был – это вечером передать из одной машины стакан с водой в другую машину, и чтобы не пролить, но на приличной скорости.



Смех в студии



Слушатель : Я участвовал в фильмах «Петровка, 38» с каскадерскими номерами.



Вероника Боде : Иван, скажите, пожалуйста, а как вы относитесь к тому, что сейчас называется стритрейсингом, то есть к уличным гонкам, которые, скажем, в Москве проходят?



Слушатель : Вы знаете, вы правильно сказали, адреналин должен быть. Вот я сейчас сижу, мне компьютер дали, и смотрю на него, как на рвотное.



Смех в студии



Слушатель : И не знаю, что с ним делать – то ли гвозди забивать, то ли еще чего. Сижу и думаю, а тут моя любимая передача. Я иногда вмешиваюсь в вашу передачу, иногда с не очень правильными замечаниями, на мой взгляд.



Вероника Боде : Пожалуйста, вмешивайтесь и дальше!



Юрий Гейко : Иван, на компьютере тоже можно погоняться.



Слушатель : У вас как-то была женщина, бабушка, которая помогала таксировать, я ей два раза дозвонился в эфир. Так что, занимайтесь, чем хотите, ребята, только с соблюдением!



Мартин Иванов : Иван, мне рассказывали, что раньше ралли такие очень интересные были в Советском Союзе: надо было проехать 100 километров, бросить гранату на точность.



Слушатель : Это называлось многоборье. Фигурное вождение, граната, стрельба из мелкокалиберной винтовки и еще плюс экономия бензина.



Ирина: Хорошая, кстати, тема для новых видов гонок.



Вероника Боде : Иван, большое вам спасибо. С пейджера сообщение: «Автогонки должны проводиться в специальных местах, а не на улицах города», - пишет Юля.


И еще одно: «Уличные гонки под запрет – это преступление, нарушение ПДД (Правил дорожного движения – ВБ). Это угроза для всех участников транспортного движения».


Прошу вас, господа, кто хочет прокомментировать?



Юрий Гейко : Мне Ирочку жалко.



Ирина: Нет, честно говоря, я сама знаю, как люди нарушают. Я езжу каждый день очень много, наблюдаю, как люди ездят на красный свет, и не пропускают пешеходов, и по встречке…



Вероника Боде : Без всяких гонок, да? Это ведь не участники гонок?



Ирина: Без гонок, да. У меня есть культура вождения. Благо я много лет жила в Европе, я видела, как там водят: спасибо, может быть, этому я научилась. Я стараюсь пропускать людей. Бывают моменты, когда я своей машиной преграждаю движение для того, чтобы пропустить девушку с коляской, которая не может перейти дорогу. Очень много раз было, что, извините, абреки, приехавшие на «копейках», с левого ряда перпендикулярно втыкаются за частниками, - мне страшно. Такой же человек разбил мне машину летом перед, выставкой, в 10 часов вечера, причем при 20 километрах в час. Не буду делать акцент на тех же самых правительственных номерах, которые могут позволить себе поехать по встречке. Очень обижает то, что, опять же, увидели: с прямотоком машина или еще что-то. Но очень много красивых машин. Сходите на те же самые выставки, где я, например, ставлю машину, мои друзья выставляют. На той же самой Смотровой мы их показываем.



Вероника Боде : На Воробьевых горах, да?



Ирина: На Воробьевых горах. Сейчас, к сожалению, пока это прикрыли немножко, но все равно получается встречаться. Почему всех под одну гребенку? Если человеку не дано ездить, он не будет ездить! Он, упаси Боже, разобьется на первом же столбе и успокоится!



Мартин Иванов : Этим можно заниматься профессионально. Есть авторалли организованные.



Ирина: Но не у всех есть возможность участвовать в авторалли.



Мартин Иванов : Просто стритрейсеры, насколько я знаю, тратят деньги, когда можно нормально чемпионат провести.



Ирина: По-хорошему, участие раз в неделю стоит 200 рублей. Можем ли мы себе позволить в Мячково выезд на трассу за 5 тысяч на час - погонять по кольцу?



Вероника Боде : А что скажет нам Андрей: уличные гонки – это преступление или нет? Под запрет их или не надо?



Андрей Либенсон : Да под запрет-то проще всего. Но у меня такое впечатление, что сначала надо разобраться с плохими дорогами, со взяточниками-гаишниками. Начать надо с этого. Проще, конечно, пальцем указывать на такую большую дудку, на какую-нибудь десятую модель «Жигулей» с надписью «Стритрейсинг», и говорить – давайте их запретим. Хотя, например, в Питере дороги сами провоцируют на нарушение ПДД, на выезд на встречку и так далее: неработающие светофоры, например, на опасных перекрестках.



Вероника Боде : Спасибо, Андрей. Звонок из Москвы. Владимир, здравствуйте!



Слушатель : Вы знаете, я с интересом слушаю ваши передачи, где употребляются такие слова как «экстрим», «адреналин». Я сам вожу машину 30 с лишним лет. Но считаю все-таки: то, что сейчас разрешено или не разрешено, или разрешено без всякого разрешения, - вот эти вот гонки, - я считаю, что это совершенно неправильно. Поэтому я, например, когда еду по дороге и вижу, что, при ограничении скорости в 60-80 километров, мимо меня пулей проходит, а точнее – пролетает, машина на скорости где-то под 200, я ей вслед говорю – чтобы ты разбился, но в одиночку!



Вероника Боде : А вот такого никогда не надо говорить…



Ирина: Не дай Бог, это вернется!



Вероника Боде : Еще один слушатель из Петербурга. Юрий Феликсович, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Чуть в сторону хотел бы немножко повернуть разговор. У нас машины на улицах я не видел как-то так, а вот мотоциклистов - неоднократно. Вот они на одном заднем колесе едут на Лиговском проспекте, на Литейном проспекте. Однажды мы с женой так идем тихонечко по тротуару, видим: двое пролетели – старт от красного светофора. На задние колеса встали красиво и идут. Один там метров 100 проехал, второй еще дальше. А потом идем вперед и метров через 300 видим итог этой гонки. Два этих парня, «скорая помощь», разбитые мотоциклы. Они столкнулись с трамваем, поворачивающим с Литейного на улицу Белинского. Поэтому я не могу понять, когда девушка говорит: вот у нас гонки по улицам, ориентирование. Сейчас ведь так улицы забиты! Там при нормальной-то скорости движения люди нарушают, подрезают…



Юрий Гейко : По ночам они ездят.



Ирина: Это же ночью все происходит.



Слушатель : Господи, да у нас по ночам тоже полно машин на улицах! Если где-то на окраинах города, - там, где меньше движения, - я согласен. Но, кстати, по ночам звук вашим машин будит полквартала.



Ирина: Ну, почему?! Почему вы считаете, что у нас обязательно у всех тюнинговые машины с прямоточными системами, которые орут. По-хорошему, я вам скажу честно: красивая, правильная выхлопная система, - она не орет, она басит, она благородно звучит. Почему те же самые дорогие машины, «Субару» те же самые, «Эволюшн», «Мицубиси», - дорогие спортивные машины, - у них не слышно выхлопа?



Мартин Иванов : Потому что они турбированные.



Ирина: Не факт.



Мартин Иванов : Турбина срезает звук.



Ирина: Вот у меня не турбированная стоит. Она не кричит, она басит. Тоже добивались звука. Там вырезанные глушители – это одно. Мне самой это не нравится. У меня тоже люди во дворе спят. Я не люблю, когда начинает орать сигнализация в 4 или в 5 утра.



Юрий Гейко : По-моему, это бесполезный разговор – запретить, не запретить. Запретить все это невозможно.



Ирина: Невозможно. По-хорошему, это будет еще больше нелегальным.



Юрий Гейко : Поэтому это все надо как-то организовывать, трассу делать, место выделять.



Ирина: Трасса, опять же. Начнем с того, что нам же не выделят район - согласитесь? Нам могут выделить трассу… Сейчас Лужков выделил трассу.



Ирина: Нам Лужков выделил трассу 402 метра. Драгрейсинг будет проводиться официально, под статус. Правда, не знаю, дадут ли это нелегальным гонщикам, или это будет официально РАФ проводить. Но под стритчеллендж то же самое. Сейчас акцент идет уже больше не на скорость, а на выполнение заданий, на креатив, на фотографии. Люди тратят больше времени на то, чтобы сделать что-то.



Вероника Боде : Еще один звонок из Питера. Кирилл Николаевич, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Я насчет запретов и насчет адреналина. Стриттрюкачам я хочу сказать: вы хотите адреналина, а я не хочу его. Я хочу идти спокойно по улице, чтобы проезжающая машина не вызывала у меня адреналин. Так что, гоняйтесь, пожалуйста, где вам угодно: хоть на крыше, хоть на подоконниках, - лишь бы не вызывать адреналин у проходящих! Ни одного мотоциклиста я не видел, чтобы он ехал с нормальной скоростью. Я не говорю о звуке. Даже вид мчащейся с большой скоростью машины может вызывать у людей нежелательные последствия. Поэтому, конечно, надо как-то это организовывать, добиваться трассы, раз вам уж так хочется на улицах гонять. Но, будьте любезны, не мешайте другим людям! И что-то еще надо в законодательном порядке насчет сигнализаций. Это, конечно, какая-то дикость!



Вероника Боде : Кирилл Николаевич, это уже совсем другая тема.



Ирина: Так же, как и мотоциклы.



Вероника Боде : Да. С пейджера вопрос: «В каких городах мира есть автогонки на улицах?» Юра, в каких городах?



Ирина: Везде, по-моему. Да, практически везде, вот и в России, в том числе.



Вероника Боде : У нас есть материал из США об уличных гонках. Слово корреспонденту Радио Свобода в Нью-Йорке Яну Рунову.



Ян Рунов : 11 сентября 2001 года в результате терактов в Нью-Йорке, Пенсильвании и Вашингтоне погибли 3 тысячи человек. А в 2002 году на улицах и скоростных магистралях Америки погибли почти 43 тысячи человек. Среди главных причин дорожно-транспортных происшествий со смертельным исходом были и остаются слишком агрессивное вождение, вождение в состоянии алкогольного опьянения и незаконные автогонки.


В штате Аризона Управление по безопасности на автодорогах совместно с полицией и местной кабельной телестанцией начали активную компанию по борьбе с автогонками на городских улицах. В 2005 году за незаконные гонки в штате было произведено 250 арестов и 125 автомобилей было конфисковано.


Вот что рассказал об истории уличных гонок Джозеф Фримен, бывший президент общества, историк автомобилизма, бывший автогонщик и автор ряда книг об автомобильных гонках.



Мистер Фримен, когда уличные гонки впервые прошли в США?



Джозеф Фримен : В 1895 году, в Чикаго, в начале зимы. В тот день была страшная вьюга. Впоследствии были популярны гонки между небольшими грузовиками во время сельских ярмарок. Среди подростков уличные автогонки стали популярными перед войной, но особенно после войны, потому что дороги в городе были тогда лучше и зрителей больше. Автомобильные корпорации использовали это для популяризации своей продукции. Но полиция сразу начала борьбу с этим явлением. Против уличных гонок выступили владельцы домов и земельных участков, городские власти, страховые компании. Между ними и теми, кто любят быструю езду, конфликты продолжаются до сих пор.



Ян Рунов : В Соединенных Штатах уличные автогонки получили наибольшее распространение с приходом моды на импортные автомобили, особенно японские, которые автолюбители специально модифицировали для уличных гонок. На молодёжь немалое влияние в этом смысле оказали голливудские фильмы, такие как «Форсаж», например. В их нынешнем виде уличные автогонки зародились в середине 60-х годов прошлого века в Южной Калифорнии. Гонки велись на автомобилях «Фольксваген-Битл» на трассе длиной всего в 400 метров. В 70-х и 80-х годах уличными гонками «заболела» молодёжь Пуэрто-Рико. В 90-х автомобили с передними ведущими: в основном, «Хонда», - стали главными участниками гонок в городах Южной Калифорнии.


Как сообщает организация «Семьи против превышающих скорость водителей», в США в незаконных уличных гонках ежегодно гибнут сотни водителей, пассажиров и случайных прохожих или зрителей. Принятые властями отдельных городов штата Орегон законы против уличных гонок не решили проблемы.


В штате Калифорния существует организация «Автогонщики против уличных гонок», которая предлагает различные законные альтернативы, устраивая вечера гонок на местных автотрэках, свободных от спортивных соревнований. В южнокалифорнийских городах Перрис, Морено Валлей и Риверсайд местные законодатели вместе с полицией предложили вместо улиц использовать 3-километровую гоночную трассу, на которой вполне законно молодые водители, имеющие водительские права, без нарушений могут демонстрировать мощь и скорость своих автомобилей. На таких соревнованиях присутствуют медицинский персонал, полиция, профессиональные автомобилисты.



Вероника Боде : Ира, расскажите, пожалуйста, все-таки подробнее, как проходит какая-то конкретная гонка. Какие задания вы получаете?



Юрий Гейко : Надо ведь проехать через какие-то точки?



Вероника Боде : Насколько я знаю, сегодня вы приехали сюда чуть ли не прямо с гонки: сегодня ночью у вас была гонка. Что это было?



Ирина: Сейчас я расскажу. Про драгрейсинг - это понятно: это гонка на ускорение на 402 метра. Сейчас стал более популярным так называемый стритчеллендж. Он давно интересен. Выдается задание, сейчас есть фоточеллендж, есть скоростные: точка-точка, то же самое последовательный челлендж. И вот в последнее время стал популярен так называемый энкаунтер - это белорусский проект, - это когда в Интернете выдается задание зарегистрированной команде. Сейчас, по-моему, по какому-то радио ведется он-лайн. Выдается задание, и экипажи ездят по зашифрованным местам, находят коды, вводят их в Интернет и, следовательно, переходят на другой уровень. Есть энкаунтер, схватка, дозор. Насколько я знаю, вот эти три проекта, в которых мы постоянно участвуем. Это интересно.


Существует штаб. Также существуют полевые игроки, которые под руководством штаба двигаются по городу в определенной зоне и выполняют задание – ищут. Штаб разгадывает координаторские задания, также по надобности расшифровывает именно саму улицу или объект, на которую надо приехать и найти код или надо что-то сделать. Было поздравление на Новый год – нарядиться Снегурочкой.


Существуют также городские приключения, которые начинаются в 12 часов дня и где-то до 6-7 вечера и потом плюс-минус два часа на подведение итогов. Там все происходящее снимается на видеокамеру. Были смешные случаи, когда надо было, например, станцевать перед Большим театром в масках утят. Ребята танцевали в семейных трусах, в ластах, с трубками.



Смех в студии



Ирина: Я просто видела съемки на камере: выражение лиц иностранцев, когда перед Большим театром… Естественно, это хулиганство. Но это абсолютно никому как бы…



Юрий Гейко : Это веселое хулиганство.



Ирина: Да.



Вероника Боде : Как я понимаю, должны все из какой-то точки доехать сначала до Большого театра: кто быстрее - правильно?



Ирина: По-хорошему, да. Выдается так называемая легенда, в которой могут быть все задания, а может быть только одно. И по прохождении первого уровня получаешь следующую легенду. Это все зависит от креатива организаторов – кто, как, что задумал. Например, десять команд. Они получают первое задание с разрывом в 5-10 минут или, опять же, общий старт. Они приезжают к Большому театру, и там написано – исполнить танец маленьких лягушат или все, что угодно.



Юрий Гейко : Подъезжает машина к Большому театру, открывается дверца, выходит мужик…



Ирина: Выходят ребята в семейных трусах.



Юрий Гейко : И девушка в трусах и ластах - и начинают плясать. Класс!



Смех в студии



Ирина: Акцент сейчас делается на такие вещи, как те же самые фоточелленджи. Сфотографироваться зайчиком в аптеке в памперсах - что-то такое…



Смех в студии



Ирина: Когда в 12 часов ночи или в 2 часа ночи в круглосуточную аптеку забегает человек и, с большими глазами: «Дайте, пожалуйста, памперсы!» - а потом ты их надеваешь и фотографируешься, - выражение лиц даже охранников… Все воспринимают это с юмором. Я помню, у нас была гонка, когда надо было (у меня в машине были одни молодые люди) сделать девушек. Так как я водитель, я не могла выходить. Моя задача была – вести машину. И ребята у меня сидели накрашенные, в помаде, с ресницами, с тенями. Когда нас остановил милиционер, он сказал: «Здравствуйте, девочки».



Смех в студии



Вероника Боде : У меня вопрос к Андрею. Скажите, когда вы общались с питерскими стритрейсерами, вам что-то подобное приходилось видеть?



Андрей Либенсон : Что-то подобное – нет.



Ирина: Приезжайте – покажем!



Юрий Гейко : Жаль, ваш фильм, кажется, потерял многое.



Андрей Либенсон : К сожалению.



Вероника Боде : А что там было для вас самое интересное - в общении с этими людьми?



Андрей Либенсон : Я сначала общался с теми ребятами, которые занимаются драгом, то есть поездками на 400 метров. Там не было агрессии, что меня удивило, на самом деле. Среди этой массы людей, большого количества ребят, не было агрессии.



Ирина: А почему она должны быть?



Андрей Либенсон : Не знаю, но там не было даже той агрессии, которая возникает на дорогах. Причем там был разношерстный абсолютно состав. Вот это ощущение какого-то мощного положительного заряда общности - мне оно как раз очень запомнилось и понравилось.



Ирина: Приезжайте теперь посмотреть.



Андрей Либенсон : Помимо того, что все участники очень, конечно, как правило, фанатичные автомобилисты. Это очень интересно.



Вероника Боде : С пейджера - Иван из Москвы: «В Италии в 1975 году молодежь развлекалась так. На мотоциклах молодые парни и девушки, которые сидели сзади, стартовали на зеленый свет светофора. Кто приезжал последним, тот платил за угощение».


От Галины сообщение: «Во всей Европе запрещена скорость свыше 60 километров». Но это, по-моему, не совсем так.



Юрий Гейко : Нет, конечно!



Вероника Боде : «Гонки по ночам – риск для отдельных пешеходов и отдельных машин, которые ночью полностью не исчезают. Ради своего адреналина вы подвергаете их риску». Мнение распространенное, как мы сегодня уже убедились. А в США, видите, даже существуют различные организации типа «Автогонщики против уличных гонок» и так далее.



Ирина: Сейчас разговор шел про то одиноких пешеходов. Что заставляет их перебегать МКАД, Ленинградское шоссе?



Вероника Боде : Перед носом у мчащейся машины…



Ирина: Что мешает тому же самому пешеходу дойти до подземного перехода, дождаться светофора? Передо мной столько раз люди кидались под колеса! Страшно! Самим страшно! Зачем подвергать себя… Возвращаешься в час-два или пьяный… На Новый год ситуация была. Возвращаюсь от родителей. Естественно, я не пила шампанское, потому что мы собирались праздновать с друзьями. Выезжаю, а рядом со мной еще машина едет. Выскакивает пьяный дядя, останавливает нас буквально где-то с 80 в пол и говорит: «Отвезите меня, пожалуйста». Ленинградское шоссе, время 0:30 ночи. Дядя выходит такой – с Новым годом! И все! Оттащили его на остановку – все нормально. Я сижу в шоке. Неужели так Новый год… Слава богу, что все обошлось.



Вероника Боде : Ира, что за публика принимает участие в этих гонках? И что за машины?



Ирина: Публика абсолютно разная. Приезжают и взрослые люди на дорогих машинах, приезжают и взрослые люди на обыкновенных советских автомобилях. Очень много молодежи – дорогие машины или простые. Там может быть самая дорогая навороченная иномарка и может быть самая обыкновенная «копейка» отечественная.



Вероника Боде : Ну, вот они участвуют в одних и тех же соревнованиях – «копейка» и иномарка. А это вообще равный бой или как?



Ирина: Все зависит… Тот же челлендж. Я про драгрейсинг не будут говорить, потому что очень часто так же на светофоре: давай погоняем! А неизвестно, что у машины! Вот стоит совсем простая «копейка»…



Юрий Гейко : А что там за дед на «Запорожце», что за легенда ходит?



Ирина: На «Таврии».



Юрий Гейко : А, на «Таврии»!



Ирина: Была гонка года четыре назад – последовательный челлендж. Приехал дедушка на абсолютно разбитой «Таврии», она вся тряслась, он тоже такой старенький. А мы все были крутые, все деловые. Не восприняли его. Ну, молодые еще, только-только начинали. Сейчас я с большим уважением отношусь к людям, которые старше и взрослее. В итоге он приехал первым.



Смех в студии



Ирина: Причем он уже стоял нас ждал. Мы где-то летели с превышением, а он чисто сам, психологически, не может этого сделать. Мы приезжаем, а он такой: «Ну, я нигде не нарушал, я ехал 60 километров в час» Мы говорим: «Но как?!» Мы всю Москву по диагонали в виде веника, а он так: «Я как бы 50 лет в такси работаю». Мы так – о-о-о!!!



Смех в студии



Ирина: На самом деле, знание Москвы. То, что я выступаю параллельно с мужчинами… Все говорят, что женщина не может хорошо водить автомашину. Когда я приезжаю среди двадцати экипажей первая, все – «Вот! Слив гонки или машина мощнее!» Все сразу под капот: а что там? А я говорю – ребята, мы ехали наравне.



Вероника Боде : Звонок от Владимира из Москвы. Здравствуйте, Владимир!



Слушатель : Здравствуйте! У меня короткая справка. Я считаю, что исследуемое здесь явление – это часть системного заболевания. Лечить нужно, конечно, больного, а не болезнь. То есть само государство и государственную систему. Спасибо.



Вероника Боде : Прошу комментарии, господа!



Юрий Гейко : Ну, государства разные, а явление в них одно и то же: и в Америке, и в России.



Ирина: Естественно. От чего лечить? А что они могут сделать – запретить ездить больше 60? Это и так запрещено.



Юрий Гейко : Кстати, я недавно из Соединенных Штатов вернулся. Проехал по ним 13 тысяч километров. Честно говоря, ни разу мне не встретился драгрейсингист. А вот то, что 12 пойнтов начисляют за троганье с места с пробуксовкой колеса в Соединенных Штатах, это я точно знаю. А всего там, по-моему, до отъема прав 16 пойнтов, кажется. Представляете? По сути дела, это лишение прав.



Ирина: Но бывает такое, что, например, в пробке, когда очень тяжело. Иногда люди там чуть-чуть, отстояв четыре часа в пробках бешенных московских…



Мартин Иванов : Зимой, представляете себе?



Юрий Гейко : Зимой… Америка, Мартин.



Ирина: Какая там зима? Как у нас сейчас.



Юрий Гейко : Есть снежок, есть. Скоро вы будете снимать продолжение «Превосходства Борна» в Нью-Йорке, да?



Мартин Иванов : Да. Третья часть, но это как бы по книжкам «Ультиматум Борна». В феврале это будет в Нью-Йорке.



Юрий Гейко : Вот погоня, за которую вы с отцом получили награду (6 минут она идет на экране) - великолепно просто сделана! Потрясающе! Молодцы! А в новом фильме тоже будут гонки?



Мартин Иванов : В новом фильме тоже погоня, но они обещают, что она будет еще круче, еще страшнее.



Юрий Гейко : А когда выйдет, кстати, этот фильм? Я заинтересовался. Андрей, можно узнать? Говорят, на него потратили чуть ли не 15 миллионов долларов, Андрей?



Смех в студии



Юрий Гейко : Или 15 машин разбили?



Ирина: По миллиону долларов.



Юрий Гейко : Когда он выйдет на экраны?



Андрей Либенсон : В октябре, насколько я понимаю.



Юрий Гейко : Посмотрим.



Вероника Боде : То есть он еще не отснят, насколько я понимаю. Еще даже съемки не закончены, да, Андрей?



Андрей Либенсон : Ну, как бы не разбито еще машин пять.



Мартин Иванов : В апреле у нас досъемки.



Андрей Либенсон : Еще вертолет не разбили. Все будет сниматься.



Ирина: Еще вертолет не разбили?!



Юрий Гейко : Мартину дайте, он разобьет.



Смех в студии



Мартин Иванов : «Ультиматум Борна» выйдет пораньше. В сентябре должен выйти.



Вероника Боде : В любом случае, интересно, что снимается российский фильм об этом явлении – о стритрейсинге.



Всем огромное спасибо. Было очень интересно.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG