Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Генпрокуратура расследует уголовное дело по факту незаконного захвата собственности в Петербурге


Программу ведет Михаил Саленков.



Михаил Саленков: Генеральная прокуратура России расследует уголовное дело о незаконном захвате собственности в Санкт-Петербурге организованной преступной группой, сообщил генпрокуратуры страны Юрий Чайка. Были захвачены 13 предприятий. В планах рейдеров был захват еще около 40 объектов. На данный момент арестованы 27 человек, ведется розыск остальных участников преступной группы.


Мой собеседник - Александр Горшков, заместитель главного редактора Агентства журналистских расследований в Санкт-Петербурге, которое фактически вытащило эту историю на свет. Я все правильно говорю, Александр?



Александр Горшков: Примерно так, потому что тема рейдерства стала широко звучать в Петербурге после публикации в нашей газете "Ваш тайный советник" в конце прошлого года. В итоге была создана межведомственная комиссия по экономической безопасности в Смольном, которую возглавил вице-губернатор Санкт-Петербурга. Правоохранительные органы не могли не оставить без внимания эту проблему. Был арестован ряд исполнителей, лидеров так называемых рейдерских захватов. Речь идет о представителях так называемого тамбовского бизнес-сообщества.



Михаил Саленков: Известно, какие объекты, какие предприятия захватывала эта группа?



Александр Горшков: Речь идет на самом деле о десятках и даже сотнях предприятий со стоимостью активов, по нашим примерным прикидкам, порядка миллиарда долларов. Как небольшие предприятия, площадью в 100-200 метров, это кафе или магазины в престижных местах, допустим, на Невском проспекте, там и крупные предприятия, в частности Петербургский нефтеналивной терминал, стоимость активов которого оценивается в 600 миллионов долларов.



Михаил Саленков: Что это за такой элемент ведения бизнеса в России - рейдерство? Насколько оно сейчас в стране широко распространено?



Александр Горшков: Это не российское ноу-хау. Все-таки, если мы говорим о недружественном поглощении, это явление есть во всем мире. Но такой, абсолютно криминальный оттенок это приобрело, безусловно, у нас. Это стало возможным благодаря огромному коррупционному полю, благодаря связям так называемых рейдеров в чиновничьих и правоохранительных кругах. Потому что без этой связки они бы не могли действовать так безнаказанно. Механика очень разная. Можно заручиться решением какого-нибудь мирового судьи района, который находится где-нибудь на Алтае, и по этому решению завладеть заводом в Москве. Таких примеров хватает по всей России. Безусловно, с одной стороны, нужны законодательные усилия, с другой стороны, нужны усилия по ограничению коррупционного поля. Потому что, так как на кону стоят огромные деньги, защита гораздо сложнее, чем нападение. Если завладеть собственностью можно за один день или за неделю, то для того, чтобы предпринимателю доказать, что он стал жертвой недружественной атаки, уходит в лучшем случае месяц. Я знаю бизнесменов, которые до сих пор судятся и не могут доказать, что они лишились своего имущества абсолютно незаконно. В определенный момент на эту тему очень резко настроилась Валентина Ивановна Матвиенко. Произошло это после того, как захватили кафе ее подруги. Подруга пришла к ней и говорит: "Валентина Ивановна, помоги, у меня тут бизнес отобрали". Валентина Ивановна построила все милицейское начальство, но даже после ее указания вот это кафе возвращали несколько месяцев.


XS
SM
MD
LG