Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иван Шувалов назвал убийства Политковской и Литвиненко провокацией против России


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер и в Москве Мумин Шакиров.



Александр Гостев: Помощник президента России Игорь Шувалов назвал историю с убийствами журналистки Анны Политковской и бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко продуманной провокацией против России. Об этом помощник Владимира Путина объявил на состоявшейся в среду в Берлине российско-германской встрече по теме "Стратегическое партнерство между Россией и Германией".



Юрий Векслер: Первые отклики немецких средств массовой информации с разными оттенками иронии описывают Герхарда Шредера на этой встрече, как лоббиста Москвы и Путина. Вот начало статьи Флориана Гюссгена в журнале "Штерн", озаглавленной "Герхард Шредер: человек Путина позиции не меняет": "Он снова в центре внимания, на этот раз в фешенебельном отеле "Адлон" не как политик, не как автор воспоминаний, а как лоббист. Со страстью отстаивал бывший канцлер Шредер Россию своего друга Владимира Путина в качестве надежного поставщика энергоносителей и предостерег Запад от действий, которые могут раздражать Москву". Но на этой встрече не осталось без внимания и другая тема. На вопрос по поводу расследований убийств Анны Политковской и Александра Литвиненко Игорь Шувалов ответил: "Мы воспринимаем убийство Политковской, как провокацию. Президентом даны все указания по раскрытию данного преступления. Глупо связывать это убийство с руководством страны. Полоний, Литвиненко, Политковская - это все связано между собой. Есть сильные группировки, которые объединились друг с другом, чтобы постоянно вести наступление против курса президента и против него".


Герхард Шредер, юрист по образованию, и здесь удивил аудиторию своими высказываниями, в которых частично можно было и усмотреть его известную неприязнь к английскому премьеру Тони Блэру, а заодно и к его стране. Говоря о деле Литвиненко, Шредер выразил недоумение беспардонным, на его взгляд поведением британских правоохранительных органов: "После смерти Литвиненко в Англии было начато следствие и тут же представитель Скотленд-Ярда заявляет, что убийца известен и что для проведения следствия в Россию направляются британские сотрудники". "Вообще-то, для следственных действий в любой стране сначала требуется получить согласие этой страны", сказал Шредер. Он выразил также недоумение по поводу того, что еще до завершения следствия англичане назвали виновного, "тогда как заранее никогда нельзя знать, кто же виновен".


По поводу убийства Анны Политковской Шредер сказал: "К сожалению, журналисты гибнут довольно часто и гибнут они и в других странах, но почему-то никто не пытается в каждой из этих случаев обвинить правительство. Здесь же, в России, чтобы не происходило, это все Путин".


Я поинтересовался у одного из организаторов встречи, Александра Рара, зачем, на его взгляд, понадобилось бывшему немецкому канцлеру вообще высказываться по поводу убийств Литвиненко и Политковской.



Александр Рар: Был задан вопрос, почему он игнорирует убийство журналистов, банкиров и Литвиненко в России, за пределами России. В вопросе уже заключался определенный ответ-обвинение в адрес Шредера, что он поддерживает "убийцу"-Путина. Я думаю, Шредер хотел просто подчеркнуть, что есть правовая система, что Россия абсолютно корректно себя повела, когда объяснила Скотленд-Ярду, что расследование на российской территории по случаю убийства Литвиненко она будет проводить с англичанами совместно. Такая правовая система. Ни одна страна в этом отношении свой суверенитет просто отдать не может.



Юрий Векслер: На мой вопрос, почему выбор партнера для Шувалова остановился на Шредере, а не на официальном представителе правительства Германии, Александр Рар сказал...



Александр Рар: Официальный представитель немецкого правительства тоже выступает на разных мероприятиях, просто германский совет внешней политики счел нужным и интересным для немецкой общественности пригласить господина Шредера для того, чтобы он изложил бы германской элите свое видение о России. Бывший канцлер за последний год нигде открыто пока о России не выступал и приезд Шувалова в Германию, встреча его с другими шерпами других стран "восьмерки" придала просто определенный интерес и контекст для возможного совместного выступления и Шредера, и Шувалова. Шредер просто достаточно раздражен критикой, которая в последние месяцы звучит в его адрес, и он подозревается в содействии российской власти, его "Шпигель" описывает, как пресс-секретаря Путина. Но я думаю, что просто Шредер лично считает, что его политика на стратегическое партнерство с Россией была правильна, что он за нее должен еще бороться.



Александр Гостев: Мой коллега Мумин Шакиров поговорил о российско-германских отношениях, в том числе о том, какие политические потери понесла Россия после гибели Политковской и Литвиненко с учредителем Института национальной стратегии, известным политологом Станиславом Белковским.



Станислав Белковский: Объективно убийство Политковской и Литвиненко нанесли огромный ущерб репутации Владимира Путина на Западе и, конечно, не были причиной срыва его договоренности по газу с Германией и крайнего падения его акций в Евросоюзе в принципе, но стали одним из факторов, которые сформировали общественное мнение вполне определенным образом. Я сам был в Германии в момент приезда туда Владимира Путина в октябре, когда в Дрездене и Мюнхене он собирался подписать исторический контракт, так и не подписал его, и я помню, что все газеты Германии на первых двух полосах публиковали весьма резкие антипутинские материалы, содержавшие в том числе и призывы отменить визит в принципе, поскольку Германии нельзя иметь дело с убийцей. Я не верю, что Владимир Путин был заказчиком этих преступлений. Однако, конспирологическое сознание, которое сегодня господствует в Кремле, и полная, абсолютная вера в то, что все делается только за деньги и никак иначе, что никаких ценностей, интересов, идеалов в мире просто не существует, кроме денег и механизмов их легализации, естественно, наталкивает их на мысль, что это все сделали какие-то сильные враги, чтобы их подставить. Поэтому на сегодняшний день я думаю, что Путин и его команда не подозревают Березовского, Невзлина или Гусинского, поскольку не считают их достаточно сильными врагами, чтобы организовать сложное преступление с хорошо просчитанным резонансом. Думаю, что Путин в глубине души подозревает в этом транснациональные корпорации, конкурентов Газпрома типа Shell , которых он благополучно выгнал из проекта "Сахалин-2", или корпораций аналогичного масштаба.



Мумин Шакиров: Почему, на ваш взгляд, господин Шувалов поднял вопрос, связанный с Литвиненко и Политковской именно на российско-германской встрече в Берлине?



Станислав Белковский: Потому что, во-первых, Германия остается для Путина зоной приоритетных интересов, это, видимо, та страна, где Путин собирается жить после отставки. У Путина значительный объем недвижимости в Германии, он ценит и дорожит отношениями с рядом представителей германской элиты. Отношение это, впрочем, серьезно ухудшилось в последние годы и не только из-за убийств Политковской и Литвиненко, но и из-за того, что германская элита не приемлет криминальных методов ведения бизнеса, которыми славится команда Владимира Путина, и чего Путин понять не может. Он считает, что если он удовлетворяет определенные финансовые интересы германской элиты, то она должна принимать его целиком, оптом, принимая в нагрузку и все проблемы - имиджевые, репутационные, психологические, связанные с личностью этого человека, но еще и потому, что в Германии сидит самый ярый и активный лоббист Владимира Путина и Газпрома в Европе - бывший канцлер Германии Герхард Шредер, экономический интересы которого в Газпроме, вероятно, столь велики, что он уже пустился во все тяжкие, разъясняя, как хорош Путин и какой замечательной демократической свободной страной является путинская Россия. И следует отметить, что репутация самого Шредера из-за этого в Германии упала практически до нуля и скоро достигнет отрицательных величин, и на своей политической карьере Шредер имеет полное право поставить крест. Но, видимо, все это компенсируется определенными материальными выгодами от сотрудничества с Владимиром Путиным и Газпромом. Здесь каждый делает свой выбор, и Шредер, видимо, постольку близок к Владимиру Путину, поскольку их жизненные ценности во многом совпадают.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG