Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Родственникам жертв «Норд-Оста» запрещают открывать рот


У классического мюзикла был страшный финал

У классического мюзикла был страшный финал

Общественная организация «Норд-Ост» заявила, что испытывает серьезное давление со стороны властей. Пострадавшие и родственники погибших в теракте на Дубровке говорят, что следствие запрещает им рассказывать журналистам то, что они знают о событиях осени 2002 года.


Потерявшие в «Норд-Осте» своих детей Татьяна и Сергей Карповы, Дмитрий Миловидов и другие родственники жертв теракта на Дубровке рассказали на пресс-конференции, что российское государство не просто относится к ним без должного внимания - оно мешает им заниматься общественной деятельностью. Члены организации «Норд-Ост» ездят по городам России, встречаются с людьми и рассказывают им все, что узнали сами о деталях событий октября 2002 года. Делается это затем, чтобы россияне знали, что может их ждать, если с ними случится такая же беда.


Помогающая членам «Норд-Оста» в таких поездках редактор сайта «Правда Беслана» Марина Литвинович рассказывает, какой прием ждал их в Нижнем Новгороде: «Мои коллеги не дадут соврать - за нами постоянно ездили две машины, которые непонятно чем занимались, но создавали определенные неудобства, потому что чувствовали мы все время себя под каким-то конвоем специфическим. А что касается пресс-конференции, первое, куда там пришли договариваться - агентство "Интерфакс-Нижний Новгород". Сначала согласились, потом отказали. Потом там есть какой-то киноцентр, там тоже сначала договорились, потом отказали».


Эти отказы - не единственная из неприятностей для тех, кто и так уже серьезно пострадал от террора и антитеррора. Дмитрий Миловидов, у которого в «Норд-Осте» погибла дочь, зачитывает бумагу, которую его обязал подписать новый следователь по делу «Норд-Оста»: «Я, Миловидов Дмитрий Эдуардович, даю настоящую подписку о том, что я в соответствии со статьей 161-й УПК РФ предупрежден об уголовной ответственности по статье 310-й Уголовного кодекса Российской Федерации за разглашение без разрешения прокурора, следователя, дознавателя данных предварительного расследования по уголовному делу №229133, ставших известными мне в связи с участием или присутствием при производстве следственных действий по данному уголовному делу в качестве потерпевшего».


Сопредседатель организации «Норд-Ост» Сергей Карпов говорит, что сейчас он и его друзья стоят перед плохим выбором - либо так же подписать обязательство о неразглашении и больше не говорить с прессой, либо не подписывать и, следовательно, больше ничего не узнать о следствии. Сергей Карпов связывает требования следствия именно с общественной активностью его организации: «Как только мы вышли на то, чтобы нас пустили к ведению этого дела, нам закрывают рот. То есть нас теперь будут допускать до ведения уголовного дела, с чем-то, может быть, ознакомят, но нам закроют рот, причем, это началось именно после первой нашей поездки, после издания нашей книги, где мы часть материалов разгласили».


Пострадавшие в «Норд-Осте» связывают усиление давления на них и с началом предвыборного года. По их словам сейчас российская власть особенно не заинтересована в том, чтобы выглядеть плохо.


XS
SM
MD
LG