Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Федерация и Татарстан не поделили полномочия


Проект договора "подтверждает суверенитет Татарстана", а свой Кремль в Казани есть и так

Проект договора "подтверждает суверенитет Татарстана", а свой Кремль в Казани есть и так


Государственная Дума отложила рассмотрение договора о разграничении полномочий между Российской Федерацией и Республикой Татарстан. По сообщениям из различных источников, у многих депутатов появились вопросы к ряду его положений. Резкой критике договор подверг спикер Совета Федерации Сергей Миронов, который считает, что практика установления подобных отношений с регионами может привести к нарушению единства страны.


Законопроект «Об утверждении договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан» был внесен в Госдуму 6 ноября прошлого года. Двумя днями раньше договор подписали президенты России и Татарстана. Пресс-служба Кремля об этом событии сообщать не стала. Думский Комитет по делам федерации и региональной политике рассчитывал вынести законопроект на пленарное заседание до конца декабря. Но этого не произошло до сих пор. Заместитель председателя комитета Леонид Иванченко считает, что практика заключения договоров о разграничениях полномочий себя не оправдала: «Мне у истоков этой проблемы приходилось быть в 1993 году, когда голосовали по тексту новой Конституции Российской Федерации. В Татарстане не проголосовали. Тогда искали, как сгладить этот компромисс. Вот тогда появилась первая практика заключения договоров между органами власти субъектов федерации и федеральными органами власти. И Татарстан, добившись принятия этого договора, получил огромные преференции».


По словам Иванченко, с избранием Владимира Путина президентом эта практика стала ликвидироваться. «И пришлось нашему комитету (я был тогда председателем) заниматься очень много через прокуратуру, через убеждения прямые законодательных органов власти субъектов федерации добиваться того, чтобы эти договоры были отменены. И они все были отменены. Теперь Татарстан предпринимает очередной виток заключения подобного договора». Действующее законодательство позволяет заключать такие договоры о разграничении полномочий, но только в обстоятельствах, когда что-то конкретно для данного субъекта не прописано и не решается. «И эти договоры должны уже быть на уровне рабочего документа, то есть до такого-то числа рассмотреть вот такой-то вопрос, полномочия российских органов власти таковы, полномочия органов власти субъектов федерации таковы. Мы еще в комитете не рассматривали этот договор, хотя он лежит уже с прошлого года. Содержательная часть проекта, который представлен сейчас, а, естественно, это должно утверждаться законом, носит больше политический характер и приоткрывает для Татарстана опять целую серию автономных действий, которых будут лишены другие субъекты федерации», - говорит зампред Комитета по делам федерации и региональной политике.


Своего критического отношения к договору не скрывает спикер Совета Федерации Сергей Миронов: «Все, что заложено в этом законе, есть в Конституции Российской Федерации и в действующем законодательстве. В этой связи становится некой бессмыслицей фиксация того, что уже заложено, а сам принцип заключения государственного договора между одним из субъектов Российской Федерации и государством в целом мне видится очень опасной тенденцией».


Договор между федеральным центром и Татарстаном, заключенный в начале 90-х годов, эксперты условно называют «ельцинским». Согласно ему, республика оставляла в своём распоряжении до 70 процентов налоговых отчислений, что заметно сказалось на её экономическом положении. В нынешнем варианте договора подобных уступок республике, по словам экспертов, нет. Его называют сугубо политическим, призванным поддержать авторитет Минтимера Шаймиева в обмен на лояльность татарстанских избирателей Кремлю накануне парламентских и президентских выборов.


Но партия «Единая Россия» так не считает. Вице-спикер Госдумы от этой фракции Олег Морозов считает, что нынешний вариант московско-казанского договора не подрывает конституционных основ России.


Однако мнения по поводу нового договора о разграничении полномочий разделились и в Казани. Представители республиканской власти подчёркивают положительные стороны документа, говорят о том, что он подтверждает суверенитет Татарстана. Критикуют его в основном общественные деятели.


Глава Всетатарского общественного центра Талгат Бореев убеждён, что договор между Москвой и Казанью не нужен вовсе: «Он приносит больше вреда, чем пользы. Он втягивает якобы в правовое пространство России. На самом деле татарское независимое государство было завоевано, татары были порабощены, это на самом деле такой исторический факт, и сегодня татары имеют полное право настаивать на воссоздании своего независимого государства. Вот наша принципиальная позиция».


Талгат Бореев убеждён, что официальная Казань преувеличивает значение современного московско-казанского соглашения: «Со стороны властей Татарстана мы видим какую-то определенную фетишизацию идей договора. На самом деле история российского государства показывает, что Россия, как правило, весьма пренебрежительно относится к любым договорам. Сегодня мы видим, как не соблюдаются Россией договоры со странами СНГ. Что тут говорить о договоре, по сути, с колонией, с Татарстаном? Для России это будет клочок бумаги. Впрочем, так было и с прежним договором. Отсутствие договора даже выгоднее нам, татарам, чем его наличие. Например, татарское национальное движение последовательно призывает татар бойкотировать любые российские выборы, отказываться от российской символики, наград и прочее. Отсутствие договора нам дает еще больше оснований оставаться на этих позициях».


Уже несколько лет продолжается подготовка аналогичного договора - о разграничении полномочий между федеральным центром и Чеченской Республикой. Несколько дней назад спикер чеченского парламента Дукваха Абдурахманов объявил о своей пресс-конференции на эту тему в Москве. Но в последний момент пресс-конференция была отменена без всяких объяснений. Эксперты полагают, что процесс согласования договора и здесь не обходится без проволочек.


XS
SM
MD
LG