Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Нужна ширма для всего армейского безобразия»


Возглавивший общественный совет при МО Никита Михалков не спутает направление его движения

Возглавивший общественный совет при МО Никита Михалков не спутает направление его движения

При министерстве обороны России создан Общественный совет. Это первый в истории страны гражданский контролирующий орган при силовом ведомстве. Эксперты сомневаются что новому органу удастся исправить ситуацию в армии. Сегодня стало известно об еще одном случае дедовщины: в больнице Нижнего Новгорода находится в коме солдат, которого, как сообщается, избил прапорщик.


К ак сообщается, совет образован в целях борьбы с неуставными отношениями и преступностью в армии. Абсолютное большинство из 50 членов нового органа представляют столичный бомонд. Крупные бизнесмены, из числа тех, кого называют олигархами, спортсмены, писатели, артисты и певцы по задумке министра обороны Сергея Иванова должны осуществлять гражданский контроль военной организации.


Писатель и журналист Дмитрий Быков сомневается, что совет сможет переломить сложившуюся ситуацию в Вооруженных силах:


- Военное ведомство не способен контролировать никто. В России есть только одна организация, способная контролировать любые ведомства. Все мы эту организацию знаем. Вряд ли она будет контролировать министерство обороны. Если же говорить серьезно, то в глобальном смысле эта организация ничего не изменит. Но в любом случае, создание этой комиссии - это плюс. По крайней мере, два-четыре призывника, которые до них достучатся, имеют реальный шанс заявить о своих проблемах. Это в значительной степени остается, конечно, лотерей.


- Конечно, он будет состоять из людей специально подобранных, это будут «барды Генштаба», «соловьи министерства обороны», люди, которые любят солдатскую жилку, воинскую службу, любят запах сапог. Они любят ездить в часть, читать там стихи свои плохие, показывать свои сценки ужасные. Есть такие люди у нас. Но и до этих людей можно докричаться. Поэтому даже если одному человеку помогут, то это уже большое спасение.


Практическая польза от работы Общественного совета будет минимальна, считает военный обозреватель Александр Гольц:


- Помимо большого количества актеров, бизнесменов, деятелей шоу-бизнеса, руководителей средств массовой информации, которые к армии имеют более чем отдаленное отношение, туда вошли и люди, которые знают проблемы армии. Их немного - человек пять-шесть. Весь вопрос в том, насколько к их мнению, их взглядам будут прислушиваться.


- Первое заседание этого совета не оставляет такой надежды. Генералы и члены только что учрежденного совета обменивались давно затертыми, многократно опровергнутыми тезисами. Генералы говорили о том, что проблемы дедовщины - это проблемы всего общества, члены совета им вторили. Главный редактор «Московских новостей» Виталий Третьяков бодро рассказывал о том, что причины самоубийств в армии кроются в проблемах неразделенной любви и так далее и тому подобное. Не похоже, что люди, у которых есть взгляды, есть некие ответы на вопросы, не похоже, что, во-первых, эти ответы понравятся Министерству обороны, а, во-вторых, что им дадут хоть что-то сделать.


Председатель Союза солдатских матерей Валентина Мельникова надеется, что ей удастся донести до своих коллег по совету истинное положение дел в российской армии:


- Создание общественных советов при силовых ведомствах для России достаточно новая и правильная форма гражданского контроля. Какой эффект будет? Что мы сможем сделать в Общественном совете для того, чтобы помочь Вооруженным силам? Это уже дело наше - насколько у нас хватит эрудиции, ума и наших собственных возможностей. Какие-то предложения мы сможем выработать. Я даже думаю, что если мы постараемся, наши предложения придется реализовать. Это касается и законодательства. Тут мы точно поучаствуем. Мы предложим им эксперта из нашей организации, который знает законодательство военное лучше даже, может быть, чем генштабистские юристы.


Эксперты высказывают сомнения, что Общественному совету удастся контролировать состояние дел в армии. Тем более, что этот орган обладает лишь совещательными функциями. «Чтобы не говорила наша официальная пропаганда, население прекрасно понимает, что именно происходит в армии. Начиная с 1999 года военный бюджет России ежегодно растет на треть. При этом ситуация внутри Вооруженных сил не меняется - при том, что совершенно очевидно есть некое стремление поднять рейтинг (я уж не знаю, по каким причинам) министра обороны Сергея Борисовича Иванова. Нужен кто-то, кто бы служил ширмой для всего этого безобразия. Точно также как Общественная палата служит в России ширмой для того, чтобы оправдать неработающий парламент», - говорит военный обозреватель Александр Гольц.


Вся система российской армии построена таким образом, чтобы скрыть проявления дедовщины, в один голос говорят правозащитники. Но система порой дает сбои, и общество узнает о делах Андрея Сычева и Романа Рудакова. Тревожные новости пришли вчера из Нижнего Новгорода. Там в госпитале более трех недель находится в коме рядовой Владимир Шураев, избитый прапорщиком.


Как передает корреспондент РС, вчера вечером в нижегородский Комитет солдатских матерей позвонил отец рядового Шураева. Он сообщил, что 24 декабря его сын прислал домой SMS-сообщение, в котором рассказал, что его ударил офицер. Потом пришло еще одно сообщение о том, что юноша обратился в санчасть. После этого связь прекратилась. В новогодние праздники командир части внушал отцу солдата, что его сын находится в госпитале с простудой. Но позже выяснилось, что рядовой уже более трех недель лежит в коме.


«Мальчик действительно находится в реанимации. Состояние тяжелое, но стабильное. Никаких прогнозов врачи пока не дают. Делали ему магнитно-резонансную томографию, компьютерную томографию, проводили консультации с главным нейрохирургом Московского военного округа. Необходимости в переводе мальчика из этого госпиталя куда-то в другое место пока никакой нет», - рассказала Радио Свобода сотрудница Комитета солдатских матерей.


Мать пострадавшего солдата умерла, он живет с отцом, который сейчас находится в состоянии шока и не знает, что предпринять. Он побывал в Нижнем Новгороде и уже вернулся домой. Врачи уверили его, что делают все возможное.


XS
SM
MD
LG