Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Старый Новый год


Карэн Агамиров : Старый Новый год – такова наша сегодняшняя тема. Участники передачи – депутат Государственной Думы России Валерий Зубов, член Союза писателей Москвы Илья Рассолов, художник Владимир Волк и студенты столичных вузов.


Ну, что справили, наступил Новый год, наконец? Старый Новый год, Новый год – откуда это все взялось? Я сегодня в метро женщину спросил: «Справляли вчера?» Она говори: «Да, справляла». Я говорю: «А откуда это все пошло вы знаете?» Она говорит: «Так это уже несколько сотен лет, традиция такая». На самом деле, не все так просто.


Илья Михайлович Рассолов, писатель, профессиональный юрист, нам сейчас расскажет, откуда это все пошло.



Илья Рассолов : Традиция отмечать Старый Новый год появляется после 1918 года, когда в России было введено новое летоисчисление в очередной раз. Появляется декрет 1918 года, подписанный Лениным-Ульяновым. В соответствии с этим декретом (декрет называется так «О введении в Российской республике западноевропейского календаря) введена поправка в 13 суток. Согласно этому календарю, Россия, в общем, считала, что она отстает от всего мира ровно на 13 суток. После 31 января, внимание, 1918 года считалось не 1, а сразу 14 января. Исправленный календарь получил название «нового стиля», а старый – «старого стиля». Так как граждане нашей страны посчитали, что у них, по сути, отняли или украли две недели, они стали праздновать второй Новый год по старому календарю, Юлианскому календарю.


Нужно сказать, что Старый Новый год – это редкий исторический феномен. Это дополнительный праздник, который появляется в результате такого нового летоисчисления. Он существует преимущественно в странах, где есть традиция отмечания этого праздника. Это, в основном, страны, которые, в общем-то, исповедуют православие – это Сербия, Черногория. В частности, сербы очень любят присваивать себе обычай. Они называют этот праздник Сербский Новый год. Кроме того, этот праздник празднуется также в немецкоязычных кантонах Швейцарии. Таких допустим кантонах, как Аппенцель, в XVI веке он тоже не присоединился к новой реформе Георгия XIII , по сути, по названию которого и существует Григорианский календарь. Здесь также интересно. Потому что в Швейцарии празднуют Сильвестр. Этот праздник называется Сильвестром по названию Святого Сильвестра.


Что касается России, нужно сказать, что здесь есть традиции отмечания этого праздника. Какие это традиции? Во-первых, речь идет о Православной церкви, которая, в общем-то, продолжает встречать и обрезание Господние, и в целом Рождество Христово. Это семейный праздник. Мы можем также сказать о том, что в России россияне, русские люди также любят отмечать праздники. Это связано с тем, что они любят (так сложилось) больше праздновать, нежели работать.


В целом это не только ментальная штука. Это также связано с развитием нашего законодательства. Если вы посмотрите, допустим, как меняются законы законодательства, то мы увидим, что количество праздников постоянно увеличивается – с 9 праздников, которые вводит КЗОТ 1971 года, до 12, которые существуют сегодня. Мы знаем, что есть последние, так называемые, путинские поправки о новогодних каникулах. Сегодня эта новогодняя неделя у нас продлена. Вот, собственно, что я хотел сказать насчет этого праздника.



Карэн Агамиров : Среди депутатов у многих есть такое мнение, что эти праздники удлинены – почти 14 дней получается с перерывами, но очень длинные праздники. Это вообще провокация против русского народа. Нельзя столько гулять, Валерий Михайлович.



Валерий Зубов : Вы знаете, каждый по отдельности такого рода замечания делает, но бурного возмущения нет. Все продолжают с удовольствием праздновать.



Карэн Агамиров : Пожалуйста,



Заур Агаронов (Московская государственная юридическая академия): Мне кажется, традиция праздновать Старый Новый год непосредственно связана, прежде всего, с празднованием Рождества - перенесение Рождества на 7 января. Так как, в соответствии с Библией, у нас идет сначала Рождество, Сочельник, а только потом Новый год, который связан со Святками, поэтому православные люди помнят о Старом Новом годе, потому что Новый год наступает после Рождества. Сейчас даже есть некоторые тенденции о том, чтобы Русская Православная церковь… Ведутся переговоры о перенесении праздника на 25 декабря.



Карэн Агамиров : Рождество перенести?



Заур Агаронов : Да, перенести Рождество. Тогда, мне кажется, с перенесением Рождества пропадет сам праздник Старого Нового года.



Карэн Агамиров : А есть предложение, наоборот, перенести Новый год. Фракция… Сергей Бабурин в их числе, Безбородов, Глотов, депутат Фоменко, фракция «Народная воля» они внесли в Госдуму предложение о возвращении летоисчисление по Юлианскому календарю. Они подписали этот законопроект. Он еще не рассматривался, Валерий Михайлович?



Валерий Зубов : Знаете, вообще, конечно, такие предложения они выставляют всех депутатов, хотя предложение отдельных групп, отдельных депутатов, но всех депутатов в таком неприглядном цвете. Как будто им делать нечего – то сроки перенести, то, вспомните, какие бурные дебаты по этому знаменитому «уебистому» закону – у.е. отменить. Значит, по мигалкам какая история получилась, причем совершенно вывороченная наизнанку. И вообще не так все пошло. Как будто бы только этим занимается Госдума и , самое главное, должна заниматься.


Во-первых, мне кажется, это мое личное мнение, что чем меньше мы что-то пересматриваем в своей истории, тем лучше. Вот, например, моей семье нисколько не помешали эти праздники. Сколько положено праздновать, все равно больше не съедено, больше не выпито. По дому работы много сделали. Каждый желающий за это время мог навестить своих близких, навести порядок в огороде, тем более, смотрите уже как бы весна у нас началась полным ходом. Поэтому, кто хочет распорядиться данным ему в личное распоряжение временем, он распорядиться. А вот этой экзотикой с переносами и отменами, мы только путаем себя.



Карэн Агамиров : Так что, пусть все так и остается – Новый год 1 января, Старый Новый год не праздник с 13 на 14, не праздничный день, да? Или все-таки сделать еще один праздничный день? Это так попало на воскресенье вчера.



Валерий Зубов : Знаете, количество праздников во всех странах увеличивается. На самом деле, мое мнение, что это просто тенденция расширения свободы человека. Это уже каждый, как распорядиться своей свободой – один будет пить, а другой будет чем-то дельным заниматься, тем, чем он не успел раньше: может быть, книгу напишет, что-то отремонтирует, построит что-то в это время. Кстати не надо забывать, что у нас вообще расширяется количество внерабочего времени. Например, здесь студенты сидят, я смотрю, как вы, например, расширили количество бюджетных мест за пределы того закона, которое определено законом. Это одна из форм расширения свободного времени.



Карэн Агамиров : Но фракция «Народная воля» еще объясняют это тем, что «православные вынуждены терпеть вакханалию – встречу Нового года в последнюю неделю поста, что является ненормальным». Поэтому надо праздновать Новый год после окончания Рождественского поста, то есть они опять предлагают с 13 на 14. Объясняют вот этим как раз.



Илья Рассолов : Тут еще не знаю, насчет поправок, нужно спрашивать у Сергея Бабурина и у тех, кто инициирует - почему, причины. Я думаю, что Валерий Зубов прав в том, что Россия традиционно не принимает новаций. Поэтому это также причина празднования второго Нового года. Плохо идут у нас реформы, в общем-то, во всем. Новации тоже, в общем-то, люди иногда не принимают.



Валерий Зубов : Отыгрываемся на мелочах.



Илья Рассолов : Да.



Валерий Зубов : Серьезное сделать боимся, тогда какие-нибудь такие подкрашивания, подсвечивания.



Илья Рассолов : Еще почему люди праздную все-таки, я думаю, что здесь традиция еще прежней эпохи. Потому что труд в России традиционно, к сожалению, и в царское время мало оплачиваем. Иногда люди думают, ну зачем мне работать еще один день? Пойду я лучше попраздную. Но вот у меня есть данные, в частности, по Владимирской области (может быть, Валерий Зубов, приведет и по Нижегородской области) о том, что количество людей каждый год, которые празднуют этот праздник, уменьшается, сокращается. То есть, видимо, люди предпочитают больше работать, нежели отдыхать.



Карэн Агамиров : Красноярской только области.



Илья Рассолов : Да, Красноярской.



Валерий Зубов : Вы знаете, я ни по Нижегородской, ни по Красноярскому краю, я приведу данные моего наблюдения этого года по тому узкому кругу людей, с которыми мне пришлось сидеть за одним столом. Количество выпиваемого резко сокращается. На столе стало больше разнообразных бутылок, а выпиваемого стало меньше. Наряду с какими-то проблемами, что-то и положительное происходит в нашей жизни.



Карэн Агамиров : Здоровья просто меньше, Валерий Михайлович. Поэтому уже и пить столько нельзя, наверное. Люди это осознают.



Валерий Зубов : Но не все же такого возраста, как мы с вами. Посмотрите на эту цветущую молодежь!



Карэн Агамиров : А им надо учиться. Им тоже нельзя пить во время этого, да? Сессия ведь, да? Сессия.


Но знаете, идея вернуться к Юлианскому календарю она не пройдет, вы считаете?



Валерий Зубов : Вы знаете, вот тут я одну вещь хочу сказать. Если идея ясна, понятна и очевидна, то может быть она и не пройдет. А если идея непонятна, загадочна, смутна, как, например, праздник 4 ноября, то есть шансы, что и пройдет.



Карэн Агамиров : Александр из Москвы, слушаем вас.



Слушатель : До меня дошли сведения (насколько они верны, сможете ли вы это опровергнуть или подтвердить), что НАСА, американская космическая компания, живет (внутри у них) по старому Юлианскому календарю. Насколько это верно?



Карэн Агамиров : Это надо было бы из НАСА кого-нибудь позвать. К сожалению… Ответит кто-нибудь?



Валерий Зубов : Нет, конечно. Или кому-нибудь из нас слетать туда и проверить.



Карэн Агамиров : Не входим мы туда, Александр, но интересный вопрос. Надо будет себе пометить это.


Ирина пишет, что это несерьезно: «Предки моей мамы в течение 150 лет справляли Рождество 25 декабря, а не как сейчас». Она поддерживает вот эту идею.



Илья Рассолов : Я хотел еще сказать, здесь момент связан с тем, что люди, опять повторяю, любят у нас праздновать. 25 декабря рассматривается как репетиция Нового года.



Карэн Агамиров : Начало, вступление.



Илья Рассолов : Да, начало.



Карэн Агамиров : Сначала Рождество, а потом Новый год.



Илья Рассолов : Да, а потом православное Рождество идет как чисто православный праздник, а сегодня мы завершаем всю неделю. У нас как бы подведение итогов. Такой конечный результат.



Валерий Зубов : Трехнедельное подведение итогов встречи, наконец-таки!



Карэн Агамиров : «Если бы наша Госдума, действительно, думала бы о народе, о стране, они бы перенесли эту новогоднюю неделю на конец весны – начало лета, когда надо заниматься огородными делами», - пишет Геннадий Георгиевич.



Валерий Зубов : Подождите, мы же сделали еще круче! Мы перенесли весну в начало января.



Карэн Агамиров : Получилось так, да. Кирилл Николаевич из Санкт-Петербурга.



Слушатель : Здравствуйте! Насчет перенесения это немножко перекликается с футбольной темой – перенесем зиму на весну и так далее. А как сделать? Я не верующий, но если людей это оскорбляет, что сперва пост, а потом Новый год, наверное, можно где-то как-то пойти им навстречу. Мне запомнился один год – чудесно провел с 25 декабря по примерно (21 день)… после Старого года.



Карэн Агамиров : До 19 января, до Крещения, наверное.



Слушатель : Правильно, спасибо, потому что и это праздновали. А причина в том, что не было бы безделья. Я был в турпутевке по Карпатам. Такая прелесть! Столько религий, даже цыгане, оказывается, отмечают – у кого-то Старый Новый год, не помню, но все были дружны со всеми, и все вместе отмечали и с венграми, и с итальянцами. Мы шли на лыжах. Мы забирались в горы, чтобы вечером отметить с хорошим вином. Это, в отличие от города, было просто прекрасным. Вреда для здоровья, я считаю, никакого.



Карэн Агамиров : Да, мера нужна, конечно, во всем, в том числе и здесь. Я был свидетелем в прошлом году, когда девочка вела в 10 утра папу (я пошел в магазин за хлебом). У папы две чекушки торчали из одного кармана, из другого. «Папа, пойдем домой! Папа!» Тут он пиво держит, а она его ведет. У него уже не лицо, а маска сплошная - дней 15 чувствуется. Таких все-таки, Валерий Михайлович, немало, особенно в регионах, далеко от Москвы.



Валерий Зубов : Ну, да, конечно. Москва у нас такая замечательная, что только в регионах у нас, если что-то происходит.



Карэн Агамиров : Ну, там особенно. Я был на сельском кладбище. В 25-30 лет просто мрут от водки, от спирта некачественного.



Валерий Зубов : Вы знаете, эти картины, к сожалению, можно наблюдать не только… Если бы только в эти праздники, то их бы просто быстро бы сократили. Но когда вы такие картины можете наблюдать в течение всего года, куда деваться? Что-то более серьезное надо делать.



Карэн Агамиров : Тоже правильно.


Что же, нам надо подводить итоги, так как мы считаем, что, наконец-то, Новый год наступил. Теперь прошло 13, сегодня 14. Что нас ждет в этом году? Это предвыборный год, это год подъема экономики или спада экономики? Что нас ждет, Валерий Михайлович, доктор экономических наук. Он был в течение пяти лет губернатором Красноярского края, напомню я. Он очень внимательно отслеживает ситуацию об экономике. Стоит ли ожидать каких-то резких катаклизмов в экономике страны?



Валерий Зубов : Нет, никаких оснований нет. И вообще никаких предпосылок к тому, что что-то… И вообще всю эту идеологию надо остудить, что на вас нападают, нападают нефтяные цены, нападают потребители газа, нападают производители машин, которые конкурируют с нашими производителями. Вообще, идеология такой крепостной идеологии, что вы сидите в крепости, а вокруг все враги, надо ее как-то остужать. Не ждет нас ничего сверхъестественного в экономике. Нормальный, обычный, не сильно отличающийся по своим показателям год от ушедшего года.



Карэн Агамиров : Рубль?



Валерий Зубов : Будет крепчать.



Карэн Агамиров : Точно?



Валерий Зубов : Абсолютно.



Карэн Агамиров : Вкладывайте в рубли – призывают экономисты.



Валерий Зубов : Вы знаете, мы так долго хотели, наконец, добились, что своя валюта стала полноценной, более того, более выгодной. Причем, своя «зеленая», я имею в виду, ту зеленую купюру региональную, где Красноярский край изображен, она стала тверже, чем «зеленая», которая называется долларом. Мы же хотели этого, и это у нас получилось.



Илья Рассолов : Сейчас уже «красная» появилась.



Валерий Зубов : Хабаровская. Впервые ее я увидел, кстати, вчера.



Карэн Агамиров : Я с одной старушкой разговаривал в подземном переходе. Она говорит: «Выборы… Перед выборами что-нибудь подстроят нам с этим рублем».



Валерий Зубов : Насчет выборов, я бы здесь следующую предложил идею обсудить – успокоиться. Ничего сверхнеобычного и в выборах не произойдет. То, как развиваются события, то, как строится избирательная система, то, как она регулируется административным ресурсом, то, как построены средства массовой информации, они задают достаточно предсказуемый результат и на Государственную Думу, и на выборы президента. Поэтому я бы успокоился с этим. Все усилия бы бросил как раз на экономику, учитывая, что если такой положительный, спокойный контекст политический (нравится вам он или не нравится – это неважно, он такой есть, вы его сильно не изменится в этом году), давайте займемся экономикой.



Карэн Агамиров : Что значит - не измените? Надо смириться с тем, что одна партия фактически…



Валерий Зубов : Я думаю, что партия уже вторая появилась, я имею в виду «Справедливую Россию». Как ни странно, честно скажу, что еще месяца четыре назад, я не ожидал, что с ней стали связывать надежду там, в глубине. Люди как-то на нее стали реагировать.



Карэн Агамиров : А вы?



Валерий Зубов : Вы знаете, обращаю внимание.



Карэн Агамиров : Еще не приглашали?



Валерий Зубов : Приглашали. Но это отдельный разговор. Устоялась партия Жириновского, надо сказать, при всех таких трепыханиях вокруг него. Вот артистический гений, сценаристский, режиссерский, идеологический Жириновского опять выруливает ситуацию. Поэтому будет определенная конкуренция, но, тем не менее, структура Госдумы пропрезидентская, на мой взгляд, сильно не поколеблется.



Карэн Агамиров : А самой-то Думой вы довольны, работой в Думе?



Валерий Зубов : Конечно, нет. Мы так с вами обсуждаем несколько дней праздников до Нового года, после Нового года. В Госдуме слишком много праздников, вот что плохо. Что в течение года входит самое сырое решение, но если правительство кивнуло головой, то оно проходит. Довольно здравые идеи просто не обсуждаются, а сразу отметаются. Это как раз показатель того, что не очень здорово работает, продолжает праздновать Госдума и за пределами тех официальных праздников, которые есть. Мне кажется, что начало года, с экономической точки зрения, даст большой повод для того, чтобы в целом оценить экономическую политику, и уже дало. Ведь правительство уже приняло решение, которое фактически перечеркивает всю предыдущую его экономическую политику. Если мы в этом русле будем говорить, я готов сказать, что произошло.



Карэн Агамиров : Уже какое-то несовпадение. Вы в начале сказали, что не стоит ожидать ничего плохого. Экономика как бы…



Валерий Зубов : Нет, не будет ничего плохого. Я сказал - катаклизмов не будет. Но…



Илья Рассолов : Может, просто меняется политика и все?



Валерий Зубов : Политика вынужденно меняется, причем, правительство вынужденно отказывается от той политики, которую проводила до сих пор. Это заявлено уже премьером на предыдущей неделе. Уже заявлены как бы некоторые параметры бюджета, которые в этом году будут приниматься не осенью-зимой, а весной. Из этого следует, что идея такой жесткой борьбы с инфляцией путем накопления стабилизационного фонда, она себя как бы не оправдала. Потому что инфляция будет выше, чем в предыдущем году, но не за счет того, что увеличатся бюджетные расходы, в частности, на зарплату бюджетникам и пенсий пенсионерам, а за счет того, что повысятся тарифы на услуги естественных монополий. Это заявлено правительством и принято.


Сколько мы с вами говорили об этом. Вот, пожалуйста, то, о чем 5 лет назад предупреждали или могли предотвратить, оно происходит. Примерно в два раза выше будут тарифы на услуги естественных монополий. Инфляция в 1,5 раза примерно выше, чем она заявлялась примерно год и два назад правительством. Тогда возникает вопрос – а для чего так зажимали бюджет? Для чего так зажимали региональные бюджеты? Для чего так зажимали пенсии и зарплаты бюджетникам? Ради какой цели? Оказалось, цель просто опрокинута.



Карэн Агамиров : Вы об этом давно уже говорили, несколько лет в Думе. Я вот хотел зайти в Сберкассу, еще не платил, но цены ведь значительно подскочили на электроэнергию, да? На телефон поднялись цены, по-моему, да?



Валерий Зубов : На услуги естественных монополий – газ, тепло – тарифы в этом году возрастут примерно в два раза выше, чем еще полгода назад планировало правительство. Вот вам ответ. Примерно в 1,5-2 раза выше будут, чем инфляция. Как же не подскочат цены?!



Карэн Агамиров : С Новым годом! С экономикой, будем считать, разобрались. Или как? Повышение тарифов. Чего еще ждать нехорошего?



Валерий Зубов : Вы знаете, в этом году проявится, боюсь, одна очень сильная тенденция – это неспособность адекватно конкурировать в современной экономике государственных предприятий. Конец года, как впрочем многими и предвиделось, сложился плохо для «АвтоВАЗа». Очень сильно растут запасы нереализуемых автомобилей. Когда у нас на рынке появляются непросто подержанные или новые зарубежные автомобили, а появляются новые заводы, «Форд», «Дженерал Моторс», «Ниссан», весь этот сектор под угрозой, включая и авиастроительный, который мы создали. Мы создали единого авиапроизводителя. Все государственные виды ведения бизнеса под угрозой. «АвтоВАЗ» об этом говорит. А у нас все-таки и «Газпром» - это государственная компания, и «Роснефть» - преобладающая государственная компания, Поэтому, думаю, что этот год будет тяжелым испытанием для них, с точки зрения эффективности.



Карэн Агамиров : Чтобы с экономикой уже закончить, что все-таки с Белоруссией, Илья Михайлович? Можно считать исчерпанным конфликт? В этом году, кстати, должен быть подписан конституционный договор о создании единого союзного государства. После всего этого, можно ли этому верить и на это надеяться? Единая валюта?



Илья Рассолов : Рамочный договор уже есть. Но, другое дело, что он не выполняется. Я хотел бы возразить мысли Валерия Зубова и сказать о том, что Россия семимильными шагами идет в ВТО. Поэтому мы видим свободное обращение акций «Газпрома», «Роснефти» и других компаний на международном рынке и тому подобное. В общем-то, вопросы тарифов и тарифной политики нужно увязывать с этим. Кроме того, на мой взгляд, нужно увязывать еще и политический момент, связанный с тем, что национальный проект, на мой взгляд, Россией будет не востребован сегодня. Почему? Потому что не будет за что торговаться с Западом.


Поэтому мы хотим и, видимо, будем разговаривать с западными партнерами на нормальном языке – языке коммуникаций, на языке торговли. Мы хотим вступить в эту организацию – Всемирную торговую организацию. Под это же дело подпадает и газово-нефтяной конфликт с Белоруссией. В этой связи мы не можем, по сути дела, в рамках рамочного соглашения, которое я видел, содержать другие экономики. По сути дела, речь идет о том, что по многим данным от 5 до 7 миллиардов долларов Россия дотирует Белоруссии сегодня. Это союзное государство. Это замечательный народ. Это, в общем-то, братский, любимый народ. Но в рамках этого соглашения мы не можем нести на себе такую нагрузку.


Поэтому, я думаю, что точки над «i» правительства должны расставить. Они, видимо, их расставят, потому что сегодня Россия, так скажем, закрывает этот нефтяной офшор. Потому что Беларусь сегодня потребляет, по некоторым данным, 4 миллиона тонн нефти, но реально перерабатывает порядка 17. Это наша нефть, это российская нефть, это наши деньги, которые потом, по сути, беспошлинно Беларусь перепродает. Разницу она кладет себе в карман.



Карэн Агамиров : Все равно, Илья Михайлович, так бы лет 20 назад прочитать или услышать - «Газовая» война между Россией и Белоруссией! Обострение отношений между Россией и Грузией! – эдак в году 1983-1985? Не по себе как-то все равно все это, знаете.



Илья Рассолов : Но речь идет-то все-таки о том, какой режим установился в этой стране, в Белоруссии. В целом, пока не с кем объединяться. Правильно говорит Сергей Бабурин о том, что союза реального нет. Поэтому, к сожалению, трудно как-то карелировать наши экономики. Та экономика не реформируемая. Сегодня перед Лукашенко стоит задача реформирование этой экономики. Он не справится с этой задачей, потому что, по сути дела, не понимает, как можно торговать в рамках ВТО, в том числе. Потому что Беларусь, хоть и заявляет, что хочет быть участников ВТО, пока в ближайшей перспективе она участником ВТО не станет.



Карэн Агамиров : А что касается человеческих отношений, братские народы?



Валерий Зубов : Все равно болезненно.



Илья Рассолов : Безусловно.



Валерий Зубов : Народ… Свои, свои.



Карэн Агамиров : Владимир Волк, художник, человек, исследующий человеческую душу, заглядывающий внутрь этой души. Он едет в метро.50 лет назад (у меня есть такой портретик), он нарисовал в метро портрет человека. Он едет в троллейбусе, он видит человека, он исследует его душу, сразу рисует. Что сегодня происходит с душой человеческой? Владимир Алексеевич, вот вы, исследуя, наблюдая за людьми, чем отличается сегодняшний человек на улице, в магазине, от того, что было 30 лет назад, 20 лет назад?



Владимир Волк : Вопрос очень сложный, конечно. Тут немножечко такое предисловие такое скажу, что человек, тот ушедший, старый человек наших дедов, прадедов… Как хорошо тогда сказала Раневская: «Я очень старая, потому что я видела еще тех, культурных людей, ту интеллигенцию». А сейчас, к сожалению, я считаю, что нет этого. Ведь возьмите, все-таки основа общества – это культура, это фундамент всего общества. Все беды происходят, как бы там не были Государственная Дума, от бескультурья, невежества и атеизма.


Вот я беседовал с человеком одним очень умным. Он говорит: «Старик, некуда не денешься, Вселенная, Земля в том числе, созданы не нами, и не нашей мудростью изначально. Все мы приходим в мир из микромира. В каждом семени заложена программа роста и жизни всего. Не нашей мудростью изначально. Никуда ты не денешься». Но когда нет в душе этого понимания мира… Тут недавно была передача, кажется, по Радио Свобода, любовь к родному краю. Она была очень странной. Вот я люблю родной край. В этом крае я берегу свои деревца, свои листочки, но если я попадаю в другой край, значит, там можно ломать и уничтожать. Я бы сказал, что это неправильно. Это патриотизм и фанатизм перепутаны, также как свобода и вседозволенность. Понимаете? Я бы сказал о любви к планете, о любви ко всякому человеку, к любому человеку любой национальности. Вот это есть настоящая любовь. Вот когда нет этой культуры, тогда становится страшно.


Человек, конечно, много приобрел – Интернет, все ездят на машинах. Иногда идешь с утра и думаешь, куда же эта вся железная масса катится, на какие великие дела все спешат?



Карэн Агамиров : Деньги делать спешат.



Владимир Волк : Деньги делать. Но у меня душа болит. Вот возьмите, старое поколение художников, пенсионный возраст. Самая мудрость и самая зрелость. Но, если человек получает 4 тысячи рублей пенсию, 2 тысячи он платит за мастерскую, но надо еще платить и за квартиру, а как жить! Я спрашиваю одного очень известного художника (я не хочу называть его фамилию): «Как ты живешь?» Он говорит: «Очень помогает помоечка». Я говорю: «Что, ты уже…» «Нет, ну картонки какие-то там беру, какие-то рубашки плохие».



Карэн Агамиров : Художник копается в помойке?



Владимир Волк : Да, «Помоечка родная,// Тягай интеллигент, // Истошно наблюдая,// Собрал большой презент». У меня есть поэма такая: «Утрами, вечерами к помоечке ходил,// наблюдая, что кто туда сносил» и так далее. Но дело не в этом.


Я хочу вот, что сказать. Хорошо бы подумать Государственной Думе все-таки, это моя просьба… Я писал президенту тогда, когда была беседа с президентом, но никакого ответа не получил, писали и мои друзья. Даже один писал и сказал: «Я даже взмок от напряжения». Я говорю: «Что же ты так взмок?» «Я писал, чтобы снизили нам, старикам, немножко оплату за мастерскую, невозможно». На этот счет очень давно я написал стихотворение:


«В нашей родине, проклятой кем-то,


Художнику нет уголка.


Но таланты даются зачем-то


И к тому же они свысока.


То есть Господом Богом даются,


Но не ценятся в нашей стране.


Муз служитель, слуга бескорыстный,


Неприкаян и незащищен.


Я прошу вас, ему помогите


И издайте закон,


Запрещающий мастера трогать,


Мастерскую, его уголок.


Сжальтесь ради великого Бога,


Будет подвиг морально высок.


Вас за это потомки восславят,


Вам за это поклон до земли.


И вы в вечности будете в славе,


Потому что ему помогли».


Я это стихотворение очень давно читал, когда было выступление около зоопарка с машины. Это было опубликовано в «Московском художнике». Мне сказали, что оно помогло тогда сохранить плату. Но сейчас опять на нас стали смотреть, как на…


Я чуть-чуть возьму историю. Вот Ван Гог. Если бы не его брат Тео, чтобы было с Ван Гогом? Умер бы он. Как бы работал Сезанн, если бы папа у него не был фабрикант шляп.



Карэн Агамиров : Но Ван Гог и так в нищете умер.



Владимир Волк : Он, да. Но так все-таки Ван Гогу помогал брат, а у Сезанна папа был такой. А мы, порой, настолько подвижники, что не имея ни того, ни другого, еще что-то создаем. Это как в советское время говорили, что балерина, она танцует на сцене, надо к ногам еще моторчики подключить, пускай электроэнергию вырабатывает. Но ведь художник – конструкция духовная, творческая. Ему нужно всячески помогать. Что такое искусство и художник? Это национальный духовный престиж отечества. Если в Госдуме понимают и хотят, чтобы отечество было духовное, чтобы оно что-то создавало ценное, она обязательно… Я вас умоляю, я вас прошу, помогите нам.



Карэн Агамиров : Напишите такую картину – Ван Гог и Гоген приходят на современные выставки свои и смотрят, что их картины продаются за миллионы долларов. А оба в нищете умерли. Они так наблюдают и разговаривают: «Ты посмотри, а! Сколько стоит сегодня мои картины?!»



Владимир Волк : А у Ван Гога была продана за всю его жизнь всего одна картина.



Карэн Агамиров : Да. Закон, запрещающий мастера трогать, Валерий Михайлович. 4 тысячи пенсия.



Валерий Зубов : Вы знаете, есть две позиции, с которыми я согласиться не смогу из тех, которые были высказаны. Во-первых, это, наверное, сегодня не художник, который ходит куда-то что-то собирать. Как раз последнее время отмечено тем, что наших художников стали оценивать. Именно уходящий год отмечен тем, что на международных выставках стали Кустодиев, Айвазовский за миллионы долларов перешагнули стоимость картин. Они отразили общую тенденцию, что все русское искусство – и авангард, и передвижники, и современные – стало признаваться в мире, стало стоить. Современные настоящие художники стали востребованы. Причем, это коснулось не только художников.


Я думаю, что в уходящем году окончательно произошел перелом в кинематографе. Мы этот год начинали «Дозором», фильмами по Акунину «Гамбит». Большие споры были, какой фильм в этом году будет лучший. Мне показалось, что «Другой», мне показалось, что «Предчувствие Космоса» сильней был фильм, но взяла «9-я рота». Был выбор из огромного количества замечательных российских фильмов. А сколько литературы?! Причем много такой простой литературы, но и масса серьезной пошло.


Нет, этот год никак нельзя назвать годом, который для художников стал сложнее. Их проблемы, конечно, не в стоимости мастерской. Они стали продаваться, стали цениться. Самое реальное, чем мы можем им помочь, художникам, это покупать их продукцию.


Второе. Вы знаете, мне тоже перевалило за 50, и так тянет поворчать и сказать, да в наше время, конечно, деревья были выше. Смотрю напротив молодежь, которая еще ни слова не произнесла. Давайте, им дадим слово. Я никогда не приму тезиса, что у нас все было лучше, а теперь идет молодежь, которая хуже. Это значит согласиться, что мои дети, что я их не так воспитал, что не то вложил, что они не такие умные, как я. Не согласен! У них все лучше, чем у нас. Просто что-то мы, наверное, не понимаем.



Карэн Агамиров : Волк рвется в бой.



Владимир Волк : Вы знаете, вы, действительно, что-то не понимаете. Еще раз я вам повторяю, у Ван Гога была продана за его жизнь всего одна картина! Называя Кустодиева и прочих авангардистов Кандинского, вы называете ушедшее столетие. А я говорю о современном мастере. Я говорю о том художнике-пенсионере, который в полной зрелости творческих сил! Ему помогите – снизьте, пожалуйста, плату за мастерскую-то! А вы меня уводите в те века!



Карэн Агамиров : Валерий Михайлович все-таки говорит, что нельзя назвать страну бескультурной сегодня.



Валерий Зубов : Абсолютно нельзя. Наоборот, уже все переломилось, уже понято, что снова мы как были так и есть культурные.



Карэн Агамиров : Владимир Алексеевич считает, что культуры практически нет, да? Интеллигенции нет, да? Что ж, молодежь? Заур выступал уже. Костя Макаревич, скажите о том, что происходит в молодежной среде? Что ждать в этом году?



Константин Макаревич : Я сначала хочу дать реплику насчет того, о чем говорили последние 5 минут. Действительно, за последние 15 лет страна многое пережила. Но сейчас видится некоторый подъем. В любом случае, пока, наверное, интерес у людей не до конца соотносится с тем, что, может быть, об этом думают люди творческих профессий. Потому что существует определенная шкала потребностей у людей. Наверное, пока мы находимся не на таком пике этой шкалы, а где-то в середине, но уже виден прогресс.



Карэн Агамиров : У вас потребность учиться после института (юридической академии) есть? Есть желание поступить в аспирантуру?



Константин Макаревич : Да, конечно.



Карэн Агамиров : Насколько это реально сегодня?



Константин Макаревич : Зависит от двух факторов. Первый фактор – это наличие хорошего общего и высшего образования.



Карэн Агамиров : Допустим, оно есть, получили. Дальше.



Константин Макаревич : Второй вариант – наличие некоторых финансовых средств.



Карэн Агамиров : А каких?



Константин Макаревич : В зависимости оттого, куда ты собираешься поступать – достаточно больших.



Карэн Агамиров : В аспирантуру.



Константин Макаревич : Аспирантура в разных вузах, наверное, где-то может быть и нормально и может быть очень много.



Карэн Агамиров : А сколько?



Константин Макаревич : Где-то, я думаю, наверное, от 2 до 10 тысяч долларов в разных вузах, может быть, предел – 8.



Карэн Агамиров : В год?



Константин Макаревич : Да.



Карэн Агамиров : 3 года учебы в аспирантуре – 30 тысяч долларов.



Константин Макаревич : Да, действительно, это, может быть, радость не для всех…



Карэн Агамиров : Есть гарантия, что защитишься? Нет?



Константин Макаревич : С другой стороны, есть стимул. Если человек, допустим…



Карэн Агамиров : Гарантия, что защитишься есть? Вот ты заплатил 25-30 тысяч долларов за три года?



Константин Макаревич : Там никаких.



Карэн Агамиров : Никаких гарантий.



Константин Макаревич : Гарантия у человека всегда есть – она находится у него на плечах – голова.



Карэн Агамиров : А доктор экономических наук считает, что сегодня в аспирантуру…



Валерий Зубов : Вы знаете, сначала я, конечно, не отшучусь с элементом шутки, но по большому счету, когда я защищал вторую докторскую диссертацию, одна из целей у меня была – иметь право вести равноправный разговор. Чтобы мне не могли сказать – а кто ты такой, какой-то кандидат наук. В науке предельно важно, чтобы мнение не зависело от регалий. Я всегда выступаю, после того, как стал доктором, что надо отменить вот эти докторские уж точно. Надо срочно реорганизовать ВАК (Высшая аттестационная комиссия), а лучше всего его отменить и отдать вузам, чтобы легче стало.


Но я к этому еще добавлю, спасибо, что вы фактически поддерживаете необходимость принятие закона об образовательном кредите. Он больше года лежит в Госдуме готовым как раз под вас, под ваши потребности. Его надо принять. Министерство образования затягивает, вырабатывает концепцию, какой-то эксперимент на три года. Любой ученый скажет, что за три года нельзя провести достоверный эксперимент, если срок обучения 5 лет плюс 3 года аспирантура. Невозможно. Закон этот надо принимать.


Но еще один момент хотелось бы здесь добавить, раз коснулись. Я же преподаю до сих пор в университете. Поэтому мне близка эта тема. Удивительно, но, несмотря на все кризисы, на все сложности, у нас здоровая тяга к образованию и к науке сохраняется. И вот, может быть, из экономических проблем следующего года, самое важное, простимулировать разными путями вот тех людей, которые хотят заниматься наукой. Может быть, это самое важное для нас сейчас.



Константин Макаревич : Да, но вот еще хочу добавить, абсолютно соглашаясь с Валерием Михайловичем, что, на самом деле, сейчас все больше молодых ребят приходит к пониманию того, что будущее зависит от них самих. В то же самое время они понимают, что они не одни, как волки, бьются за свое будущее, грызя весь этот камень сложный, а видит некоторые действия и со стороны власти. Потому что не только нужен закон о кредите, который станет полезным механизмом, принимается закон о материнском капитале, где тоже заложена возможность механизма оплаты будущего образования своего ребенка. И другие законодательные нововведения. Молодой человек понимает, что он находится в некоторых равных условиях по сравнению с другим. Если мы говорим о Беларуси, то между кем может быть настоящая дружба и понимание? Между людьми, которые относятся к себе честно. Поэтому нужно честно друг к другу себе относится, не утаивать ничего и жить по общим правилам. Тогда, возможно, все будут находиться в равных конкурентных условиях. Будут как раз побеждать сильнейшие, настроиться нормальный механизм.



Карэн Агамиров : А семью сегодня создать студент может?



Константин Макаревич : Может. Но семья будет жить по-разному – в зависимости от сил студента, его возможностей, его занятости, его уровня образования.



Валерий Зубов : Все это удивительнейших парадокс. Семьи создаются как раз в самых сложных условиях. А когда все хорошо, как раз с ними что-то и происходит.



Константин Макаревич : Я как раз спрашивал одного знакомого, достаточно уважаемого человека, у которого трое детей. Ты жил в общежитии, в комнате родили первого ребенка будучи студентами. Как жена-то в этом не противилась? Он говорит – знаешь, мы родили детей просто потому, что мы хотели, чтобы они у нас были.



Валерий Зубов : Во!



Карэн Агамиров : Заур Агаронов.



Заур Агаронов : Я всегда за семейные отношения, здоровые и нормальные. Но вот, что касается по поводу культуры, то, конечно, она в этом году слишком коммерциализировалась. Именно все фильмы, все художественные и литературные произведения работают именно на покупателя, на массового потребителя. Поэтому то, что было сделано в кино и в литературе, мне не очень понравилось.



Карэн Агамиров : Это, да. Включаешь Первый канал – там стреляют, там трупы. На второй переключаешь – там опять убийства. Это на самом деле есть. Никуда от этого не денешься. Это, наверное, носит какие-то…



Валерий Зубов : Чего плохого, что «Турецкий гамбит» имел хороший кассовый сбор, имел прекрасную идею, имел прекрасных актеров? Коммерческий успешный, но и с художественной точки зрения отличный.



Карэн Агамиров : Дадим слово нашим радиослушателям. Давайте подводить итоги. Год, наконец, вступил окончательно в свои права, Старый Новый год справили. Нина Васильевна, ваши планы на этот год?



Слушатель : Добрый день! Я хочу только как оппонент возразить одному выступающему, в частности, правительства и Думы. Что исповедует наше правительство? Око за око, зуб за зуб. Погоню за наживой называют бизнесом. Разделяй и властвуй – коронная формула Троцкого с приходом к власти. Все само собой ясно.


Что касается выборов. Я вам скажу конкретно о последних выборах. Выборы вот этой Думы, которую все клянут и проклинают, были по готовому протоколу, который привезли из управы. А что касается выборов президента, когда я пришла (я уже не наблюдала там ничего, я живу и голосую на этом участке) голосовать за президента, то уже этот предатель был председателем, а женщину уволили. Когда он меня увидел, он страшно был напуган, приветствовал меня.



Карэн Агамиров : Нина Васильевна, кто был напуган, я так и не понял?



Слушатель : Напуган был тот предатель, который готовый протокол привез из управы. Он был заместителем председателя, а потом его сделали председателем. И голосовали мы за президента.



Карэн Агамиров : Ох, какой председатель! Олег из Москвы.



Слушатель : С Новым годом! Если верно, что как встретишь Новый год, так его и проведешь, то придется мне весь год ничего не делать, а только висеть на линии Радио Свобода.



Карэн Агамиров : С работой туго?



Слушатель : Да, нет. Просто я уже минут 40 слушаю вас по телефону.



Карэн Агамиров : Зато послушали.



Слушатель : Я хочу сказать вот что. Сергей Бабурин пустил легенду, очевидно, по созвучию, что астрономы живут по Юлианскому календарю. Это неверно. В быту они живут по тому календарю, который действует в их странах. А для своих целей они используют так называемые Юлианские дни. В Юлианских днях вообще нет понятия года. Это просто непрерывный счет дней от некоторой произвольно выбранной точке.



Карэн Агамиров : Олег, оставить так как есть – Новый год 1 января, Старый Новый год не праздник с 13 на 14 января?



Слушатель : Вы знаете, это зависит оттого, будут ли наши люди исповедовать православное вероисповедание. Потому что, конечно, для православных очень тяжело смотреть на всю эту вакханалию, обжорство.



Карэн Агамиров : Что нас ждет в этом году?



Слушатель : Выборы в Думу нас ждут.



Карэн Агамиров : Это мы знаем, да.



Слушатель : А что-нибудь предсказать относительно того, что случится… Наша страна, говорят, с предсказуемым прошлым, так как же предсказать будущее?



Карэн Агамиров : Что ждет нас в Новому году? Илья Михайлович.



Илья Рассолов : Я думаю, что ждет нас все только хорошее. Как сказал и президент, это связано с высокими ценами на нефть и на газ. Путин не пойдет на третий срок. Будет реализация последующих национальных проектов. В общем-то, мы увидим, что стабфонд будет расти.



Карэн Агамиров : Валерий Михайлович.



Валерий Зубов : У меня одно пожелание – деньги в низ. В центре так много неэффективно использованных денег, поэтому надо сократить налоги, и отдать деньги предприятиям, надо увеличивать зарплаты и пенсии. Надо из федерального бюджета перераспределить в региональные и местные бюджеты. Деньги в низ в этом году.



Карэн Агамиров : Владимир Алексеевич.



Владимир Волк : Я хочу сказать, что вспомните, дорогие богатые люди, Павла Михайловича Третьякова, как он помогал художникам, покупал у них картины. В конце я скажу, что:


«Я верю волей проведения


Прозреет суета сует,


И красоты возжаждет свет,


И будет в том его спасенье.


Я верю в это!»



Карэн Агамиров : Спасибо.


XS
SM
MD
LG