Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мужчина и женщина. Финский опыт гендерных отношений


Тамара Ляленкова: В сегодняшней передаче речь пойдет о финском опыте, уникальном и весьма ценном для всего мирового общества. Потому что именно в Финляндии, которая тогда входила в состав Российской империи, в 1907 году в парламент впервые в мире были избраны женщины. Это вызвало необычайный интерес со стороны зарубежной прессы, хотя и не обошлось без насмешек. «Из этих 19 особ 12 – незамужние, - писала одна хельсинская газета, - так что в лучшем случае получим дюжину семейных новостей». С тех пор прошло ровно сто лет, и число женщин-парламентариев сегодня составляет около 40 процентов, более того, президент Финляндии тоже женщина.


О том, как преодолевались традиционные патриархальные стереотипы, я попросила рассказать советника по культуре посольства Финляндии в Москве Черстин Крунвал.



Черстин Крунвал: Муж все-таки был главным. Еще когда я была маленькая, я помню, что, например, моя мама, когда она куда-то звонила по телефону, не говорила, что «здравствуйте, меня зовут…», а она говорила: «Здравствуйте. Звоню от…» - и называла имя мужа. Так что она не чувствовал себя самостоятельной. Но на самом деле женщины давно уже были самостоятельными, я не знаю почему, но все ключи в доме были у женщины. Так что она взяла всю власть себе, и, наверное, поэтому стала очень самостоятельной и решительной.


И конечно, сегодня положение женщины в Финляндии зависит от того, что случилось во время войны, когда мужчины все были на фронте, и все задачи были делом женщин. И, наверное, поэтому уже с 1948 года, когда ребенок родится, мы получаем помощь для ребенка, и это тоже является причиной, почему считается, что женщина в Финляндии должна что-то получить, она как бы заслужила это. И поэтому, наверное, мы требовательные. Мы, требуем от себя тоже очень много, потому хотим и работать, и быть женой, и мамой, а это не так просто.



Тамара Ляленкова: Можно определить какие-то свойства финских мужчин и женщин?



Черстин Крунвал: Идеальная финская женщина очень самостоятельная, она работает. Это не так важно, чтобы она была красивой, и не так важно, чтобы у нее была хорошая, красивая одежда, но она должна работать, и она должна заботиться о семье, воспитывать детей, конечно. И финский мужчин должен так же, как русский, построить свой дом, он должен быть скромным. И женщины, мы должны быть скромными, меньше говорить, чем делать, быть честными и довольными жизнью.



Тамара Ляленкова: Скажите, то, что главой правительства является женщина, как-то проявляется в политике внутренней?



Черстин Крунвал: Мне кажется, это знак, что у нас уже равноправие существует на всех уровнях, не только государства, а общества. Всего 18 министров, из них 8 – женщины, это немало. В парламенте у нас 200 депутатов, из них 76 женщин – это 40 процентов. Так что мы больше смотрим на то, что умеет человек, какой он или она. Конечно, бывает, что о женщинах, которые работают в политике, пишут, как они одеваются, о внешности их, а о мужчинах пишут, какие у них мысли, что они говорили, что они сделали. Я думаю, что до сих пор для женщины гораздо труднее попасть во власть, попасть в хорошую позицию в политике. Но уже 150 лет назад наши первые женщины учились в университетах, и это тоже было очень важно. И у нас были уже тогда ученые – женщины. В университетах сейчас, я думаю, 70 процентов учатся девушки, и это не может без последствий пройти, лет через 5-10, наверное, у нас совсем другая ситуация в государстве будет, чем сейчас. Наверное, тогда большинство тех, кто работает на высоких позициях, будут женщины, потому что у них лучшее образование.


Конечно, мужчины в Финляндии не так внимательно относятся к женщинам, как здесь, в России, это совершенно верно. И мы не разрешаем, чтобы мужчины, например, открыли нам дверь или взяли наши сумки. Мы хотим все делать сами. Я не знаю, где-то в воздухе, в обществе есть такая мысль, что надо самой. Женщины очень много требуют от мужчин: они должны хорошо выглядеть, хорошо зарабатывать, хорошо говорить, хорошо делать все и еще уважать женщин. Это такие изменения очень поздние. У нас сейчас молодые папы все делают дома, не только помогают, они считают, что это часть их жизни тоже, это уже у них в голове.



Тамара Ляленкова: Мужчины от такой ситуации не страдают?



Черстин Крунвал: Я думаю, что это именно так. К сожалению, у нас очень высокое количество самоубийств, и именно мужчин. Может быть, наши мужчины уже считают себя ненужными. Мы понимаем, что надо сохранить разницу между женщинами и мужчинами.



Тамара Ляленкова: Это и есть тот драгоценный опыт, которым, скорее всего, вряд ли кто захочет воспользоваться. Потому как, на взгляд нынешнего поколения, ситуация полного гендерного равноправия в Финляндии скорее облегчает жизнь, чем усложняет ее. Мужскую точку зрения я попросила высказать корреспондента финской телерадиокомпании Веса Кекяле.



Веса Кекяле: Я родился в деревне, родители были маленькие фермеры. Поэтому мой отец был человек такого поколения, где муж и мужчина – глава семьи. Это была маленькая школа вначале. В моем классе, моего возраста, я был единственный мальчик. Никаких комплексов я не помню. С детства я помню, что моя мама говорила, что мужчина должен быть мужчиной.



Тамара Ляленкова: Что нельзя было делать мужчине?



Веса Кекяле: Конечно, он не готовил и не убирал, а работал на поле и рубил лес. Это было традиционное разделение труда, как в деревне.



Тамара Ляленкова: Какой традиционный стереотип мужчины и женщины у финнов?



Веса Кекяле: Характер женщин – сильный. У мужчины характер не такой сильный, слабый. Потом это такой стереотип, что женщина очень злая, у нее острый язык, и что она подавляет слабого мужчину. И потом этот слабый мужчина уйдет из дома и ловит рыбу, чтобы быть в покое. Стереотип финского мужчины такой, что он – инженер и организатор. Хотя он по профессии не инженер, он все-таки инженер и организатор. Они очень умные, прагматичные, медленные и логичные.



Тамара Ляленкова: Вы росли – и что-то менялось, и вы сейчас можете оценить, как это менялось.



Веса Кекяле: Мне кажется, я уже живу в другом мире. Потому что я живу один, значит, я умею что-то готовить, чистить, и стирать, и так далее. Мне кажется, для большинства мужчин моего поколения это уже не имеет значения, потому что в семьях все обязанности делятся пополам. Конечно, это уже другое общество. Сегодняшний президент, она человек этого поколения, которое строило это общество, и она из левой партии.



Тамара Ляленкова: Как ее воспринимают обычные граждане?



Веса Кекяле: Мне кажется, они принимают, что она – своя, она символ для Финляндии. Финские женщины видят в ней себя, потому что она довольно типичная женщина своего поколения.



Тамара Ляленкова: А вы сами для себя, может быть, как-то объясняете то, что финские женщины такие самостоятельные?



Веса Кекяле: Да, потому что равенство существует уже давно. Для финских женщин самостоятельность – это, мне кажется, что-то святое. Ну, конечно, деньги – отдельно. Это очень важно, если мужчина и женщина в ресторане, и женщины, конечно, хотят сами платить, для них это символ и знак самостоятельности.



Тамара Ляленкова: Как вы думаете, мужчины с радостью отдали свои обычные, традиционные позиции?



Веса Кекяле: Не очень охотно, конечно. По-моему, это была какая-то борьба 30 лет назад или 40 лет назад, но это было неизбежно. Тогда это было неприятно, неуютно, но сейчас для мужчин моего поколения и для мужчин, которые младше, это не имеет значения, это естественно. Это не опасность.



Тамара Ляленкова: Но, помимо всего прочего, они утратили часть социального, политического влияния.



Веса Кекяле: Такая простая причина, что у женщин есть право голоса. Может быть, женщины начинали голосовать за женщин, и очевидно, что для финских женщин очень важно, что первый раз у нас президент – женщина. И потом, если думать с точки зрения партии, чтобы получать голоса женщин, надо пиарить так, чтобы кандидаты были женщины. У нас в начале 90-х годов был министр обороны – женщина, первый раз. В начале в армии генералы чуть-чуть с удивлением смотрели на то, что их начальник будет женщина. Но потом генералы скоро поняли, что это очень выгодно, потому что она была очень популярна, и это был хороший пиар для вооруженных сил, они получали бюджетные деньги, это выгодно. И в политике женщины стали такие же игроки, как мужчины.



Тамара Ляленкова: Почему-то женщины легче доверяют мужчинам.



Веса Кекяле: Это уже стереотипы, но мне кажется, что все-таки есть больше зависти между женщинами в Финляндии, чем между мужчинами. Значит, может быть, что-то осталось. Мужчинам в Финляндии стало легче жить, скажем, в течение последних 20 лет, когда меньше ответственности или ответственность пополам, когда меньше таких требований, каким надо быть мужчине - есть разные возможности быть мужчиной. У мужчин могут быть разные роли. Не обязательно надо быть женатым. И если не женат, нет семьи, у нас уже не думают, что человек странный или у него какая-то нетрадиционная ориентация. Можно тоже так – свобода… Для меня свобода важнее, чем любовь.



Тамара Ляленкова: Своими наблюдениями об изменениях в финском обществе, нынешних и прогнозируемых, а также личным опытом в сегодняшней программе делились советник по культуре посольства Финляндии в Москве Черстин Крунвал и корреспондент финской телерадиокомпании Веса Кекяле.


XS
SM
MD
LG