Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Помощь молодежи из Западной Европы в Камбодже


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Амстердаме Софья Корниенко.



Надежда Перцева: Что движет молодыми людьми, которые бросают уютную жизнь в городах Западной Европы и отправляются в страны третьего мира? Этот вопрос наш корреспондент Софья Корниенко задала голландцу Томми Элдеркампу, который уже год живет в Камбодже.



Софья Корниенко: Красная пыль клубится под колесами бесчисленных мопедов, на которых по двое – по трое сидят молодые юноши и девушки. Стариков, да и людей среднего возраста в Камбодже почти нет - они лежат в этой красной земле. По статистике, половина населения страны – моложе 17 лет. Изредка проносится белый, обгоревший на солнце мотоциклист. Вот и мой собеседник, школьный учитель географии из Амстердама Томми Элдеркамп, двухметрового роста, выделяется на общем фоне. Год назад Томми остался в Камбодже, чтобы помочь незнакомой английской девушке Леан Карни организовать сиротский приют.


Ты чувствуешь в повседневной жизни эту дыру в истории, оборвавшуюся нить культурной преемственности, памяти?



Томми Элдеркамп: Да, безусловно. Мы еще живем в тени последствий правления «красных кхмеров»... Почти все население страны – молодежь, не помнящая ужасов террора. Но ведь экономика была полностью разрушена. Все остановилось .. .



Софья Корниенко: К нам тихо подошел маленький мальчик по имени Тет. Ему шесть лет, и у него живы оба родителя. Отец ушел от матери к другой женщине (обычная в Камбодже ситуация), а у матери и брата обнаружили ВИЧ-инфекцию. У Тета вируса иммунодефицита человека нет, поэтому мать отвела его в новый приют. Сначала он всех боялся и не смотрел никому в глаза, потому что в родной деревне с его матерью вообще никто не разговаривал, а она обращалась к людям, не поднимая глаз. Уровень грамотности в Камбодже столь низок, что большинство людей боится находиться рядом с ВИЧ-инфицированными. Прошел месяц, и Тета не узнать. Он свободно играет с остальными детьми. А сегодня придет мама, и они все вместе отправятся на пляж.



Томми Элдеркамп : Вот спальня для мальчиков. Мы здесь собираемся двухъярусную кровать установить. Иначе места не хватает, слишком много новеньких. Сейчас у нас девять детей, но в ближайшее время будет двенадцать.



Софья Корниенко: Сколько поступает на счет приюта средств от спонсора?



Томми Элдеркамп : Каждый месяц по-разному, в зависимости от того, сколько денег мы найдем сами. Мы собираем пожертвования, а уже на все, на что не хватает, спонсор высылает деньги. Чтобы оплачивать аренду дома, коммунальные услуги, зарплату местным работникам приюта и питание детей, нам ежемесячно требуется около 800 долларов. На эти же деньги мы собираем детей в школу.



Софья Корниенко: П о европейским меркам – сумма ничтожная, но и ее надо суметь найти каждый месяц. Как вам это удается?



Томми Элдеркамп : К сбору средств мы подключили уже, по-моему, всех наших друзей в Европе, бывших коллег. Леан, например, предложила всем коллегам из ливерпульской фирмы, где она раньше работала, в этом году не посылать рождественских открыток родным и близким. Каждая открытка стоит около пятидесяти центов, а то и больше. Все деньги, которые коллеги иначе потратили бы на открытки, они перечислили на счет приюта. Получилось 1800 долларов. Мы теперь можем два месяца жить на эту сумму.



Софья Корниенко: Знаешь, Томми, я бы, наверное, так не смогла – открыть подобный приют. Ведь, даже если я уеду жить в другую страну, этот проект останется на моей совести, эти дети останутся как бы моими детьми. Ты осознаешь, что с этой работы тебе теперь по-настоящему не уйти - по крайней мере, до тех пор, пока им не исполнится восемнадцать?



Томми Элдеркамп : Да, я это хорошо понимаю. Сейчас, живя здесь, я стопроцентно отвечаю за этих детей. Когда мы уедем из Камбоджи, официальная ответственность ляжет на плечи других людей, но в душе я останусь глубоко привязан к детям. Я буду по ним скучать. Мне будет всегда интересно узнать, как у них дела.



Софья Корниенко: И все же, что приводит молодых европейцев сюда, в Камбоджу? Ведь они могли бы жить лучше у себя на родине.



Томми Элдеркамп : Ну, это вообще философский вопрос – почему мы, люди из благополучных западных стран, сидим в странах третьего мира? Об этом можно целую книгу написать. Но, в общем, можно сказать, что мы на Западе понимаем, что в остальном мире людям живется гораздо хуже, и поэтому вполне можно потратить год-другой своей жизни на то, чтобы помочь другим. За время своего путешествия я встретил достаточно много молодежи с Запада, которые работают здесь в составе гуманитарных миссий. Хотя каждый из них приехал по разным причинам. Большинство, действительно, от чистого сердца, некоторые – потому, что дома они никто, а здесь приобретают значение в обществе. А некоторые делают совсем немного, но и это уже замечательно. Например, пенсионеры из Европы, которые живут здесь и спонсируют одного-двух детей, чтобы тем не пришлось работать и они могли закончить школу.


XS
SM
MD
LG