Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Представитель Объединенного гражданского фронта Александр Хатов о протестном движении в России


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие представитель Объединенного гражданского фронта Александр Хатов.



Михаил Саленков: После завершения московской акции протеста против реформы ЖКХ мы пригласили в студию одного из ее участников – представителя Объединенного гражданского фронта Александра Хатова. Речь шла о том, почему люди выходят на улицы, и о методах борьбы за свои права.


Каковы главные причины, почему люди выходят сейчас на акции протеста, почему протестуют против реформы жилищно-коммунального хозяйства?



Александр Хатов: Люди очень хорошо понимают, что их благосостояние, в том числе, зависит от того, сколько они будут платить за жилье, за свет, за газ, за телефон и так далее. Поскольку известно, что большая часть населения живет в нищете, то она и начинает понимать, что надо протестовать и добиваться того, чтобы эти реформы были социально выгодными, а не просто выгодными правительству, государству или еще кому-то. Государство завинчивает гайки политические, и одновременно с этим завинчиваются гайки экономические. А это причина, по которой люди выходят на митинги, понимая, что надо объединяться для протеста. И они объединяются, причем уже объединяются не по принципу «я не могу платить коммунальные грабежи, как говорят, поэтому выхожу протестовать». Те, кто против повышения тарифов коммунальных, приходят защищать тех, у кого отбирают «ракушки». Те, у кого отбирают «ракушки», приходят протестовать вместе с теми, у кого отбирают землю в Бутово.



Михаил Саленков: Одна из целей реформ жилищно-коммунального хозяйства в России – это, скажем так, заставить жителей платить 100 процентов расходов на содержание и ремонт жилья. Я так понимаю, вы считаете, что сейчас это невозможно.



Александр Хатов: Я считаю, что передача своей собственности в чье-то чужое управление неизбежно приведет к тому, что мы будем платить не 100 процентов, а 210. И все прекрасно понимают, что кто управляет, тот и получает доход. Никто не хочет платить 210 процентов.



Михаил Саленков: Александр, а если говорить о качестве услуг при увеличении тарифов?



Александр Хатов: Вот самое удивительное и самое замечательное то, что тарифы растут, а услуги ухудшаются. Раньше я свободно пил воду из-под крана, никогда не было никакого у меня даже подозрения на то, что этого делать нельзя. Конечно, она не была родниковой, тем не менее, это было безопасно.



Михаил Саленков: Какой сейчас есть выход из ситуации, чтобы не доводить до массовых протестов, не доводить до масштабной всероссийской акции протеста?



Александр Хатов: Из этой ситуации есть только один выход – принятие законов, которые гражданам выгодны, и граждане понимают, что им выгодно такие законы иметь. Но никто у нас не советуется с гражданами.



Михаил Саленков: Александр, если власти не пойдут на ваши условия, то Объединенный гражданский фронт и другие организации обещают масштабную всероссийскую акцию протеста. Есть какая-то дата уже?



Александр Хатов: Пока точной даты нет. Мы считаем, что к марту народ созреет, и в марте можно будет провести общероссийское мероприятие – Марш несогласных, в котором как раз будут участвовать все те люди, которых к тому времени власть дожмет до необходимости организованного протеста. Великий немецкий поэт сказал: «Лишь тот достоин счастья и свободы, кто каждый день идет за них на бой». И он был прав, потому что один раз мы вышли в 1991 году защищать свободу, а потом решили, что дело сделано, а дальше пойдет все само собой. Ничего подобного никогда не происходит и нигде в мире не происходило. Попробуйте нарушить права англичанина, американца или француза – он завопит об этом на весь мир так! А мы пока что еще учимся только.



Михаил Саленков: Добавлю, что власти считают повышение тарифов экономически обоснованным и обещают установить предельно допустимый уровень роста цен на услуги не более 15-20 процентов.


XS
SM
MD
LG