Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На сессии ПАСЕ будет представлено несколько докладов, связанных с Россией


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Страсбурге Данила Гальперович.



Михаил Саленков: В Страсбурге открывается зимняя сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Главным ее вопросом считаются дебаты о статусе Косово, но российской делегации в ПАСЕ будет, возможно, не до них. Почти каждый из пяти дней работы Ассамблеи будет включать доклад, так или иначе связанный с Россией.



Данила Гальперович: По количеству вопросов, прямо или косвенно задевающих Россию, январская сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы в этом году, кажется, идет на рекорд. Одни названия дебатов уже говорят о том, какое государство в связи с ними будет упоминаться в первую очередь. Вот, например, «Вопросы о справедливости правосудия в делах о шпионаже и нарушении государственной тайны» или другое - «Использование энергетических поставок в качестве инструмента политического давления».


Тема об энергошантаже задумывалась еще год назад, сразу после российско-украинского газового спора. Но последний конфликт Москвы и Минска только добавил остроты в вопрос, который на протяжении всего года беспокоил западные страны: как Москва может провозглашать энергобезопасность своим приоритетом и при этом прекращать поставки?


В докладе же по делам о государственных секретах прямо говорится, что серия громких процессов против ученых, журналистов и юристов в Российской Федерации была проведена с нарушениями базовых принципов справедливого правосудия. Однако один из упоминаемых в докладе, журналист Григорий Пасько уверен, что резолюция ПАСЕ не возымеет влияние на Москву, о чем он заявил в интервью Радио Свобода.



Григорий Пасько: На мой взгляд, это хороший доклад. Но я помню также, что по шпионским процессам были уже неоднократно зачитаны резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы, и все их власть российская благополучно проигнорировала. То есть явно сами по себе эти слушания, эти доклады ничего не дадут. Мне кажется, гораздо больше пользы было бы от решения Страсбургского суда по тем жалобам, которые там лежат годами. Например, жалоба Моисеева, дипломата бывшего, лежит уже больше 5 лет и не рассматривается. Решения международного суда тоже будут проигнорированы Россией, я в этом уверен, но они явятся хотя бы прецедентом юридическим по такого рода делам.



Данила Гальперович: Но, может быть, все громкие шпионские процессы уже в прошлом? Григорий Пасько уверен, что нет.



Григорий Пасько: Что касается вопроса о волне шпионских процессов, они не исчезнут в России. Они никуда не денутся, они будут периодически возникать. И будет это до тех пор, пока в России будут находиться у власти гэбэшники и их ставленник Владимир Путин. Я думаю, что для КГБ это единственная возможность показать всем, что они хоть на что-то способны.



Данила Гальперович: Доклады о политическом давлении с помощью энергоресурсов и о шпионских делах уже стоят в повестке дня сессии ПАСЕ. Еще два могут там появиться после решения о срочных дебатах в начале сессии. Первый касается опасности для жизни журналистов, занимающихся расследованиями, и здесь отдельный разговор будет об убийстве Анны Политковской. В конце прошлого года председатель ПАСЕ Рене ван дер Линден в интервью Радио Свобода заявил, что вопрос этот на Ассамблее обязательно будет подниматься. Другие срочные дебаты должны были состояться по российско-грузинским отношениям, но прямо перед началом сессии ПАСЕ президент России Владимир Путин вернул в Тбилиси российского посла и наговорил перед телекамерами столько теплых слов в адрес братского грузинского народа, что у некоторых скептиков возник вопрос: как бы ни специально под сессию ПАСЕ российский лидер все это сделал. Недавнее интервью радиостанции "Эхо Москвы" председателя Комитета по международным делам Совета Федерации Михаила Маргелова, входящего в российскую делегацию в ПАСЕ, лишь подтвердило обоснованность такого вопроса.



Михаил Маргелов: Если вопрос нормализации пойдет теми темпами, которыми, как мне кажется, он пойдет сегодня (насколько я понимаю, в понедельник российский посол возвращается в Тбилиси), то, наверное, нет смысла и в дебатах. Потому что, как говорят наши коллеги в Страсбурге, дебаты были призваны помочь улучшению российско-грузинских отношений. Если этот процесс нормализации пошел бы, о чем дебатировать?



Данила Гальперович: Правда, Михаил Маргелов говорит, что готов разговаривать с грузинскими парламентариями о том, как закрепить вроде бы начавшиеся улучшения.



Михаил Маргелов: Я хотел бы использовать возможность и в Страсбурге поговорить с членами грузинской парламентской делегации. У нас вообще, кстати, есть хорошая, добрая история взаимодействия на страсбургской площадке между российскими и грузинскими парламентариями. Напомню, насколько лет назад, когда гремели споры вокруг Панкисского ущелья, и казалось, что Россия и Грузия на грани войны находятся, именно через формат вот этого диалога в Страсбурге, на площадке Парламентской Ассамблеи Совета Европы, именно в формате диалога между российской и грузинской делегациями (тогда в нее, напомню, входили покойный Зураб Жвания, Нино Бурджанадзе и ряд других известных политиков) нам удалось найти какие-то возможности российско-грузинского диалога.



Данила Гальперович: Непонятно одно - почему разговор о снятии кризиса между Москвой и Тбилиси нельзя провести на сессии ПАСЕ, если этот кризис и вправду хочется снять.


Впрочем, вся повестка сессии ПАСЕ для России может серьезно измениться, если ей припомнят нератификацию 14-го протокола Конвенции о Европейском суде по правам человека. Государственная Дума отказалась ратифицировать этот международный акт в конце прошлого года. Известный российский юрист, в прошлом заместитель председателя Конституционного суда России Тамара Морщакова говорит, что само пребывание России в Совете Европы зависит от ответа на один вопрос...



Тамара Морщакова: Согласятся ли другие государства-участники при условии, при условии, что только одно из этих государств, а именно Россия, отказывается от ратификации протокола, терпеть такое положение и дальше. Мы можем говорить о международно-правовых последствиях нератификации. Я вполне допускаю, что Совет Европы может поставить вопрос об участии России в Совете Европы, то есть о дальнейшем ее членстве в Совете Европы.



Данила Гальперович: Если России в Страсбурге действительно укажут на дверь или хотя бы приостановят право голоса для российской делегации в ПАСЕ, это будет один из самых громких скандалов за всю историю Ассамблеи. Но, учитывая реальную зависимость Европы от российских нефти и газа, можно прогнозировать, что если и пожурят, то не сильно. Во всяком случае, в Москве сейчас думают именно так.


XS
SM
MD
LG