Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Страсбургский суд завален жалобами из России


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Валович.



Александр Гостев: Несколько лет назад все газеты Петербурга писали о зверском убийстве в небольшом областном городе Шлиссельбурге 14-летнего Артема Федосимова в связи с тем, что его родители в поисках справедливости дошли до Страсбургского суда по правам человека, и их дело было принято к рассмотрению. В конце 90-х годов принятие жалобы в Европейском суде от россиян было громким событием, но оказалось, что и там добиться справедливого разбирательства дела практически невозможно, поскольку суд сейчас завален, в буквальном смысле, жалобами из России.



Татьяна Валович: В убийстве Артема Федосимова были замешаны дети сотрудников правоохранительных органов и поэтому расследование замяли, а уголовное дело закрыли по мотиву "отсутствие события преступления", несмотря на собственное расследование, проведенное родителями и даже письменные свидетельские показания, которые были переданы следователю. Федосимовы надеялись на Страсбургский суд, но, как оказалось, напрасно. После четырех лет переписки с Европейским судом, уведомлениях о принятии дела к рассмотрению и подтверждениях в получении всех дополнительных материалов жалоба Федосимовых была признана неприемлемой решением Комитета трех судей, и дело так и не было рассмотрено большой палатой Евросуда. Правда, результат от обращений Федосимовых в Страсбург все же был - их начали преследовать те, кто старался замять дело. Семья Федосимовых была вынуждена покинуть Шлиссельбург и перебраться в Петербург в общежитие к старшей дочери, но и здесь преследования продолжаются. Рассказывает Татьяна Федосимова, мама убитого Артема.



Татьяна Федосимова: В течение восьми лет, что прошли с момента убийства сына, нам нет покоя. Нас выживают, пытаются лишить жилья и средств к существованию. Мы практически являемся вынужденными беженцами, и мы ежегодно находимся в поисках работы, вынуждены работать из-за жилья.



Татьяна Валович: Дипломированный педиатр и высокопрофессиональный таксидермист вынуждены работать дворниками, чтобы как-то существовать. Но когда в очередной раз они обнаружили, что их попросту обманывают и платят им за работу в три раза меньше, чем положено по закону, они, пройдя комиссию по трудовым спорам и все судебные инстанции в России, вновь обратились в Европейский суд, чтобы доказать, что их первоначальное обращение в Страсбург с просьбой расследовать убийство Артема повлекло бытовую дискриминацию.



Татьяна Федосимова: Обращались мы, конечно, в Комитет большой палаты Евросуда, но ответ получили из русской секции Евросуда, что это наше заявление с приложениями, оно принято как бы отдельной жалобой к рассмотрению русской секцией Евросуда. Но пока мы не получили из русской секции никаких вестей о том, что нашему правительству посланы претензии со стороны Европейского суда, чтобы наше правительство предоставило возражения по жалобе.



Татьяна Валович: Теперь семья Федосимовых, обращавшаяся уже даже к комиссару по правам человека в Страсбурге, не знает, где искать справедливости.


Дело Федосимовых я попросила прокомментировать адвоката Петербургской коллегии адвокатов, юриста за конституционные права граждан Владислава Лапинского.


Владислав Вадимович, почему первая жалоба Федосимовых была признана неприемлемой?



Владислав Лапинский: Потому что дело не готово. К сожалению, в России дела не готовят к Страсбургскому суду специально, нет ссылок в обращениях, в решениях суда на конвенцию европейскую, нет ссылок на эту конвенцию в полемике. Для всего мира дикость нашей системы остаются дикостью, они в это не могут просто поверить. Если в Европе принято обжаловать в суде действия любых органов, то во время, когда у Федосимовых проходило расследование дела, у нас по старому УПК РСФСР обжалование в суде всех действий следователя было невозможно. А Европа исходит из того, что именно любое действие надо обжаловать в суде, если оно чем-то не удовлетворяет.



Татьяна Валович: А почему сейчас ответ пришел не из большой палаты Евросуда, куда обратились Федосимовы, а из русской секции?



Владислав Лапинский: Есть регламент Европейского суда. Большая палата рассматривает дела либо особой значимости, которые они считают особо значимыми, либо те дела, которые имеют политический вес. До тех пор, пока не прошли в нижнюю палату, соответственно, нельзя обратиться в большую палату.



Татьяна Валович: Почему дело об убийстве Артема рассматривал Комитет из трех судей?



Владислав Лапинский: Опять же, по регламенту палаты. Рассматривается сначала дело тремя судьями, потом, если они считают необходимым, передают на рассмотрение семи судей. Семь судей могут, кстати, обратно вернуть дело опять к трем судьям и этот возврат может происходить неоднократно, туда-обратно. Только в случае, если дело приобретает особый смысл, рассматривается дело даже на расширенной секции, где 15 судей.



Татьяна Валович: Есть ли у граждан России возможность отслеживать продвижение дела в Европейском суде?



Владислав Лапинский: Механизма отслеживать дела, к сожалению, нет. По идее для этого заведен был сайт Евросуда, чтобы можно было отслеживать движение дела по сайту Евросуда. Но, насколько мне известно, сведения, попадаемые на сайт, запаздывают и не всегда полные. Более того, даже если у вас есть адвокат в Страсбурге, даже он не может отслеживать до конца движение, его просто не пустят в Европарламент.


XS
SM
MD
LG