Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руководитель Общества российско-чеченской дружбы сомневается в объективности судей


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Арслан Саидов: Верховный суд России рассмотрит сегодня вопрос о законности ликвидации Общества российско-чеченской дружбы, деятельность которого прекращена в соответствии с решением нижестоящего суда в октябре прошлого года. Руководитель общества Станислав Дмитриевский, интервью с которым записала корреспондент Свободы Марьяна Торочешникова, в объективности судей сомневается.



Станислав Дмитриевский: Я не на что, честно говоря, особенно не надеюсь, потому что, если бы Россия была правовым государством, то я бы сказал, что, безусловно, решение будет отменено, потому что оно неправовое. Но так как Россия не является правовым государством, то решение будет приниматься, безусловно, политическое, то, которое нужно власти, нужно режиму.



Марьяна Торочешникова: Как вы считаете, почему, собственно, власти так ополчились против вас и почему начались эти гонения?



Станислав Дмитриевский: Все прекрасно знаю, что одно упоминание Чечни вызывает у господина Путина истерику, в том числе на международных конференциях. Для власти это очень болезненная тема. Единственное, что может сейчас изменить ситуацию, это давление международного сообщества. Мы все-таки испытываем очень значительную поддержку. В конце прошлой недели около 70 человек, многие из которых являются известнейшими общественными деятелями - политики, члены национальных парламентов, Европейского парламенты - направили письмо Владимиру Путину, в котором выразили очень большую обеспокоенность по поводу нашей ситуации. Если что-то и повлияет на суд, то только эта помощь. Власть уже как бы давно вытерла ноги о российское общественное мнение. Сейчас будет тест: если, тем не менее, организация будет ликвидирована, а решение это будет явно незаконное, то это значит, что, в общем-то, российскому руководству уже глубоко наплевать и на то, что о нем думают во всем мире. Они, видимо, считают, что обладание нефтяной трубой дает им право делать все, что заблагорассудится.



Арслан Саидов: Российские правозащитники называют дело о ликвидации Общества российско-чеченской дружбы сугубо политическим, а предстоящее решение Верховных судей - прецедентным.



Марьяна Торочешникова: Ликвидации Общества российско-чеченской дружбы добивается нижегородская областная прокуратура. Это не первый конфликт ОРЧД, которое находится в Нижнем Новгороде, и правоохранительных органов. Проблемы начались в 2005 году, тогда - и это признала Международная хельсинская федерация по правам человека - власти развернули уголовное и административное преследование Общества российско-чеченской дружбы через органы прокуратуры, Министерства внутренних дел, налоговую инспекцию и Министерство юстиции.


Поводом для гонений стали материалы, опубликованные ОРЧД совместно с нижегородским Обществом прав человека в 2004 году, открытое письмо Аслана Масхадова в Европейский парламент и обращение Ахмеда Закаева к российскому народу. Обе статьи призывали к мирному разрешению конфликта. Тем не менее, прокуратура усмотрела в этих обращениях признаки экстремистской деятельности и сначала добилась вынесения приговора руководителю общества Станиславу Дмитриевскому - 2 года лишения свободы условно за разжигание национальной розни, а затем обратилась в суд с требованием ликвидировать саму организацию. В обосновании требований говорилось, что члены ОРЧД участвовали в несанкционированном митинге, не платили налогов, а также в соответствии с федеральным законом об общественных организациях после вступления в силу приговора Дмитриевскому не открестились от своего руководителя.


Осенью 2006 года Нижегородский областной суд требования облпрокуратуры удовлетворил и постановил ликвидировать Общество российско-чеченской дружбы. Вот его-то и будут оспаривать сегодня в Верховном суде.


Между тем, российские правозащитники, распространившие накануне заявление в защиту Общества российско-чеченской дружбы и свободы объединению, убеждены: решение суда о закрытии общества политическое, а не правовое. Говорит председатель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина.



Светлана Ганнушкина: Потому что исходная причина, а именно та, что Стас Дмитриевский был осужден, вот сама по себе неправосудная. Стас Дмитриевский был осужден по совершенно возмутительному поводу, по поводу того, что он опубликовал призывы к миру, от кого бы они ни исходили, они исходили от людей, которые контролировали ситуацию на чеченском, так сказать, фронте, противоборствующей власти стороны. Это должно было быть воспринято с благодарностью, а не быть осуждено. Поразительно в нашей стране на сегодняшний день, когда у нас такой дикий экстремизм, когда у нас ксенофобия, расистские выступления, за которые никто не осуждается, призывы к миру считать экстремистскими. И на этом основании закрывается организация. Поскольку сам источник, мотивация закрытия была такого рода, я считаю, что и само закрытие этой организации, которая ничего не делает плохого, наоборот, приносит большую пользу для смягчения взаимоотношений двух народов, я считаю, что это недопустимо.



Марьяна Торочешникова: Ранее в защиту Общества российско-чеченской дружбы выступил лауреат Нобелевской премии мира Эли Визель. В своем письме Владимиру Путину Визель выразил обеспокоенность ростом авторитарных тенденций в России в связи с возможной ликвидацией Общества российско-чеченской дружбы, убийством Анны Политковской и ухудшающейся ситуацией в Чечне.


Впрочем, формально вопрос о ликвидации ОРЧД будет решать Верховный суд. В своем заявлении правозащитники подчеркнули: "решение Верховного суда определит не только судьбу этой конкретной организации, но и окажет существенное влияние на перспективы развития гражданского общества в России и соблюдение основных прав и свобод в нашей стране".


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG