Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: «Худруки банкетных залов»


У всемирно известного режиссера Анатолия Васильева отняли одну театральную площадку, а на вторую назначили директора, который заведомо не сработается с мэтром, – и получили в центре Москвы очередные залы непонятно чего.


Продолжение фарса – в Театре Наций. Отстранили от руководства Михаила Чигиря, а директором назначили… Евгения Миронова. Актера. Сообщаю по секрету: это разные специальности. Актер в должности директора – примерно то же самое, что балерина за дирижёрским пультом.


Естественно, пошли разговоры: мол, всенародно популярное лицо просто использовали теневые претенденты на недвижимость. А сам Миронов с очаровательной наивностью князя Мышкина заявил, что видит себя никаким не директором, а художественным руководителем. Дальше естественный вопрос: каковы его планы в этом качестве? Ответ: «Надо подумать… Мне выпала возможность себя попробовать, и я постараюсь сделать так, чтобы здесь ключом забила жизнь. Чтобы на этой площадке работали все – от молодых до режиссёров мирового уровня».


Набор общих слов. И в перспективе – опять «открытая площадка».


Я не покушаюсь на право государства распоряжаться своими помещениями. Но в распоряжениях должен быть какой-то смысл. Какая-то, извините за высокопарность, культурная политика. Вам не понравилось, как работает Анатолий Васильев? Что ж, найдите режиссера с другой программой, более интересной и полезной для города. Вы пришли к выводу, что в Театре Наций всё давно и безнадёжно запущено? (см. то же интервью Е.Миронова «Известиям»). Но почему, в таком случае, не отдали сцену людям, которым есть что с этой сцены сказать? Например, Петру Фоменко. Не пришлось бы тогда тратить казённые деньги на новое здание для его мастерской. Или Сергею Женовачу. Его театр строится на частные пожертвования. Почему?! Неужто в России много таких театральных коллективов, как у Женовача?


Между тем, финансирование театров за счёт налогоплательщиков – это не игра в переводного дурака. Деньги должны выделяться под программу: просветительскую, гуманистическую, полезную для общества. В конкретных обстоятельствах на дотации и льготы вправе претендовать и антрепризные постановки (героический «Норд-Ост», так и оставшийся для Минкульта пасынком), и та же «открытая сцена», если на ней работают с молодыми режиссёрами – как «Творческие мастерские» СТД в конце 80-х гг.


Но теперь под «открытой сценой» понимают нечто иное. Модель банкетного зала, где можно сегодня посмотреть спектакль, а завтра любительский стриптиз. Хуже того: под этику и эстетику пустого места, которое всё равно чем заполнять, подстраиваются многие репертуарные театры. Со сцены на сцену переползают одни и те же «культовые» тусовщики с наборами балаганных трюков. В результате театры можно различить только по цвету кресел в зале, а Шекспир на сцене оказывается адаптированным до уровня Бивиса и Батхеда. И всё за государственный счёт.


Но Бог мой – зачем в эти игры вписывается замечательный актер? Чего ему не хватает? И какая польза в том, что имя его будет ассоциироваться не с талантливо сыгранными ролями, а с бездарными интригами?


XS
SM
MD
LG