Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В судьбе московского Политехнического музея могут наступить перемены: его либо перевезут, либо отремонтируют. Что более вероятно?


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Андрей Шарый: Руководство Московского Политехнического музея безуспешно добивается выделения необходимых средств из федерального бюджета на срочную реконструкцию здания. Музею в этом году исполнится 135 лет, и реконструкция толком за все это время, как говорит руководство музея, не происходила. Правительство не спешит решать проблемы музея, несмотря на то, что почти 20 лет назад он перешел в федеральную собственность, как особо ценный объект национального культурного наследия.



Марьяна Торочешникова: В Политехническом музее хранится свыше 170 тысяч экспонатов, около 100 музейных коллекций, многие из которых уникальны. Здесь можно увидеть первый радиоприемник Александра Попова, часы, созданные Иваном Кулибиным, комплекс вычислительных машин Голлерита, использовавшийся для подсчета результатов Всероссийской переписи населения в 1897 году. Гордость музея - собрание раритетных моделей автомобилей и мотоциклов, среди которых легковой автомобиль "Руссо-Балт" 1911 года, единственный сохранившийся в мире российский автомобиль того времени…


Неотъемлемая часть музея - Центральная Политехническая библиотека, которая хранит более 3 миллионов книг и печатных изданий.


Впрочем, политехнический никогда не был просто музеем. Со времени основания в 1872-м он стал культурным и просветительским центром. В 1918 году здесь выбирали короля поэтов, которым стал Игорь Северянин. А во времена хрущевской оттепели именно в Политехническом музее впервые читали свои стихи Евтушенко, Ахмадуллина, Вознесенский, Окуджава.


Говорит доктор физико-математических наук, профессор, ученый секретарь Российского национального комитета по теоретической и прикладной механике при РАН, действительный член Международной академии истории науки Глеб Михайлов...



Глеб Михайлов: Политехнический музей до революции еще и в первое десятилетие после революции был центром научно-технической интеллигенции страны. Там велась совершенно колоссальная лекционная работа, там выступали все крупнейшие ученые России. В 20-х годах, когда был интерес к развитию авиации, ракетодинамики, там выступали тоже, была масса лекций, посвященных тем достижениям, которые на самом деле были реализованы уже в середине века в нашей космонавтике. А вот уже в период "оттепели" и чуть позже Политехнический музей, продолжая вот эту традицию культурной пропаганды, организовал и литературно-поэтические встречи.



Марьяна Торочешникова: Теперь руководство Политехнического вынужденно бороться не за престиж музея, за выживание. Его здание, расположенное в самом центре Москвы, ни разу за 135 лет не подверглось капитальному ремонту. Говорит директор Политехнического музея Гурген Григорян...



Гурген Григорян: Совершенно очевидно, что само здание Политехнического музея находится за ресурсом своего существования. Есть целый ряд проблем, которые уже нельзя решить, как локальные. Это проблемы и наших чердаков, и проблемы остекления наших окон, это перекрытия межэтажные в целом ряде помещений, это и ужасные грибковые заражения, это грунтовые воды, которые поступают в музей, вымывают его пол, вышедшие из строя километры труб и так далее, и тому подобное. Уже XXI век, и в XXI веке музей национального масштаба не может принимать посетителей на сегодняшнем нужном уровне. В общем, если так перечислить все, станет понятно, что уже давно назрела проблема кардинального решения, то есть реставрации, технического переоснащения и, в общем-то, обновления этого здания с тем, чтобы оно служило и дальше.



Марьяна Торочешникова: В 2004, после пожара в Политехническом музее, чиновники вроде заговорили о том, что здание нужно реконструировать, да и тесновато этому музею, но дальше разговоров дело не пошло. Говорит Гурген Григорян...



Гурген Григорян: Вот мы сейчас пытаемся сделать так, чтобы в этих условиях здание на грани того, что допустимо современное обслуживание посетителей, творчески развивалось, мы отдаем себе отчет в том, что необходимо решать судьбу на дальнейшее.



Марьяна Торочешникова: По подсчетам музейщиков, на реконструкцию Политехнического «с учетом архитектурного облика здания и специфики хранения в нем техники» нужно не менее 7 миллиардов рублей. У музея таких денег нет, так что теперь судьба одного из крупнейших научно-технических музеев мира, зависит от чиновников.


Говорит директор Политехнического музея Гурген Григорян...



Гурген Григорян: Принципиальное решение судьбы Политехнического музея завязано на взаимодействии федерального центра, Москвы, как субъекта Федерации, и бизнеса. Поэтому мы рассчитывали на то, что фундаментальным основанием той работы, которую мы считаем необходимой провести, должно было бы стать постановление правительства Российской Федерации, в котором эти проблемы были бы уже обозначены. Проект такого документа нами был подготовлен.



Марьяна Торочешникова: Какова же судьба этого документа?



Гурген Григорян: Дело в том, что его рассмотрение было назначено, по-моему, на 25 октября 2005 года. Но пошли процессы, в результате которых были преобразования в РСПП. Новое руководство РСПП не проявляет интереса к этому. Приходиться, так или иначе, нам будировать этот вопрос с тем, чтобы его все-таки не снимать с повестки дня.


За последнее время появились некоторые такие, я бы сказал условно, прогрессивные идеи о том, что, может, вообще нечего с этим домом возиться, его лучше продать, а на эти деньги где-нибудь что-нибудь выстроить. Но я считал бы необходимым принимать какое-то принципиальное решение, а не ждать, пока дом сам по себе развалится.



Марьяна Торочешникова: Есть ли вообще смысл бороться за реконструкцию старого здания, тратить на эту затею огромные деньги? Почему бы просто не переселить Политехнический музей в современную новостройку, где-нибудь на окраине Москвы? Этот вопрос я задала доктору физико-математических наук, ученому секретарю Российского национального комитета по теоретической и прикладной механике при РАН, действительному члену Международной академии истории науки Глебу Михайлову, и вот, что он ответил.



Глеб Михайлов: С моей точки зрения, это совершенно неоправданная тенденция, но это моя личная точка зрения. Политический музей не настолько разваливается, чтобы развалиться, если его не развалят сознательно. Это историческое здание, которое является элементом истории Москвы. И переводить музей куда-то в новое стеклянное, бетонное здание, с моей точки зрения, совершенно бессмысленно и неоправданно. Это есть разрушение определенных культурных традиций России. Можно создавать филиалы чего-то, но основное старинное здание, замечательной русской архитектуры здание, конечно, должно остаться за музеем. Так что вот эти тенденции выселения связаны только с интересами чиновничьих кругов, а отнюдь не с интересами российской культуры.



Марьяна Торочешникова: Впрочем, идея с переездом и продажей здания Политехнического музея не самая радикальная из тех, что витают сейчас в чиновничьих коридорах. Есть и другие: аварийное здание музея предлагается снести и на этом месте, так как центр Москвы все-таки, построить какой-то большой новый торговый, офисный центр. А пока эти предложения не оформились, руководство Политехнического музея надеется, что Миэкономразвития все-таки выделит необходимые для реконструкции здания 7 миллиардов рублей.



Гурген Григорян: Мы не только говорим, мы же и делаем: худо-бедно завершаем предпроектные исследования, мы разработали программу развития музея с учетом этой реконструкции. Мы живем тем, что это будет. Но если высшие государственные интересы сведутся к тому, что это надо снести, мы с этим никогда не согласимся, но это уже будут только наши проблемы.



Марьяна Торочешникова: Сказал директор Политехнического музея Гурген Григорян.


XS
SM
MD
LG