Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Танки в Праге, Джоконда в Москве»


Книга Марии и Аркадия Дубновых составлена из интервью не знаменитостей, а инженеров, учителей, врачей, военных

Книга Марии и Аркадия Дубновых составлена из интервью не знаменитостей, а инженеров, учителей, врачей, военных

В издательстве «Время» вышла книга Марии и Аркадия Дубновых «Танки в Праге, Джоконда в Москве. Азарт и стыд 70-х». Ее представили в клубе «Петрович» в присутствии не только авторов, но и героев книги.


Клуб «Петрович» — очень правильно выбранное место. На столах стояли «стаканчики граненные», которые теперь днем с огнем и за большие деньги не сыскать. И форма презентации была выбрана издателем правильная: под водочку-селедочку о 70-х говорили люди, чьи имена не раз упоминаются на страницах книги: в записи — Марина Влади, в живую — Михаил Жванецкий, Вениамин Смехов. Александр Филиппенко читал стихи Высоцкого:

И нас хотя расстрелы не косили,
Но жили мы, поднять не смея глаз.
Мы тоже дети страшных лет России,
Безвременье вливало водку в нас.


Сама книга составлена из интервью, но не знаменитостей, а инженеров, учителей, врачей, военных. Мария Дубнова спрашивала их: как тогда доставали книги, где брали билеты в театры, о чем разговаривали на кухнях и на работе, что вызывало чувство национальной гордости, а что — национального позора, что знали о диссидентах и как относились к Западу. Разные люди — разные голоса — разные «эскизы» эпохи. Аркадий Дубнов документировал время в фотографиях, черно-белых, сделанных тогда для себя, для души.


Конечно, разговор и в книге, и в клубе вышел далеко за рамки 70-х. Глава издательства Борис Пастернак назвал себя и ровесников «осколками» той эпохи, кто-то сказал про поколение 40-летних — «продукты 70-х». Вышли «продукты осколков». Смешно и грустно. Гениально сформулировал Жванецкий — «тогда мы жили лучше, хотя сама жизнь лучше сейчас»: «В Ленинграде же я тогда довольно долго находился. Был ужин у какого-то врача, и сидела собака под столом. Как кто-то пошутит, она рычит и вцепляется в ноги. То ли она действительно понимала юмор, не знаю, в общем. Вцеплялась то в одного, то в другого. И постепенно все замолчали. Вот я считаю, что такое было время, как был этот банкет. Почему тогда все было лучше? Жюри было больно хорошее — в институте Капицы, это в институте физических проблем, это в почтовых ящиках, в Черноголовке, в Пущино, там нельзя было говорить пошлости, некому было их говорить. И оттуда все эти записи распространялись по стране. Поэтому все было так отобрано такими хорошими ребятами, интеллигентами. Мы тут думали, когда кончится вот это сегодняшнее время. Хрен его знает. У нас нет оптимистических надежд. Я имею в виду чисто в этой области, в которой все мы находимся, то есть в области написания чего-то, прочтения чего-то. Действительно, быстро так наше население поменяло Окуджаву на Киркорова, ну, просто в течение одной секунды. Как это все произошло? Почему так быстро сдался Булат Шалвович? Очень обидно».


Светлана Алексиевич сказала, что издательство «Время» готовит к публикации ее книгу о дне сегодняшнем. И называться она будет «Время Second Hand».


XS
SM
MD
LG