Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гия Нодия: "Период кризиса в российско-грузинских отношениях сменяется на некоторую "оттепель"


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Антон Желнов .



Арслан Саидов: Визит госминистра Грузии по урегулированию конфликтов Мераба Антадзе в Москву проходит на фоне очередного скандала. Буквально накануне в министерстве внутренних дел Грузии сообщили, что еще около года назад в стране был задержан и затем приговоре к восьми годам тюрьмы российский гражданин, житель Владикавказа, которого признали виновным в попытке продажи высокообогащенного урана. Как пояснили грузинские власти, ранее огласке этот факт не предавался в интересах следствия. Российская сторона подтвердила задержание россиянина, однако, выразила недоумение фактом реанимации этой истории. Тем не менее очевидно, что в российско-грузинских отношениях наметилась тенденция к потеплению. Об этом говорят и последние события - начало переговоров о возобновлении авиасообщений между двумя странами и отказ Тбилиси от многих требований, которые препятствовали вступлению России в ВТО. Об этом мой коллега Антон Желнов беседовал с президентом Кавказского института мира Гией Нодией.



Антон Желнов: Официальный Тбилиси подтвердил, что 5 и 6 февраля между властями Грузии и России пройдут переговоры о возобновлении воздушного сообщения между двумя странами. Также стало известно, что Грузия сняла почти все требования по вступлению России в ВТО. Все эти сигналы говорят об улучшении отношений между странами?



Гия Нодия: Да, без сомнения. Был кризисный период в отношениях, который был связан со шпионским скандалом осенью прошлого года. Россия приняла очень жесткие санкции по отношению к Грузии, но увидела, что эти санкции особенно не действуют в том смысле, что они недостаточны для того, чтобы Грузия изменила свою позицию. И, видимо, этот период кризиса сейчас, как и раньше уже бывало в российско-грузинских отношениях, сменяется на некоторую "оттепель".



Антон Желнов: Как вам кажется, как раз то, что Владимир Путин принял решение вернуть в Грузию российского посла Вячеслава Коваленко, это чем было обусловлено?



Гия Нодия: Я думаю, это именно то, что он увидел, что санкции, которые Россия приняла, не имеют никакого результата, и они даже контрпродуктивны для России, поскольку укрепляют, скорее, Саакашвили, чем ослабляют его, и приводят к дискредитации России на международной арене. Поэтому ему нужно было принимать это решение, поскольку Грузия не собиралась предпринимать никаких шагов.



Антон Желнов: Несмотря на уступки Грузии по вступлению России в ВТО, один вопрос остается сегодня нерешенным. Грузия настаивает, что на югоосетинском и абхазском участках находились грузинские пограничные службы. Имеет ли эта проблема отношение к процессу вступления России в ВТО? Потому что Минэкономразвития заявляет, что ВТО не регулирует деятельность КПП на границах.



Гия Нодия: Я думаю, вопрос заключается в том, что Грузия что-то хочет получить взамен от своих уступок. У Грузии есть, возможно, другие, может быть, более весомые аргументы, с точки зрения именно процедуры ВТО, допустим, эмбарго на грузинские продукты, вино, воду и так далее. Кроме этого, ВТО все-таки как-то связано с международной торговлей, и поэтому осуществление реального контроля за собственной границей - это, в общем, легитимное требование, поэтому Грузия использует этот рычаг для того, чтобы получить какую-то уступку с российской стороны.



Антон Желнов: Как вы думаете, Россия пойдет на эти уступки?



Гия Нодия: Честно говоря, я не думаю. Для Путина будет очень сложно идти очень далеко в своих уступках, у него сильно негативное отношение к Саакашвили и к прозападному курсу этого президента. Реальное, такое устойчивое улучшение отношений между Россией и Грузией лежит через решение проблемы Абхазии и Южной Осетии, а это вряд ли возможно, если у России как-то принципиально не изменится курс по отношению к этим конфликтам, что мне не представляется вероятным.


XS
SM
MD
LG