Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возрождается жанр выездных научно-популярных лекций


Николай Андреев с любимым «конем»; на экране ноутбука — его сайт <a href="http://www.etudes.ru/" target=_blank>«Математические этюды»</a>

Николай Андреев с любимым «конем»; на экране ноутбука — его сайт <a href="http://www.etudes.ru/" target=_blank>«Математические этюды»</a>

В последнее время возрождается жанр выездных научно-популярных лекций. Но пока это направление не имеет под собой твердой организационной и финансовой основы. Подобная научно-миссионерская деятельность ведется сейчас в основном по инициативе самих ученых и нередко за их собственный счет.


Своими мыслями о том, как придать этому движению больший масштаб, делится Николай Андреев, научный сотрудник Математического института имени Стеклова, который за последний год организовал более 30-ти выездных научно-популярных лекций в разных городах и селах России.


— Вы проводите периодически лекции выездные в разных городах со своим проектом, мультфильмами о математике. Вам кто-нибудь их оплачивает?
— Чаще всего нет. На самом деле выездные лекции по математике являются частью проекта. И кроме того, что мы создаем мультфильмы, поддерживаем свою полянку в сети интернет, у нас есть сайт «Математические этюды». Потрясающий дизайнер Роман Кокшаров оформил его в виде зеленой полянки. Лекции являются тоже частью этого проекта, чтобы донести мультфильмы и то, что хотелось этим сказать, до слушателя.


— То есть это такая реклама вашего проекта, да?
— Так как проект некоммерческий — это информационная составляющая проекта, направленная не на рекламу проекта, а действительно на то, чтобы школьники и школьные учителя увидели и заразились математикой.


— Но откуда вы берете средства? Все-таки ездить в дальние концы по России — это накладно.
— Иногда эти лекции поддерживаются фондами и частными людьми. Так, например, фонд «Династия» поддерживал две лекции в рамках Дней науки, проводимых фондом «Династия». Один раз меня приглашал частный бизнесмен из Кемерово, который поддерживает детский дом и просто приглашал для того, чтобы дети, которые живут в этом детском доме, услышали что-то интересное и заодно организовывал лекции по этюдам в самом Кемерово. Я надеюсь, что количество поддерживающих такие инициативы, необязательно мои, а инициативы ученых, будет расти. Потому что нужно это на самом деле всем.


— Сколько всего было поездок?
— За этот год я совершил больше тридцати поездок по России, за свой счет. Я не рассчитываю, что эти средства вернутся. Это, если так можно сказать, это некий долг перед детьми.


— Лично вы и немногие люди, наверное, могут подобный долг за собой числить. Но вряд ли на такой основе может развиваться подобная деятельность сколько-нибудь широко.
— Во-первых, я не думаю, что это будет очень широко развиваться, хотя должно быть больше, чем наш единственный проект.


Если вспомнить советское общество «Знание», не все лекции были хороши и не все лекторы, но были интересные вещи. Было огромное количество людей и целые инфраструктуры.
— Время сейчас не то. Хотя действительно такие лекции необходимы, чтобы люди из регионов видели кого-то вне своего региона. Надеюсь на то, что будет расширяться поддержка бизнеса. Те люди, организации, которые могут поддерживать, они напрямую заинтересованы в том, чтобы развивалась наука в России, чтобы приходили хорошие кадры. Это есть интерес любой хорошей кампании.


— Может быть самые компании имеют понимание, но это все-таки вложение в очень отдаленное будущее, на 10-15 лет вперед.
— Образование — это всегда вложение не в ближайшее будущее. Но тем не менее, как мне кажется, разумный человек понимает, что он должен в это вкладываться. Я вкладываюсь своим трудом и энергией, так же как и вся команда «Математических этюдов». Кто-то, возможно, вложится деньгами.


— В конечном счете вы работаете на небольшие группы учащихся, которых агитируете заниматься математикой. Но есть огромное количество людей просто интересующихся. Эту аудиторию просто интересует наука. Почему кто бы то ни было, бизнес или вы лично, еще кто-то должен оплачивать удовлетворение их любопытства?
— Я, конечно, считал, что оплачивать должно государство, как заинтересованное в том, чтобы в этом государстве были образованные люди.


— Может быть, тогда государство должно еще каждому выписать по научно-популярному журналу?
— Это было бы хорошо в современном мире. Но, к сожалению, этого не будет. Сейчас в России такая ситуация, что образование и образованность надо пока навязывать, не сформировалась еще та аудитория, которая готова за это платить. Одна из идей «Математических этюдов» — привлечь немотивированных детей. И то, что они пришли и заплатили тем, что потратили время — это, на мой взгляд, уже хорошо. Может быть кто-то из них станет лучше относиться, в частности, к математике, а может ко всем наукам. Кроме собственно математики мы пытаемся в мультфильмах привить некий вкус к красоте. Кстати, один из примеров, где применяется математика. Меня как-то раз пригласили придумать новый алгоритм сжатия звука, то, как наш звук в передаче сжимается и передается со сжатием. И я тогда понял, как можно объяснить отличие классической музыки от попсовой. Попсовая музыка настолько бедна, что жмется на порядок, то есть в десять раз лучше, чем классическая музыка. До этого я не умел внешнему человеку объяснить, чем отличается. Красота — это понятие относительное, а вот есть некий формальный фактор, который позволяет различать два класса музыки.


— То есть, проверили-таки алгеброй гармонию. А насчет того, что аудитория не созрела: у людей есть деньги покупать журналы, неважно, научно-популярные или другие, все больше людей ездят на курорты на границу. Деньги-то есть. Если они чем-то интересуются, то начать собирать крупные аудитории, вы бы на них зарабатывали и могли бы тогда работать с продвинутыми школьниками, которые в крупных городах есть.
— Возможно, это интересная идея, и мы подумаем над такой организацией этого процесса. Например, Джин Акияма, который путешествует по Японии с такими лекциями, он действительно получает за эти лекции довольно много и на эти деньги в том числе поддерживает потом и каких-то школьников, которые не могут платить, в частности, организовал Музей математики в Японии.


— У вас есть коллеги, которые занимаются чем-то подобным?
— Проект уникальный и именно фильмов про математику сейчас не создается. Есть соратники и в институте, есть соратники и вне института. Я знаю конкретных личностей в филологии, в физике, которые так же поступают. Тот же фонд «Династия» поддерживает не только математику, но и физику и лекторов по другим наукам.


— Подобные выезды трудоемкое мероприятие. Ради одной лекции приходится ехать далеко, может быть лететь, потом возвращаться обратно. Может быть, имеет смысл найти какие-то более эффективные механизмы?
— Я редко езжу ради одной лекции. По пути останавливаюсь в разных городах, а иногда и селах, и читаю мои лекции. Потому что передвигаюсь по России чаще на машине. Но идея получила развитие и в сентябре мы планируем автопробег Москва-Владивосток с образовательными целями. Идея настолько ошеломляющая — вернуться к временам Остапа Бендера и сделать именно образовательный автопробег, что ее сейчас, надеюсь, многие поддержат.


— Кто-то уже выразил интерес?
— Да, и автомобильные дилеры, и компьютерные фирмы.


— Как вы организуете подбор людей, кто должен проводить организаторскую работу?
— Кто должен проводить, я не знаю, но я скажу, как это бывает на самом деле. Чаще всего я еду по приглашению какого-нибудь либо учителя, либо какой-нибудь организации. Откуда они узнают про существование проекта — это бывает по-разному. Зал, который собирается — это либо несколько школ, дети и учителя, либо какая-то конкретная школа и очень редко публичные лекции, которые фонд «Династия» организует совершенно открыто и туда может придти кто угодно. Существует система институтов повышения квалификации учителей и, конечно, это могло бы проводиться через эту систему, но пока постоянных контактов не налажено, всегда это личные приглашения.


— А может быть в этом и есть суть, что если не будет личных приглашений, а использовать готовую инфраструктуру, более-менее рутинную, там и результат будет не очень интересный?
— После моего общения с Министерством образования по поводу стандартов единого государственного экзамена для себя я решил, что нужно сейчас делать в России параллельные проекты нашей системе образования и именно такие небольшие проекты позволят сохранить небольшую аудиторию детей, которые потом, когда наступят лучшие времена, сделают что-то хорошее уже в больших масштабах. Повернуть и использовать для себя готовые инфраструктурыэто, во-первых, не получается, во-вторых, те же денежные вопросы. Были предложения, но они связаны с каким-то отмыванием денег и какими-то денежными вопросами, в которых не хочется участвовать.


— Просто, мне кажется, всегда, когда деятельность строится исключительно на энтузиазме, то есть если она и устойчива сама по себе, она, по крайней мере, не масштабируема, потому что найти еще энтузиастов такого же типа очень сложно.
— На самом деле энтузиасты есть и это будет развиваться. Но, конечно, действительно такой масштабированности нет, это действительно несколько человек энтузиастов. Продумать хорошую систему — это как раз задачи, которыми мы сейчас начали заниматься. Мое положение посередине между научными работниками и учителями. Во-первых, это дает уровень проекту, когда многие только что доказанные теоремы, которые не были у Перельмана или у кого-то из популяризаторов, приводятся в популяризаторскую область — это просто новые идеи для популяризаторства. А в качестве масштабирования, по своему проекту я знаю несколько человек, которые готовы так же с лекциями ездить и по другим наукам. И сейчас мы разрабатываем идею, как такие лекции сделать постоянными. И в тех городах, где я уже бывал, зачастую приглашают меня еще раз и не только меня, туда приезжают люди, скажем так, по рекомендации.


— То есть по сути дела у вас потихонечку строится сеть для проведения таких лекций? Если где-то лекция прошла успешно, то дальше можно повторять.
— Почти в каждом городе завязываются контакты и туда приглашают еще раз и еще раз, потому что учителя понимают ценность общения школьников с людьми извне.


— Кстати, они не пытаются в свою очередь изыскивать финансирование для подобной деятельности?
— В российских школах это сделать довольно сложно. А на уровне институтов повышения квалификации учителей и так далее это пока еще не было ни разу. Чаще всего учителя, когда поездка происходит за счет приглашающей стороны, если это делали учителя, то это обычно поездки на школы летние, на дополнительные мероприятия с детьми. Там действительно чуть проще организовать приглашение внешнего лектора и это действительно делают.


— А в Москве такие мероприятия без всяких выездов проводятся ли — и насколько часто?
— В Москве такие проводятся, чаще всего они в более маленьком масштабе, а именно для конкретного класса, когда приглашают учителей. На самом деле это давняя московская традиция, когда учитель, ведущий в какой-нибудь хорошей школе, приглашает раз в неделю, иногда раз в месяц учителей из другой школы и не только учителей, чтобы его дети послушали и увидели какого-то другого внешнего человека. Это на самом деле очень хорошая традиция. В региональных школах я рекомендую делать то же самое.


XS
SM
MD
LG