Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Особенности и интриги выборов в Законодательное собрание Петербурга


Виктор Резунков: Санкт-Петербург готовится к выборам в Законодательное собрание, назначенным на 11 марта. К этим выборам привлечено сегодня внимание не только местных журналистов, но и всех политиков федерального уровня. Можно понять – почему. Побывавший недавно в Санкт-Петербурге заместитель главы администрации президента Владислав Сурков на одной из закрытых встреч с «единороссами» в Санкт-Петербурге назвал эти выборы генеральной репетицией выборов парламентских. Сегодня, как ожидается, городская избирательная комиссия сможет дать ответ на вопрос: какие партии будут участвовать в предстоящих выборах? Будет ли позволено участвовать в выборах партии «Яблоко»? Какие скрытые от посторонних глаз механизмы приведены сегодня в действие? Кто заказывает музыку и кто ее исполняет? Об этом и многом другом мы и поговорим сегодня.


В Петербургской студии Радио Свобода в гостях корреспондент отдела политики газеты «Коммерсант» в Санкт-Петербурге Михаил Шевчук и заместитель главного редактор газеты «Дело» Дмитрий Травин.


Давайте послушаем обзор некоторых публикаций о том, как проходит предвыборная кампания в Санкт-Петербурге.



Диктор: Корреспондент «Новой газеты» Игорь Нестеренко опубликовал аналитическую статью под заголовком «Генеральная репетиция декабря». «Эксперты, - пишет он, - без устали твердят о том, что предстоящие по весне выборы петербургских парламентариев – генеральная репетиция декабрьских выборов в Госдуму. И то – город на Неве стал модельным регионом, где политические процессы на полгода-год опережают общероссийские. Поэтому, кстати, приняты и небывалые для других субъектов Федерации правила игры: полное отсутствие одномандатных округов, голосование только по партспискам, барьер в 7%. Точь-в-точь как на выборах в нижнюю палату парламента России в декабре. Основная проблема на выборах в собрание Петербурга провластных политиков, консультантов и политтехнологов состоит в наличии протестного электората. Недаром в 2005 году именно Питер стал столицей протеста. Волна протестов не спадала и весь 2006 год. Снятие порога явки и отмены графы «против всех» в избирательном бюллетене делает агитацию за бойкот выборов бессмысленной. Но зато в условиях однотурового голосования, да еще и в этом специфика нашего местного избирательного закона, с учетом выборов по территориям, совпадающим с границами пока еще действующих округов, даже сотня-другая голосов, особенно если в районе тлеет несколько социальных или градостроительных конфликтов, может качнуть чашу весов в опасную для «ЕдРа» сторону. Отсюда и стремление размыть активных оппозиционеров по спискам системных парламентских партий.


Что касается ключевой интриги выборов, то уже сейчас понятно: административный ресурс будет работать на «Единую Россию», не на «эсэров», и вопрос здесь лишь в том, сколько мандатов в итоге получит «ЕдРо». По нашим прогнозам, от 29 до 34.


Второй вопрос – пройдут ли в новый городской парламент партии – спарринг-партнеры «ЕдРа» - ЛДПР и «Патриоты России», или же их роль на питерских выборах, а в перспективе и на выборах думских, состоит исключительно в давлении на «эсэров» или КПРФ и оттягивании у них голосов.


И, наконец, третья интрига – сколько голосов получит 11 марта партии, позиционирующие себя как откровенно оппозиционная Смольному и его обитателям, пройдут ли они в ЗакС, и в какой пропорции распределятся симпатии протестного электората между КПРФ, «Яблоком» и «Народной волей»?


Еще одна характерная черта выборов марта-2007 – наличие среди соискателей мандатов большого количества историков, журналистов и юристов. Это новая тенденция, и она обнадеживает. Хотелось бы верить, что это скажется на уровне и качестве принимаемых городских законов», - пишет в «Новой газете» аналитик Игорь Нестеренко.



Виктор Резунков: Вот такая публикация одна-единственная, на которой мы остановились и которую хотели показать нашим слушателям. Дмитрий Травин, что вы думаете, действительно можно согласиться с автором этой публикации относительно существования вот именно этих основных интриг в выборах Законодательного собрания Санкт-Петербурга?




Дмитрий Травин

Дмитрий Травин: С чем-то я бы согласился, с чем-то не согласился. Наверное, автор прав в том, что основной конкурент на этих выборах - «Единая Россия», и административный ресурс в Санкт-Петербурге в основном принадлежит этой партии. Похоже, несмотря на то, что «Справедливая Россия» выглядит явным кремлевским проектом, и мало кто в этом сомневается, тем не менее, в Петербурге эта партия официальной поддержкой не пользуется. Правда, надо заметить, по первым результатам предвыборной кампании, что денег у «Справедливой России» много, это не бедная партия (хоть и справедливая, но явно не бедная): по всему городу висит огромное количество портретов ее выдающихся деятелей. Точнее даже, любопытно, что не столько выдающихся деятелей партии, как раз Олега Нилова я не видел ни одного портрета, а выдающихся деятелей, примкнувших в последний момент к этой партии для того, чтобы своими именами ее укрепить. Это один момент.


Второй момент, с чем, я, наверное, не согласился бы. Действительно, очень часто говорят, что выборы в Санкт-Петербурге – это такая генеральная репетиция выборов в России. Нам обычно выборы показывают, что Россия – страна очень разная, она большая и по территории, и по различным условиям ведения бизнеса в стране, политическим условиям. И, скажем, недавние выборы в Перми показали, что «Союз правых сил» там занял аж второе место, тогда как в других регионах у этой партии очень мало шансов. Поэтому говорить о том, что хоть какие-то выборы местные являются репетицией общероссийских, очень трудно.


Но в каком смысле эти выборы важны для общероссийской ситуации? Мне кажется, это принципиально важно для противостояния двух основных прокремлевских партий «Единой России» и «Справедливой России». Еще в середине прошлого года считалось, что «Единая Россия» - единственный кремлевский проект, и вся бюрократия, весь административный ресурс был направлен на поддержку этой партии. Но теперь возникает в этом сомнение у многих бизнесменов, имеющих деньги, у многих бюрократов, влияющих на административный ресурс. И вот если «Справедливая Россия» в Санкт-Петербурге покажет хороший результат, это будет означать, что данная партия действительно пользуется серьезной поддержкой Кремля. И тогда, возможно, начнут перебегать очень активно из «Единой России» в «Справедливую Россию», еще более активно, чем раньше. Это очень важно, потому что тогда «Справедливая Россия» может усилить свой ресурс, и на других выборах, и на федеральных выборах, возможно, мы уже не скажем так однозначно, что весь административный ресурс принадлежит «Единой России».



Виктор Резунков: Людмила Петровна нам пишет: «Демократы пренебрегают работой с младшими. «Единая Россия» активизируется в этом направлении. Президент уходит в 2008 году, возглавляет партию «Справедливая Россия». Тяжелые времена, нефть падает, 2012 год – возвращение. Думайте». Такое очень сумбурное послание. Но я хотел как раз по поводу богатства и бедности партий. Петербургский избирком назвал самую богатую и самую бедную партии по размеру средств, перечисляемых к настоящему времени на счет избирательного фонда. Самой богатой партий Санкт-Петербурга является «Справедливая Россия». Как ни парадоксально, самой бедной является ЛДПР. Тоже любопытный факт.


Дмитрий, я бы хотел обратить внимание вот еще на что: две таких оппозиционных партии – аутсайдеры своеобразные – «Яблоко» и «Народная воля» - как раз сегодня избирком будет выяснять, войдут ли они в список участников выборов. Что бы вы могли сказать, почему возник такой вопрос относительно именно этих двух партий? Почему их, как все политологи пишут и журналисты, как раз попытаются не допустить до выборов?



Дмитрий Травин: Я, конечно, не могу комментировать чисто юридическую сторону вопроса. Не буду этим заниматься. Но применительно особенно к «Яблоку» напрашивается очевидный вывод: из имеющихся в нашей стране демократических сил, демократических партий «Яблоко» ведет себя наиболее оппозиционным образом. Скажем, «Союз правых сил» фактически в последнее время уже не рассматривается как по-настоящему оппозиционная партия. Даже если СПС делает какие-то декларации, они не участвуют в уличных акциях, они не утомляют власть какими-то своими действиями, а «Яблоко» активно этим занимается. Поэтому в принципе можно предположить, что власти не хотелось бы, чтобы эта партия была представлена в городском парламенте. Ну, в то же время надо сказать, что если даже «Яблоко» будет там представлено, то понятно, что «Яблоко» не победит на этих выборах и даже второе место не займет, представительство «Яблока» будет небольшим, и по-настоящему попортить кровь Смольнму «Яблоко» никак не сможет. Поэтому если власть как-то предпринимает дополнительные усилия для того, чтобы не пустить «Яблоко» в Мариинский дворец, то это действия иррациональные, они не нужны для решения практических вопросов. Это просто какая-то досада и так далее.


Поэтому мне очень бы хотелось надеяться на то, что все-таки как-то с «Яблоком» разберутся по-демократически, и что эта партия в выборах участвовать будет. Я думаю, это важно не только для решения конкретных вопросов во власти, это важно для репутации Санкт-Петербурга как европейского города и как культурной столицы России. Не обязательно в европейском городе должны побеждать партии типа «Яблоко», но если партия типа «Яблоко» даже не участвует в выборах, отстранена от них, то, конечно, сомнения у очень многих возникнут, действительно ли мы – европейский город.



Виктор Резунков: А вы считаете, что власти это понимают городские?



Дмитрий Травин: Я думаю, что власти очень разные. Есть люди, которые это понимают, есть люди, которые не понимают. И вот сегодня, может быть, как раз и выявится, кто управляет реально нашим городом: управляют ли трезвые, здравомыслящие, европейски ориентированные люди или люди, которые поддаются каким-то своим эмоциям?



Виктор Резунков: Петербургское отделение партии «Яблоко» инициировало проведение референдума по поводу «Газпром-сити». Это все было непосредственно горизбиркомом не поддержано, разумеется. А петербургские депутаты вообще выступили за запрет предвыборных референдумов накануне выборов. Не кажется ли вам, что как раз за той ситуацией с участием или неучастием партии «Яблоко» стоит «Газпром»?



Дмитрий Травин: Ну, опять же трудно предполагать, поскольку каких-то фактов у нас нет. Естественно, «Газпром» не объявляет в данном смысле о своей позиции. Думаю, что это маловероятно, поскольку если «Газпром» действительно хочет строить это здание, то «Газпром» его построит, с референдумами или без референдумов. В принципе, к сожалению, мы – люди довольно управляемые. Мы на выборах голосуем за того, за кого нам скажут. И уж на референдуме проголосуем за то, что нужно, если «Газпром» вложит соответственные средства, сделает соответствующую психологическую раскрутку этого вопроса. Поэтому я не думаю, что «Газпром» может быть так серьезно заинтересован в том, чтобы «Яблоко» провалить как политическую партию.


А вообще, эта история с «Газпром-сити», конечно, очень важна для Санкт-Петербурга. И мне кажется, что здесь иногда обсуждается не столько тот вопрос, который надо было бы обсуждать. Обсуждается архитектурный момент. Это дело вкуса: кому-то нравится этот кукурузный початок, кому-то не нравится. Я, честно говоря, как не специалист вообще не берусь высказывать свое мнение до тех пор, пока он не будет построен. Вот если его построят, я на него взгляну, тогда увижу, как он выглядит. А здесь есть очень серьезный финансовый вопрос. Наш городской бюджет дает «Газпромнефти» огромные финансовые льготы для того, чтобы построить это здание. Это совершенно неразумный подход. Иногда это оправдывают тем, что «Газпромнефть» стала крупнейшим налогоплательщиком и надо каким-то образом поощрить ее за этот подвиг. Это лукавый подход, поскольку у меня не вызывает ни малейшего сомнения, что президент Путин решил вопрос о переводе «Газпромнефти» в Санкт-Петербург лично. И совершенно не надо деньгами наших налогоплательщиков поощрять, теми деньгами, которые могли бы пойти на какие-то более рациональные городские цели, поощрять «Газпромнефть» за вот этот героический переезд в Санкт-Петербург. И так переехали бы. Так что это явный пример нерационального подхода городской администрации.



Виктор Резунков: Михаил, у меня к вам вопрос, который задает Анна Павловна из Москвы: «Где СПС в Санкт-Петербурге взяли деньги в размере 90 миллионов рублей, чтобы внести залог, вместо сбора подписей для участия в выборах? Им что, дал деньги Чубайс за счет повышения тарифов?»



Михаил Шевчук: Вы знаете, вопрос участия СПС в петербургских выборах действительно вызывал большие сомнения. Еще буквально за пару месяцев до предвыборной кампании все сомневались в том, что СПС вообще будет участвовать в этих выборах. И то, что они будут вносить залог – действительно, стало для всех неожиданностью. Но вы будете смеяться, но деньги действительно, насколько я понимаю, дал Чубайс. За счет повышения тарифов или нет, неизвестно. Но, насколько я понимаю, действительно отцы-основатели СПС помогли финансово своей партии в Санкт-Петербурге, потому что это, пожалуй, один из двух регионов, где они вообще могут пройти. И для них это очень важно.



Виктор Резунков: СПС постоянно называют креатурой Смольного, потому что Белых, когда бывал в Санкт-Петербурге, непосредственно вел переговоры с Валентиной Матвиенко. А теперь называют креатурой Смольного и «Патриотов России», которых представляет Юрий Савельев, депутат Государственной Думы. Как вы считаете, на чем основаны эти все данные?



Михаил Шевчук: Предположения такие основаны исключительно на факте общения партийных лидеров с руководителями Кремля и Смольного. Могу напомнить, что Зюганов встречался с Матвиенко неоднократно, и с Путиным он встречается, будучи в Москве, в качестве главы фракции. Их обвиняют в том, что они – креатуры власти, по той причине, что они не переходят в по-настоящему радикальную оппозицию. Занимают умеренные позиции и СПС, и даже в принципе КПРФ, которая более оппозиционна, но все-таки не настолько оппозиционна в Санкт-Петербурге, как, например, «Яблоко» или, скажем, НБП. Известно, что «Патриоты России» в этой предвыборной кампании выступают во многом в связке с «Единой Россией». Если верить источникам в предвыборном штабе, к примеру, «патриотов», то «Единую Россию» им критиковать запрещено практически. То есть можно критиковать «Справедливую Россию» и КПРФ. Из этого просто наблюдатели делают такие выводы.



Дмитрий Травин: А у нас вообще очень интересная ситуация с политическими партиями. «Справедливая Россия» была создана для того, чтобы оттяпать голоса у «Единой России», «Патриоты России» будут оттяпывать у «Справедливой России», СПС – у «Яблока», «Яблоко» - у СПС и так далее. То есть у нас вместо нормальной политики, где различные партии представляют интересы избирателей и высказывают различные идеи, существует вот такая вот коммунальная склока, где просто все оттяпывают друг у друга голоса, создавая какие-то подставные или полуподставные партии.


Что касается «Союза правых сил», мне кажется, основная проблема этой партии состоит даже не в том, откуда они взяли деньги. Вы уже приводили пример, что у «Справедливой России», хоть она и позиционирует себя как народная партия, денег гораздо больше, чем у так называемых представителей олигархов. Проблема «Союза правых сил» - что партия фактически не существует, она находится в глубочайшем кризисе, и насколько я понимаю, пока из этого кризиса выйти не может. И нынешние выборы могут показать, либо эта партия каким-то образом восстановится и найдет свое место на политической сцене, либо она действительно останется в памяти петербуржцев как вот такой провокатор, который был выставлен для того, чтобы подорвать позиции «Яблока». У нас неоднократно уже были такие истории с первых парламентских выборов 1993 года, когда один из известных петербургских политиков-«яблочников» остался в памяти петербуржцев тем, что он высказался в одном из избирательных округов и подорвал позиции своего демократического конкурента. В результате в Думу прошел один очень националистически настроенный политик. Вот и теперь навсегда этот «яблочник» остался в памяти петербуржцев вот такой вот пятой колонной. Я не буду называть фамилию специально. Очень жаль, если СПС останется в памяти петербуржцев такой «пятой колонной» на выборах.



Михаил Шевчук: Я хотел бы вот что отметить. Несмотря на то, что СПС действительно сейчас находится в коме, по мнению экспертов и наблюдателей, избиратели СПС – это в принципе сегодня едва ли не единственные избиратели, которые голосуют по идейным соображениям за эту партию. Потому что на самом деле либеральный манифест, написанный далеко не вчера, - это действительно достаточно внятный текст. И как правило, избиратели СПС – это единственные практически люди, которые голосуют именно за идеологию. Пожалуй, в этом плане с ними могут сравниться только избиратели КПРФ.



Дмитрий Травин: В принципе, да. Но вот какая хитрость. Перед вами сидит избиратель «Союза правых сил», то бишь я. Я действительно неоднократно голосовал на различных выборах за «Союз правых сил» и за его предшественника «Демократический выбор России». Но я не могу сказать, что я голосую по идейным соображениям. У меня есть некие идейные либеральные соображения, я, конечно, - либерал по своим взглядам, и я пытаюсь найти партию, которая является таковой. СПС мне говорит: Дмитрий Яковлевич, я – либеральная партия, проголосуй за меня. А я смотрю на то, с чем эта партия выходит на различных выборах к избирателям, и вижу, что практически эта партия не обращается реально ко мне как к представителю либеральной общественности. Эта партия на прошлых выборах предлагала снижать тарифы на электроэнергию, Чубайс письма рассылал, как это сделать. Но по-настоящему серьезные вопросы эта партия мне не предлагает решать. Поэтому сейчас на выборах я, честно говоря, жду: с чем ко мне выйдет «Союз правых сил»? И у меня есть, минимум, человек 15-20 моих знакомых, которые меня спрашивают: как голосовать? Пока я не знаю. Если СПС ко мне выйдет с той же ерундой, с которой выходит обычно, я не посоветую своим друзьям голосовать за эту партию. Если они докажут, что они действительно либеральная партия, тогда может быть по-другому.



Михаил Шевчук: Сегодня, в эпоху вторично победившего социализма, думаю, они все-таки вынуждены делать такие реверансы, как, например, было в кампании в Перми, когда они подхватили многие социальные лозунги, социалистические даже, и только за счет этого, наверное, и победили. Видимо, это просто технология. Может быть, конечно, я – оптимист.



Виктор Резунков: Но Никита Белых же был вице-губернатором Перми. Поэтому там, в принципе, немножко другие механизмы.


Валентин из Рязани, пожалуйста.



Слушатель: Было сказано, что среди кандидатов много историков, юристов, и возможно, они будут определять высокое качество издаваемых законов. Означает ли это, что общую направленность этих законов будут определять эти же люди? Или это будет делать властная «вертикаль»?



Дмитрий Травин: Знаете, лет 15 назад, когда у нас был период первых выборов, мы действительно все очень много говорили, что должны в парламент идти юристы, историки, политологи, хотя тогда еще этого термина не было, экономисты и так далее. В принципе это верно. Но в сегодняшней политической ситуации, думаю, что этот фактор не играет практически никакой роли, потому что, как справедливо Валентин заметил, по крайней мере, у нас в Санкт-Петербурге, да и в Кремле, не знаю уж, как в Рязани, власть заказывает музыку, и депутаты исполняют ее так, как заказывает власть. Самостоятельности у нашего Законодательного собрания давно уже нет.



Виктор Резунков: Но в этот раз, по-моему, журналистов чуть больше, чем в прошлый раз.



Дмитрий Травин: Ну, надо посмотреть еще, кто попадет в итоге.



Виктор Резунков: Сергей из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Учитывая повадки нашей управляющей городом, госпожи нашей Матвиенко, ее неподдельный восторг во время последней поездки к Туркменбаши, что предстоит в нашем городе типа сноса Пулковской обсерватории, горнолыжный спуск вроде там собираются делать. Ведь не нужно никаких выборов, будет этот гибрид уродливый – медведь с выхухолью, и они будут, как нанайские мальчики, дергаться. Просто выборов, я думаю, никаких не будет, они не нужны, их не допустят. Будут возить курсантов по муниципальным образованиям. Мне кажется, вот так вот и произойдет.



Виктор Резунков: Михаил, скажите, существует информация о том, что уже есть список новых депутатов Законодательного собрания. При этом этот список показывается тем людям, которые тоже претендуют на депутатское место, и им говорят: «Видите, вас в списках нет, вы уже можете даже не суетиться». Вы ничего не слышали об этом?



Михаил Шевчук: Подобный вброс информации подобных якобы списков всегда вбрасывается в околополитические круги за несколько месяцев до событий. Я припоминаю, как за три месяца, наверное, до назначения выборов на март тоже люди бегали по кулуарам Мариинского дворца и показывали всем список кандидатов от «Единой России». Тоже это вызвало бурю возмущения. Но тот список, который в итоге появился у «единороссов», не совпадал с тем, который «показывали», наверное, процентов на 50. Потому что совпал он только в части действующих депутатов, которые пошли баллотироваться. Поэтому сейчас, конечно, могут показывать различные списки кандидатов, но не думаю, что они действительно такие после выборов.



Дмитрий Травин: А знаете для чего эти списки существуют? Я не знаю, есть ли в данном случае список. Но я представляю. Ты, допустим, баллотируешься в Думу или Законодательное собрание, тебе некий влиятельный человек показывает: «Иван Иванович, смотри, тебя в списке нет, но если ты заплатишь известную сумму, то Петра Петровича мы вычеркнем, а тебя включим».



Виктор Резунков: Сколько, кстати, стоит кресло в Законодательном собрании? Ничего не известно, Михаил?



Михаил Шевчук: Ходили слухи такие, что цена начиналась у крупных фаворитов, у крупных партий от 300 тысяч условных единиц. То есть тендер начинался якобы с этой цифры. По оценкам людей, которые участвуют в процессе, там в ходе этого «аукциона» суммы, конечно, повышались намного.



Виктор Резунков: Дмитрий из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Я во многом согласен с Дмитрием Травиным. Действительно, партии у нас как бы существуют, и финансово они достаточно богатые, а что осуществляется на самом деле – это большой вопрос. Выборы как бы уже должны состояться, срока осталось совсем ничего. Посмотрел предвыборные агитационные материалы, о чем пишут? Все сделаем хорошо. А что делали до того? Вот у нас прошла пенсионная реформа, жилищная, банковская, армейская. И что мы имеем? По пенсионной реформе смешно сказать, когда объявили цифры, что пенсионные накопления лежат в одном государственном банке, и там идут начисления в размере 2 процентов годовых. Либо это уголовное преступление, либо это что-то другое. По жилищной реформе: деньги платим, результата никого. Об армейской реформе я вообще не хочу говорить, это все очевидно. И я бы хотел задать такой вопрос нашим журналистам: 2010 год, очень грядут тяжелые реформы, жестокие к малоимущим слоям населения, инвалидам. Эти реформы сегодня ни в прессе…



Виктор Резунков: А какие вы имеете в виду реформы?



Слушатель: В 2010 году у нас будет очень весомые реформы. Это прежде всего, с вступлением в ВТО у нас все цены на энергоносители будут переведены на мировые. В связи с этим ряд предприятий просто будут закрыты, будет колоссальное количество людей, которые не смогут найти работу. Нового производства, как вы знаете, у нас не создается. У нас, например, в Санкт-Петербурге полностью на сегодняшний день идет тенденция к ликвидации малого бизнеса. Давайте обсуждать, что у нас грядет в 2010 году, законопроекты все подготовлены.



Дмитрий Травин: Знаете, меня, честно говоря, больше беспокоит не вступление в ВТО. Вступление в ВТО – это нормальный процесс, в котором участвуют все страны мира. Практически нет таких дураков, которые от этого бы отказывались. ВТО, с одной стороны, создает для некоторых предприятий и некоторых граждан, конечно, серьезные проблемы. Действительно, меняется структура цен, меняются условия конкуренции. Нашим предприятиям будет труднее конкурировать с зарубежными. Но, с другой стороны, ВТО создает для некоторой части предприятий, довольно большой, лучшие условия, потому что позволяет выйти на зарубежные рынки. И лучшие условия создаются для потребителей, потому что у нас будет больший выбор различных товаров, меньше ограничения.


Но в чем беда? Если экономика страны строится по тем принципам, по которым строится она сегодня, когда государство фактически ограничивает конкуренцию, правильно было сказано, убивается малый бизнес, причем сами члены правительства признают, что с малым бизнесом ужасающая ситуация, и ничего не делают для ее улучшения. Коррупция страшная, постоянно происходит огосударствление крупных компаний, а государственные компании становятся менее конкурентными, они уже борются со своими соперниками не посредством тех методов, которые приняты в ВТО, а посредством известных бандитских наездов или наездов через крупных чиновников. Вот в этой ситуации может оказаться, что ВТО действительно нам не поможет, а скорее помешает. Поэтому вступление в ВТО должно сочетаться с комплексной реформой всей нашей экономики и ее постепенной либерализацией. А вот этого, к сожалению, не происходит.



Виктор Резунков: Александр из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Не считаете ли вы, что проблемы Санкт-Петербурга, как и Москвы, в том, что в 1991 году Ельцин, чтобы поблагодарить Собчака за поддержку, отделил этот город от области и превратил в субъект, начальник которого теперь назначается из Москвы? А если бы Санкт-Петербург был бы городом в составе области, то мэра избирало бы население, как во всех нормальных городах. И никакой бы Матвиенко ничего бы не светило. А вообще, нашим сторонникам свобод надо бороться не столько за свободу избирать, сколько – за свободу прогонять неугодного начальника. В Древней Греции считали свободным не тот народ, который избирает свою власть, а тот, который в любое время может ее прогнать.



Виктор Резунков: Михаил, что скажете?



Михаил Шевчук: Во-первых, у нас назначают губернаторов не только в Санкт-Петербурге, а во всех остальных 87 регионах. От того, что назначался бы мэр Санкт-Петербурга, по большому счету ничего бы не изменилось. Это не какой-нибудь Биробиджан или Бугульма. Это очень крупный город, второй по величине в России. И выборы мэра в Санкт-Петербурге в любом случае превращались бы в продавливание так или иначе ставленника власти. Так что в принципе ничего бы сильно не изменилось. А что касается самостоятельности, здесь мне кажется, просто следует добиваться большей экономической самостоятельности Санкт-Петербурга и большей независимости от федерального центра.



Дмитрий Травин: Я напомню, что Валентина Матвиенко была избрана горожанами на первый ее срок, просто сейчас ее уже переназначил президент. Так что за ту политику, которую мы имеем, несет полную ответственность сам город. И от того, что происходили бы какие-то организационные изменения, здесь ничего бы не изменилось.



Михаил Шевчук: Причем интересно, если бы Валентина Матвиенко не переназначалась, а переизбиралась бы на следующий срок, то благополучно бы избралась с большим перевесом.



Виктор Резунков: Да, но у нее был конкурент очень интересный, это Анна Маркова. Она сейчас собирается принимать участие в наших выборах в Санкт-Петербурге. И вообще, давайте послушаем, кто возглавляет первые тройки партийных списков на выборах в петербургское Законодательное собрание.



Диктор: В петербургской прессе широко обсуждаются партийные списки кандидатов в депутаты Законодательного собрания. Кто же эти люди? Перечислим основные первые тройки из списков участников предвыборной гонки? Партийный список «Единой России» в Санкт-Петербурге возглавил спикер Законодательного собрания Вадим Тюльпанов, второй идет ректор Петербургского государственного университета Людмила Вербицкая, на третьем месте – «зенитовец» Андрей Аршавин. Партийный список «Справедливой России» возглавила депутат Государственной Думы Оксана Дмитриева, вторым идет депутат Законодательного собрания Олег Нилов и третьим – фигурист Евгений Плющенко. Партийный список Социалистической единой партии России, как сообщает агентство «Регнум», возглавил генеральный директор предприятия, специализирующегося на создании интеллектуальных систем наведения Георгий Анцев, на втором месте – владелец фармацевтической компании Игорь Воробей, на третьем – знаток телеигры «Что? Где? Когда?» Александр Друзь. Партийный список ЛДПР возглавил Владимир Жириновский, второе и третье места в списке займут депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга из фракции ЛДПР Денис Волчек и Геннадий Озеров соответственно. Партийный список «Яблока» возглавил депутат Законодательного собрания Михаил Амосов, на втором месте его коллега Наталья Евдокимова, на третьем месте – лидер петербургского отделения партии «Яблоко» Максим Резник. Партийный список КПРФ возглавил первый заместитель председателя КПРФ, депутат Госдумы Иван Мельников, на втором месте – первый секретарь петербургского городского комитета КПРФ Владимир Федоров, и на третьем – шестикратная олимпийская чемпионка, герой России Любовь Егорова. Партийный список «Патриотов России» возглавил депутат Госдумы Юрий Савельев, на втором месте – депутат Законодательного собрания Олег Карякин и на третьем – актриса Елена Драпеко. В первую тройку партии СПС вошли лидер СПС Никита Белых (он возглавит списки партии во всех регионах, где будут проходить выборы), глава городского отделения Станислав Еремеев и ректор Международного банковского института Игорь Деревянко. И, наконец, список партии «Народная воля» возглавила основной соперник Валентины Матвиенко на прошлых губернаторских выборах Анна Маркова, на втором месте – историк Игорь Фраянов и на третьем месте – помощник экс-депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга Юрия Шутова журналист Денис Усов. Кроме того, в списке присутствует и жена Юрия Шутова Лариса.


Анна Маркова, как сообщает «Фонтанка.Ру», уже опубликовала открытое письмо, в котором, в частности, говорится, что «Санкт-Петербург, с легкой руки Матвиенко, все больше становится похож на жадную и недальновидную проститутку, живущую одним днем. Но, пытаясь сорвать побольше с богатых клиентов, забывает, что располагает уникальными возможностями обеспечить процветающее будущее не только себе, но и многим поколениям».



Виктор Резунков: Таковы люди, такова общая картина. Михаил, после такого письма, по-моему, Анна Маркова уже точно не сможет участвовать.



Михаил Шевчук: Во-первых, я хочу сказать, что уже на момент публикации этого письма горизбирком вынес партии «Народная воля» черную метку в виде обнаружения более 50% бракованных подписей. И я не склонен полагать, что здесь какие-то происки. Потому что, во-первых, Анна Маркова сегодня уже не составила бы никакой серьезной конкуренции ни «Единой России», никому из фаворитов. Максимум, на что могла бы рассчитывать «Народная воля», это отщипнуть 1-1,5% от «Патриотов России».



Виктор Резунков: А почему вы так считаете? Помните теледебаты знаменитые Маркова – Матвиенко? Что, теперь она потеряла свой электорат?



Михаил Шевчук: Короля делает свита. На Анну Маркову тогда работал огромный штат людей. Были задействованы очень большие ресурсы. Она отстаивала интересы уходящей власти Санкт-Петербурга. Сегодня за Анну Маркову никто работать не будет. А сама партия «Народная воля» в городе неизвестна, не раскручена и не имела никаких шансов.



Виктор Резунков: «Патриоты России» тоже не раскрученная партия по идее, если так разобраться. Правда, там другие люди.



Михаил Шевчук: С «Патриотами России» ситуация очень похожая, просто чуть более оптимистичная, потому что «Патриоты России» - так же партия не раскрученная и шансов имеет пройти 50 на 50. Они могут стать «темной лошадкой» на выборах. Но финансовый ресурс у них несоизмеримо выше, чем у «народовольцев».



Дмитрий Травин: Я как-то примерно через год-полтора после тех выборов, когда Анна Маркова соревновалась с Валентиной Матвиенко, видел Анну Маркову в одной сравнительно узкой компании. Что может сделать с женщиной годик свободной, легкой жизни, когда она может заняться собой? Она выглядела так, что я думаю, что если бы она так выглядела в момент своего соперничества с Матвиенко, судьба нашего города вообще могла бы повернуться совершенно в другую сторону. Это была просто совершенно роскошная женщина. Надеюсь, что она и сейчас так выглядит. Дай Бог ей как можно дольше выглядеть хорошо. Но боюсь, что сегодня действительно здесь все зависит уже не от личного потенциала того или иного кандидата, а от того, какие возможности продвижения будут у той или иной партии. Понятно, что сегодня у Анны Марковой и структуры, которую она согласилась возглавить, нет никаких шансов бороться в одной весовой категории с основными участниками этих выборов.



Виктор Резунков: А не кажется ли вам любопытным то, что оппозиция, «Яблоко» например, вчера на пресс-конференции, и КПРФ, и Анна Маркова – все они используют в своей предвыборной кампании те строительные проекты, начиная от «Балтийской жемчужины». Это очень симптоматично. На самом деле, насколько можно ожидать, что недовольство петербуржцев этими проектами, этим строительством могут использовать какие-то другие участники выборов?



Михаил Шевчук: В том, что они используют эти темы, нет ничего удивительного. Это болевые точки для горожан. Потому что любой политик должен строить свою кампанию именно на болевых точках, то есть нащупывать то мнение, по которому в обществе расходятся самым радикальным образом, и на ней и играть. Я бы на месте СПС, наоборот, сделал гвоздем программы защиту «Газпром-сити». Это был бы интересный ход, потому что есть ведь и защитники.



Виктор Резунков: Да, голоса, по-моему, вообще разделились пополам. Ну, это газпромовские данные, поэтому можно здесь и ошибаться.



Дмитрий Травин: Трудно сказать, разные социологи по-разному говорят.



Михаил Шевчук: Да, те, кто выступает против «Газпром-сити», за СПС, скорее всего, все равно не проголосует. А вот тех, кто за, можно было бы консолидировать вполне. И, конечно, будут различные партии пытаться, и они надеются на то, что именно болевые точки окажутся для горожан настолько болевыми, что заставят их придти на избирательные участки.



Виктор Резунков: От «Единой России» подобного, конечно, ожидать нельзя.



Михаил Шевчук: «Единая Россия» - это, пожалуй, единственная партия на сегодняшних выборах, которая заинтересована в том, чтобы выборы прошли абсолютно гладко, абсолютно без всяких скандалов и происшествий. И только им это выгодно.



Дмитрий Травин: У нас так принято сейчас говорить: инвестиционные проекты в целом, но вот если бы у нас выборы складывались как настоящая борьба различных идей, то я думаю, здесь бы могла быть очень интересная борьба относительно разных проектов. Дело в том, что, скажем, «Газпром-сити», на мой взгляд, - это безумный, растратный проект, когда крупнейшей корпорации России, и без того жутко богатой, дарятся огромные деньги. Скажем, совершенно другое дело – это проект, о котором сегодня мало говорят – Западный скоростной диаметр, который сегодня намереваются строить на нормальных рыночных европейских принципах: объявляется концессия, то есть бизнес будет вкладывать сюда свои деньги, но, правда, и государство что-то, конечно, добавит, и будет создаваться магистраль, которая в моем понимании как человека, живущего на окраине Санкт-Петербурга и с трудом добирающегося до центра, это очень и очень важная вещь. Очень важны такие инвестиционные проекты, как строительство автозаводов в зоне Шушары. На мой взгляд, «Балтийская жемчужина» - нормальный проект, хотя возможно, коррупционный, но в целом нужный для города. А, скажем, как строится наша кольцевая магистраль, - это просто тихий ужас. Уже сколько лет ее строят, и на ней уже стали пробки появляться, хотя она, казалось, должна была разгрузить весь городской транспорт.



Виктор Резунков: Людмила из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Меня поразило просто высказывание одного из ваших гостей о том, что у нас вторично победил якобы социализм. Вообще, господа либералы, поражает, как словами Герцена, вы далеки от народа. Вообще, вы в курсе, что никогда еще в истории России не были бедные так бедны, а богатые так богаты, как сейчас? А в нашем городе с марта месяца нет лекарств для онкологических больных. Народ потерял надежду купить квартиру. Как вы можете такой абсурд прокомментировать?



Виктор Резунков: Кто сказал о социализме?



Михаил Шевчук: Я тогда и отвечу, раз сказал. Понимаете, в советское время, например, у нас тоже называлась эпоха развитого социализма. И тогда тоже бедные были бедны, а богатые очень богаты. Это не мешало называть время развитым социализмом в кавычках. И сегодня я говорю не о фактическом положении вещей, а о той концепции, которую продвигает нам сверху власть. Сегодня она продвигает нам именно концепцию, ориентированную на малоимущие слои населения. Именно защита этих слоев делается краеугольным камнем идеологии. Поэтому я утверждаю, что сейчас нам снова пытаются спустить сверху. Наверное, уже до уравниловки дело не дойдет, но какое-то движение в этом направлении уже есть.



Дмитрий Травин: Я бы такую здесь внес коррективу. Хотя я и либерал, но либералы – это не те люди, которые говорят, что бедные должны жить бедно. Я, например, считаю. что сегодня у России при том огромном количестве нефтедолларов, которые имеются, есть возможность повысить благосостояние малообеспеченных слоев населения. Но это должно осуществляться не за счет повышения налогов, а за счет более разумного перераспределения бюджетных средств, в том числе и в Санкт-Петербурге. Скажем, на федеральном уровне надо меньше тратить денег на наведение конституционного порядка в Закавказье или на нашем Северном Кавказе, а больше тратить на пенсионеров. А у нас в Санкт-Петербурге замечательный пример с «Газпром-сити». На метро эти деньги надо потратить, а не на то, чтобы отдать их крупнейшей корпорации страны. А вот метро у нас действительно строится очень плохо.


Но в каком плане у нас то, что было при социализме, восстанавливается? В том плане, что больший упор за последние годы при Путине делается на государственную собственность и государственное управление экономикой. Государственная собственность не помогает бедным, а, наоборот, мешает. При государственной собственности гораздо богаче становятся те чиновники, которые делают вид, что управляют крупными государственными корпорациями в интересах государства, но на самом деле управляют в своих собственных интересах.



Виктор Резунков: Давайте сделаем прогнозы, «Яблоко» будет зарегистрировано сегодня? И как вы думаете, каков будет конечный итог выборов в Законодательное собрание?



Михаил Шевчук: Самая главная интрига, пожалуй, последних дней, будет ли зарегистрировано «Яблоко» на выборах. У них завтра истекает срок регистрации. Насколько я понимаю, сейчас идет некий политический торг между заинтересованными сторонами о том, на каких условиях зарегистрировать «Яблоко», если зарегистрировать вообще. А выборы получаются очень интересными. Со снятием «Народной воли» и СЕПР получают очень изящные и компактные выборы: три фаворита, которые стопроцентно пройдут, и четыре партии, каждая из которых может стать «темной лошадкой», а может не пройти или балансировать на грани.



Дмитрий Травин: Мой прогноз очень короткий: чем бы ни закончились эти выборы, на жизнь горожан это абсолютно никак не повлияет, потому что наше Законодательное собрание – декоративный орган, всем управляют у нас в городе из Смольного. А Смольным управляют из Кремля.



Виктор Резунков: Вы считаете, что последние законы, которые были приняты депутатами Законодательного собрания, они практически не повлияли на жизнь горожан?



Дмитрий Травин: На жизнь горожан, естественно, законы принимаемые влияют. Но какие будут законы, для депутатов определяет Смольный. Депутаты, к сожалению, не являются самостоятельными политиками.



Михаил Шевчук: Да, я хочу добавить, известно, что ни один законопроект, написанный депутатами собственными силами, не имеет шансов быть принятым.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG