Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Периодические издания подводят неутешительные итоги: получение газет и журналов по подписке становится в обществе все менее популярным


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Никита Татарский: В конце минувшего года в России завершилась очередная подписная кампания. Теперь периодические издания подводят неутешительные итоги: получение газет и журналов по подписке становится в обществе все менее популярным. Особенно страдают так называемые «толстые» литературно-художественные журналы. О причинах этого явления наш корреспондент Лиля Пальвелева побеседовала с заместителем главного редактора журнала «Иностранная литература» Александром Ливергантом.



Лиля Пальвелева: На «Иностранную литературу» подписалось чуть более 7 тысяч человек. И вот комментарии Александра Ливерганта.



Александр Ливергант: Наш тираж более-менее сохранился, хотя, может быть, немножко снизился.



Лиля Пальвелева: Тираж или подписка? Тираж – это же еще люди в киосках покупают, каким-то другим способом распространяются издания.



Александр Ливергант: Вы знаете, у нас по существу это тождественные величины. Потому что мы главным образом выстраиваем количество экземпляров по подписке. Мы продаем в розницу очень небольшое число. Вообще говоря, у нас тираж самый большой из остальных толстых журналов, но он, тем не менее, понемножку все время падает. И мы легко находим этому объяснение. Во-первых, люди вообще как-то меньше интересуются сейчас «толстыми» журналами и серьезной литературой. Во-вторых, поскольку многие наши подписчики – это люди их провинции, им просто не хватает денег.



Лиля Пальвелева: И это при том, что были славные времена, когда ваш журнал в каждой интеллигентной семье можно было встретить.



Александр Ливергант: Совершенно верно. Я сам хорошо помню, что в детстве мы вынуждены были подписываться, как тогда говорили, в нагрузку на журнал «Коммунист», чтобы получать журнал «Иностранная литература». Потом были времена вообще сказочных тиражей в перестройку, но это тоже вполне объяснимо, потому что тогда печатались вещи, ранее запрещенные.



Лиля Пальвелева: Вы назвали две причины – социального и культурологического порядка: у людей меньше денег, и они меньше интересуются серьезной литературой.



Александр Ливергант: Кроме того, тут еще есть одна причина, и я могу ее поставить нам в упрек. Дело в том, что для того, чтобы увеличился тираж, нужно очень много заниматься тем, что теперь называется пиаром. Не знаю, как у других «толстых» журналов, подозреваю, что тоже плохо, но у нас с этим дело обстоит не лучшим образом.



Лиля Пальвелева: Отчего?



Александр Ливергант: Все та же финансовая причина. Для того чтобы заниматься пиаром, нужен сотрудник, который бы этим занимался непосредственно, и этот сотрудник в сегодняшние времена в Москве стоит довольно дорого.



Лиля Пальвелева: Получается какой-то замкнутый круг.



Александр Ливергант: Получается некоторый замкнутый круг. Нельзя сказать, что мы совсем не занимаемся пиаром. Мы вывешиваем многие тексты в Интернете, мы выпускаем специальные номера, посвященные отдельным национальным литературам, и многие эти номера презентируются в присутствии довольно большого числа людей и журналистов. Что-то мы делаем, но явно совершенно недостаточно.



Лиля Пальвелева: Признает Александр Ливергант.


XS
SM
MD
LG