Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейский суд рассмотрит иск погибшего журналиста Гранта Динка


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Стамбуле Елена Солнцева.



Кирилл Кобрин: Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению иск убитого 19 января в Стамбуле главного редактора газеты "Агос" Гранта Динка. Динк подал этот иск, когда в 2005 году его приговорили к шести месяцам лишения свободы условно по обвинению в оскорблении турецкой нации, на основании статьи 301 Уголовного кодекса Турции. После гибели журналиста министр иностранных дел Турции Абдулла Гюль призывал изменить 301-ю статью, которая, по его словам, разжигает национализм в стране. Ее существование, по мнению многих экспертов, стало косвенной причиной убийства Динка.



Елена Солнцева: Грант Динк был одним из самых активных сторонников сближения Турции с Евросоюзом. Не раз призывал скорее начать переговоры о вступлении в ЕС, считая их лучшим путем к демократизации в Турции. В интервью Радио Свобода за два месяца до смерти Грант Динк сказал...



Грант Динк: Я хожу по улицам, разговариваю с простыми людьми и вижу, какие перемены произошли в турецком обществе за последние годы в сферах демократизации, свободы личности, экономики нашей страны. На улицах курды, например, свободно разговаривают на своем языке, в магазине продается музыка курдских исполнителей, начали действовать радиостанции и телеканал на курдском. Насколько меньше стало проявление экстремизма. После футбольного матча нет фанатиков, громящих стадионы. Гораздо легче стало жить религиозным меньшинствам. Вот уже 2-3 года, когда нужно отремонтировать церковь, требуется гораздо меньше времени на получение необходимых разрешений для начала работ. Бюрократические препоны уже не так чувствуются. Это кое-что значит, потому что на территории Турции все еще имеются около 50 армянских церквей и примерно столько же школ. Я не раз писал об этом в своей газете.



Елена Солнцева: Основанная Грантом Динком газета "Агос" на армянском и турецком языках начала выходить в конце 90-х. Сама идея открытия армянской газеты в Турции многим казалась абсурдной. Более трех лет Динк потратил, чтобы получить разрешение от официальных инстанций. Шесть страниц, небольшой, по газетным меркам, тираж - около 7 тысяч экземпляров. Сейчас газета продается в каждом книжном магазине Стамбула. Несколько раз однако издание пытались закрыть. Грант Динк говорил о своей газете.



Грант Динк: Наша газета рассказывает правду о геноциде. Мы обращаемся к истории, из которой все мы должны извлечь уроки. Недавно опубликовали серию статей об известных армянских семьях, проживавших в Стамбуле в конце XIX века. Это были самостоятельные люди, обладающие недвижимостью. Они были насильно выселены, большинство было убито. Нам начали угрожать, приносили пачки писем, которые я выкидывал в мусорную корзину. Турецкие читатели утверждали, что мы претендуем на их собственность, хотим отнять и передать все армянам. Армения наш ближайший сосед, однако границы до сих пор закрыты. В турецкой литературе геноцид называют партизанской войной, жертв трагедии армян - предателями и изменниками родины, которые были наказаны по заслугам. Турки приглашают армянских ученых начать архивные изыскания, однако в глубине души каждый турок знает, что проблему не решить, спустившись в пыльные и сырые подвалы. Вопрос об архивах, имеющихся у тех или у других, не может ничего решить, все уже опубликовано. Каждый бросает в лицо другому свою ложь и свою правду. Это лишь подпитывает конфликт. Армянский вопрос помогут разрешить только демократические перемены в обществе, возможность обсуждать и свободно говорить на эту тему. Надо понять, что если мы хотим вступить в Евросоюз, нужно взять на себя ответственность за историю и прекратить преследовать национальные меньшинства. Все граждане этой страны должны быть равноправны.



Елена Солнцева: Многие в Турции вообще предлагают забыть о прошлом и начать жить заново. Грант Динк отвечал на этот вопрос так...



Грант Динк: Вслед за премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдаганом, который недавно назвал геноцид вымышленным от начала до конца, министр иностранных дел Абдулла Гюль отказался говорить об армянской проблеме, заявив, что геноцид был выдуман диаспорой. Однако куда же делся армянский народ? Богатые, бедные, работящие, нищие, сапожники, золотых дел мастера, сотни лет жившие на этой земле. От полутора до четырех миллионов армян, живших в Анатолии, центральной провинции Турции, были уничтожены. Историческая память, которой нет у турок, сохранила свидетельство страшной трагедии, песню, которую я пою до сих пор. Вот, послушайте мою любимую песню (поет песню). В этой песне говорится о бедной армянской девушке, которая спешит к колодцу набрать воды. "Лейся, лейся вода, - говорит она, - я отнесу тебя несчастным армянам, которых пытают турецкие аскеры".



Елена Солнцева: Грант Динк был уверен, что именно турецкий национализм сыграл решающую роль в развязывании антиармянского насилия.



Грант Динк: Турецкий национализм - один из краеугольных камней официальной идеологии турок, зафиксированный в ее основном законе. Каждый турок в душе уверен, что должен защищать отечество. Опасение рождает уверенность, что кругом враги, от которых надо защищаться. Любое инакомыслие представляется посягательством на государственную целостность. За оскорбление турецкой нации преследуют писателей и журналистов. Лауреат Нобелевской премии, писатель Архан Памук, писательница Илиф Шафак, имена можно продолжать. Около 56 журналистов, которых не все знают, осуждены по этой статье.



Елена Солнцева: Динк несколько раз привлекался к суду по обвинению в оскорблении турецкой нации.



Грант Динк: Репортеры агентства "Рейтер" задали вопрос о геноциде армян в Османской империи. Я им сказал, что думаю. Началось очередное судебное разбирательство. Формулировка этого параграфа, отмены которого справедливо требует ЕС, развязывает руки любому судье. Мне не повезло, меня осудили на шесть месяцев условно. В последние годы я только и делаю, что хожу по судам, что-то кому-то доказываю и объясняю. Это отнимает много времени, нервов и сил. Меня пытаются запугать, однако знаю, что ничего не должен бояться. Не знаю, что будет. Не знаю. Не могу ничего сказать.


В Урфе на конференции меня спросили, кем я себя чувствую. Я ответил, что турок по паспорту, но не чувствую себя турком, потому что армянин. В ответ власти начали очередное судебное разбирательство. Если кто-то держит язык за зубами, то у него вряд ли будут проблемы. Но для меня даже в детстве было трудно петь в школе хором о том, как горжусь тем, что я турок. Я люблю Турцию, уважаю турецкий народ, но я все-таки не турок. У нас любят ссылаться на то, что в стране существуют армянские школы, армяне наравне с турками учатся в университетах. Однако о том, как из школ исключают тех, кто участвует в политической жизни, они предпочитают молчать. Со мной это происходило не раз.



Елена Солнцева: На одной из международных конференций Динк познакомился с Анной Политковской. Свое последнее интервью он дал Радио Свобода сразу после ее убийства. На вопрос, может ли случиться с ним что-то подобное, Динк ответил, что в Турции такое вряд ли возможно.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG