Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Бердяев говорил, что самое тяжелое жизненное впечатление – видеть, как меняются люди, изменяют самим себе под действием различных обстоятельств. В России важнейшим, пожалуй, из этих обстоятельств является власть. Человек, продвинувшийся ступенькой выше по служебной лестнице, в подавляющем числе случаев тут же меняется к худшему.

По этому поводу в России появилось даже специальное выражение – «административный восторг», употребленное Достоевским в «Бесах». Достоевский применил его по отношению к вокзальному кассиру. Я сам наблюдал случай подобной трансформации, когда одного рядового из моей роты произвели в ефрейторы: хоть он никем и не командовал, в отличие от всесильных сержантов, но заважничал чрезвычайно. Я даже фамилию его помню – Дронов.


Но и вне русских соотнесений существование иерархии выступает едва ли не законом природы, да и в самой природе наблюдается: известно, например, что в волчьей стае существует тонкая градация соподчинения.


В свете этой элементарной истины интересно смотрится проблема демократии: как тут всё это совмещается.


Памятным уроком для советских людей было одно место из «Одноэтажной Америки» Ильфа и Петрова: рассказывалось, как Форд в разгаре совещания казался чем-то смущенным; потом, извинившись, прервал говорившего и, подойдя к кому-то незначительному по чину, сказал: «Извините, мистер Смит, я забыл пожать вам руку». Ильф и Петров не преминули отметить, что рабочая атмосфера в Америке характерна своей непосредственностью и отсутствием видимого чинопочитания.


С другой стороны известно: в корпоративной Америке нет демократии; эти слова стали чем-то вроде поговорки. Напряжения на работе существуют, и очень ощутимые. И вот для их посильного уменьшения придумали средство: совместное кашеварство. Об этом была большая статья в недавнем номере газеты "Нью Йорк Таймс" – в секции бизнеса, под названием «Кухонный нож как инструмент административного искусства».


Стали приглашать поваров из ближайших ресторанов и под их руководством в обеденный перерыв, а то и после работы совместно готовить еду: и начальство, и подчиненные. Градус настроения на работе заметно повысился, укрепился, как говорят в Америке, командный дух – непременное условие всякого успеха. Сделать из формальных отношений неформальные, сохранив нужную иерархию и требовательность по нисходящей, – важное достоинство босса. И этому способствует, оказалось, совместное обучение нехитрым кухонным приемам: как ножом плашмя растолочь чеснок или расчленить лук на решетке. В особенно хорошее настроение приходит команда, когда у босса перегорает бифштекс. Люди испытывают неподдельный восторг – назовите его, если хочется, административным.


Теперь осталось только организовать совместные походы в парную баню, которая, по Розанову, в смысле демократии много лучше английского парламента.


XS
SM
MD
LG