Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые отравления суррогатным алкоголем


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Кирилл Кобрин: Из российских регионов поступают сообщения о новых отравлениях суррогатным алкоголем. В Иркутской области 25 января умерли 6 человек, чуть ранее отравились и погибли 14 жителей Саратовской и Челябинской областей. В прошлом году от употребления некачественных и поддельных спиртных напитков умерли 27 тысяч россиян. Проблема обострилась осенью, тогда чиновники заговорили об эпидемии смертей, хотя официально статистика показывает, что в 2005 году жертвами суррогатного алкоголя стали 30 тысяч человек. В чем суть проблемы и почему правительство обратило внимание на эту проблему только в прошлом году?



Любовь Чижова: Все отравившиеся суррогатным алкоголем поступают в больницы с диагнозом "токсический гепатит". Так было и прошлой осенью, когда жертв некачественного пойла стали показывать по телевизору. Информация о пострадавших напоминала фронтовые сводки и поступала практически из всех российских регионов, чиновники начали употреблять слово "эпидемия".


Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко заявил, что массовые отравления россиян - это диверсия, тщательно спланированная производителями некачественного алкоголя, тогда же он предложил ввести госмонополию на производство спирта. Бывший советник президента, экономист Андрей Илларионов назвал эту кампания фальсификацией года. По его данным, количество прошлогодних смертей от случайного отравления алкоголем нисколько не больше, чем в предыдущие годы.



Андрей Илларионов: Конечно, сам факт смертности, любой смертности от каких бы то ни было причин, в том числе от этой, является фактом прискорбным и конечно для того, чтобы минимизировать эту смертность, необходимо продумывать соответствующие меры. Понятно, что введение государственной монополии на оборот алкоголя такой мерой по определению не является, и не являлось бы даже в том случае, если бы происходило не уменьшение смертности, а увеличение смертности от отравления алкоголем. Но в данном случае мы сталкиваемся с достаточно очевидным и откровенным фактом фальсификации достаточно очевидных данных, которые доступны для любого, в том числе и для политических государственных деятелей.



Любовь Чижова: Председатель Национальной алкогольной ассоциации Павел Шапкин считает, что введение госмонополии на производство алкоголя почти никак не повлияет на количество смертей от отравления суррогатом. Кроме того, он даже не уверен, что все эти люди умерли от некачественного алкоголя.



Павел Шапкин: Нет никаких исследований, которые однозначно показывают, что смертность происходит именно из-за суррогатов алкогольных. Бывает часто, что люди просто не знают меру, особенно у мужчин в возрасте после 40 лет могут встречаться случаи, когда обильное возлияние может с собой повлечь внезапную остановку сердца. Известен так же синдром "праздничного сердца", когда примерно через трое суток после того, как человек перебрал, у него может внезапно остановиться сердце. Хотя проблема суррогатов не решена на 100 процентов. До сих пор у нас есть льготы, которые по Налоговому кодексу позволяют выводить из-под налогообложения, скажем, спиртосодержащие жидкости медицинского назначения. Наши находчивые граждане, естественно, уже научились, особенно которые имеют дух предпринимательства, жилку предпринимательскую, изготавливать различного рода напитки, которые, по сути, являются алкогольной продукцией, хотя называются медицинскими препаратами. Такая продукция в 3-4 раза дешевле, чем легальная алкогольная продукция, водка, которая стоит на полках магазинов.



Любовь Чижова: Как вы относитесь к возможному введению госмонополии на производство спиртосодержащей продукции?



Павел Шапкин: В принципе, конечно, такая форма государственного контроля возможна. Но следует учесть, что у нас порядка 40 процентов водки и более 60 процентов спирта уже сейчас производятся на государственных предприятиях. Трудно сказать, насколько это влияет на проблему смертности населения в результате употребления алкогольных напитков. Были объективные проблемы на рынке и связаны они, прежде всего, с тем, что после исключения алкогольных суррогатов под видом парфюмерно-косметической продукции и бытовой химии с 1 января 2006 года, эти виды продукции стали попадать под налогообложения достаточно серьезное, народ, почувствовав разницу, почувствовав уменьшение объемов производства резкое, переключился на антисептики. Помимо этилового спирта, содержат такие вещества, как п олигексометилен гуанидин гидрохлори д, которые как раз и стали причиной массовых симптомов токсического гепатита, которые отмечались осенью. Сейчас производство такого рода продукции практически полностью прекращено, эти заводы остановлены.



Любовь Чижова: О том, почему россияне пьют так много и неразборчиво и что с этим делать, рассуждает заместитель председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья и спорту Николай Герасименко.



Николай Герасименко: Почему Россия у нас такая особая? Очень много маргинальных людей, которые будут пить все, что пахнет, или все, от чего у него кружится голова, лишь бы это стоило дешево или бесплатно. У нас сложился такой маргинальный тип. Например, если брать по регионам, в Москве отравлений практически нет. Потому что в Москве все-таки живет более богатый народ, который покупает все-таки больше водку в магазинах. В основном гибнут в деревнях, в небольших городках, именно маргинальные слои, безработные. Вот это самая главная проблема. Она в России была, есть и будет, опять же из-за того, что милиция зачастую не занимается наказанием, кто продает заведомо технические жидкости, а наоборот, потворствует этому делу, потому что получает определенные деньги от этого.



Любовь Чижова: Министерство экономического развития в самый разгар этих отравлений суррогатным алкоголем предложило ввести минимальную цену на водку - около 60 рублей.



Николай Герасименко: Я много лет занимаюсь проблемой алкоголя и категорически против. Вообще считаю идиотизмом такое понятие, как "социальный продукт", "народная водка", не молоко, не лекарство, а водка. У нас сама дешевая водка в мире. Если раньше, до 90-х годов на зарплату среднего человека можно было купить 10 бутылок водки, то сейчас на эту же зарплату можно купить 100 бутылок водки. Нужно, во-первых, решить вопрос, но с этим надо бороться. Пока никто не хочет с этим бороться вообще.


Во всем мире все уже давно отработано. Например, финны раньше тоже пили, можно сказать, как русские, сейчас совершенно другая у них идеология, пить стали резко меньше, заменяют крепкие напитки вином, пивом, резко упала смертность. У нас пока никакой политики просто нет.



Любовь Чижова: Все эксперты сходятся в одном: для улучшения ситуации на алкогольном рынке необходима внятная государственная политика. У производителей нелегальной водки не может быть льгот по уплате акцизов. Должен существовать серьезный контроль за розничной торговлей. Спиртные напитки должны продаваться в специальных магазинах. И только потом можно будет рассуждать о том, как бы изменить культуру их употребления и возможно ли это в принципе.


XS
SM
MD
LG