Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

К делу Александра Литвиненко добавляются новые штрихи


Программу ведет Марк Крутов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Алексей Дзиковицкий, Юрий Багров.



Марк Крутов: К делу бывшего подполковника российских спецслужб Александра Литвиненко, скончавшегося от отравления в Лондоне, с каждым днем добавляются новые штрихи. На днях польская газета "Дженник" рассказала о тренировке бойцов российского спецназа из отряда "Витязь", которые на тренировках стреляют по мишеням с изображением Литвиненко. Добавляет остроты к этой информации тот факт, что на стрельбах присутствовал спикер Совета Федерации России Сергей Миронов. Пресс-служба МВД России опровергла эту информацию, но сложно опровергнуть четкую видеозапись, которая уже разошлась по Интернету и была скачана журналистами именно с сайта "Витязя", сейчас этой видеозаписи там уже нет.


С автором статьи в польской газете встретился и поговорил корреспондент Радио Свобода в Варшаве Алексей Дзиковицкий.



Алексей Дзиковицкий: Томаш Помповский - репортер газеты "Дженник", который довольно часто пишет о ситуации в России. Первый вопрос к нему - откуда журналистам газеты стало известно о том, что спецназовцы на учениях стреляли в мишени с портретами Александра Литвиненко?



Томаш Помповский: Один из наших коллег из газеты "Дженник" нашел этот фильм, используя свои контакты. Не знаю точно. Как это случилось? Нашел ли он это в Интернете или кто-то сообщил ему об этом из его информаторов?



Алексей Дзиковицкий: Вы разговаривали с несколькими польскими и иностранными экспертами об этом. Скажите, нормальная ли это практика для, например, польского спецназа, стрелять в такие мишени на учениях?



Томаш Помповский: Нет, в Польше наверняка ничего подобного нельзя себе представить. Но я разговаривал об этом также с одним из российских экспертов, который мне сказал, что для России также это ненормально, что это странная ситуация. Конечно, бывают сумасшедшие люди, которые могут разные вещи делать, но это, по словам эксперта, не свидетельствует о деморализации служб как таковых, а о том, что это была инициатива какого-то одного человека, который думал, что это ему сойдет с рук. Это скорее проблема человека, который был ответственен за тот полигон или отряд спецназовцев в то время. Однако мы точно знаем, что на мишенях был портрет Литвиненко и что в него стреляли - это неоспоримо. Было ли на это разрешение сверху - мы не знаем. Эксперты, однако, говорят, что это абсолютно ненормальная ситуация для России.



Алексей Дзиковицкий: Почему же тогда руководитель центра «Витязь» отвергал, что такой факт имел место, когда вы ему звонили?



Томаш Помповский: По-моему, это свидетельствует о том, что россияне, однако, чувствуют, что это противоречит закону, а первую очередь правилам приличия. Один из экспертов сказал мне, что это могла быть психологическая операция, цель которой - показать, что это враг, что их бывший товарищ стал врагом. Более того, это могло быть использовано для того, чтобы запугать других. Возможно, что они хотели, чтобы этот фильм попал на Запад для того, чтобы запугать остальных.



Алексей Дзиковицкий: Томаш Помповский был лично знаком с Александром Литвиненко и снял о нем документальный фильм. Добавил ли этот инцидент что-либо новое к его знаниям о Литвиненко, о возможных причинах его смерти?



Томаш Помповский: Для меня это показатель того, что возможно, этим людям, которые может быть должны были потом принимать участие в этой операции, пытались внушить, что Литвиненко - враг. Нужно было внушить - этот человек был когда-то товарищем и коллегой, а теперь - враг. Вот что мне показал это фильм.



Марк Крутов: Мы попытались выяснить, насколько распространена подобная практика - стрельба по мишеням с изображением реального врага - в российских спецслужбах. Об этом корреспондент Радио Свобода Юрий Багров спросил ветерана спецназа, президента ассоциации группы "Альфа" Сергея Гончарова.



Юрий Багров: Ваше впечатление от всей этой истории по поводу использования портрета Литвиненко на мишенях на спецбазе "Витязя"?



Сергей Гончаров: По крайней мере, я не думаю, что это государственная политика в такой ситуации. То, что сейчас происходит с Литвиненко, я думаю, это надолго будут пиарить как в нашей прессе, так и в зарубежной. Это первое.


Второе. Если это и произошло, это действительно, наверное, факт, который отрицать трудно, потому что он уже в наличии. Это, я думаю, инициатива, как всегда у нас, тех людей, которые организовывают какую-то показуху, чтобы подфартить вышестоящему начальнику, выражают свою такую преданность, но не более. Я думаю, что это личная инициатива тех людей, которые это сделали. Но ни в коей мере не могу сказать, что это государственная политика в отношении, допустим, того же Литвиненко или тех, как мы считаем, предателей, которые находятся сейчас на другой территории.



Юрий Багров: Сергей Алексеевич, у меня вопрос к вам, как к ветерану спецназа. Вообще, часто ли использовались портреты во время тренировок подразделений на базах каких-то?



Сергей Гончаров: Я вам могу сказать, что действительно никогда этого не было. Если вы верите мне на слово, за все время службы, а это более 15 лет, во всех учениях, во всех мероприятиях, которые мы проводили, тренировки, никогда таких фактов не было. Думаю, если это действительно так, это факт просто недомыслия тех руководителей, которые организовывали данные показательные выступления или какую-то тренировку.



Юрий Багров: И все-таки, в данной ситуации с портретом Литвиненко, чьи еще можно ожидать портреты в таком случае на стендах?



Сергей Гончаров: Это вопрос, наверное, не ко мне. Повторяю, это определенное умственное развитие тех руководителей, которые способны в личной инициативе показать свою преданность вышестоящим чиновникам. Повторяю, это только личная инициатива этих людей. Думаю, что у них не все в порядке с головой, вот и все.


XS
SM
MD
LG