Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологи пытаются привлечь внимание общественности к проблеме "зеленого пояса" Москвы


Программу ведет Марк Крутов.



Марк Крутов: "Зеленый пояс столицы" - это словосочетание слышали многие, но что оно означает, знают не все. Российские экологи решили привлечь внимание общественности к проблеме "зеленого пояса" вокруг Москвы, которому, по их мнению, угрожает сразу несколько факторов.


Об этой проблеме я поговорил с членом Российской Академии наук, профессором-биологом Алексеем Яблоковым.


Проблема "зеленого пояса" вокруг Москвы и пик разговоров о неблагоприятной экологической обстановки в городе обычно приходиться на жаркие летние месяцы. Почему вы решили вернуться к этой проблеме именно сейчас, когда в Москве чаще от экологов можно услышать слова, наоборот, о благоприятной ситуации с загрязненностью воздуха?



Алексей Яблоков: Выборы в Московскую и областную Думу будут в этом году в марте, сейчас начинается подготовка к этим выборам. Период очень чувствительный, когда политики слышат то, что говорят экологи перед выборами. Это бывает и перед выборами федеральными, и везде, везде. Политики слышат, что говорят экологи, именно в этот момент. Поэтому мы хотим воспользоваться этой ситуацией, с экологической точки зрения, я хочу рассказать о тех бедах, которые на самом деле существуют.



Марк Крутов: Известно, что проблема "зеленого пояса" вокруг столицы - это предмет раздора между московским мэром Юрием Лужковым и подмосковным губернатором Борисом Громовым. Первый несколько раз обвинял второго в застройке зеленых районов и вырубке лесов, второй все обвинения методично отвергает. На чьей стороне правда? Лужков, например, предлагает передать подмосковные леса в ведении федерального министерства. Является ли это выходом из ситуации?



Алексей Яблоков: Нет, это не является выходом. Состояние лесопарка, он уже потерял свои защитные функции, потому что он разорван на кусочки за последние 15-20 лет. Нужно что-то делать. Но и Лужков тут не прав, и Громов не прав. Получается вот что.


Москва только на 10 процентов своим кислородом пользуется. Москва на 10 процентов, Московская область больше. Москве жизненно нужен вот этот кислород из подмосковных лесов. Подмосковью жизненно нужно, чтобы была защита от московских загрязнений. То есть этот пояс на самом деле нужен и тем, и другим, его надо восстанавливать, но не в стычках между губернаторами или губернатором и мэром, а сев за стол, выделив денежки и так далее. Общая программа должна быть.



Марк Крутов: Как вообще сохранить "зеленый пояс" вокруг Москвы в современных условиях, когда нехватка жилья и приток в город жителей из других регионов вынуждают власти строить все больше домов там, где еще недавно были зеленые зоны? Что сделать, чтобы Москва не задохнулась?



Алексей Яблоков: Это одна из проблем. На самом деле проблема еще глубже, чем вы говорите. Последние статистические данные показывают, что из Москвы вывозится 5 миллионов тонн мусора и только 30 процентов этих отходов реально попадают на зарегистрированные свалки. А где остальные 70 процентов? С научной точки зрения, эта свалочная эмиссия так называемая, то есть распространение этих миазмов нелегальных свалок - это тоже страшное дело. И так далее. Так что не только лесной защитный слой. С защитным поясом лесным надо срочнейшим образом принимать программу по новым охраняемым территориям, чтобы хоть как-то защитить оставшиеся леса. Их осталось мало по сравнению с тем, что было 30-40 лет назад, осталось, наверное, процентов 40-50, ни больше, вокруг непосредственной близости от Москвы. Действительно они застраиваются колоссально, я не знаю, под всякими предлогами, в основном нечистоплотными, застраиваются. Нужно быстро придавать им статус охраняемых территорий. Это можно сделать только совместными действиями Москвы и Московской области.



Марк Крутов: Какие из подмосковных районов пока еще можно назвать относительно благополучными, с экологической точки зрения? Какие из них еще выполняют хотя бы в какой-то мере свою роль этого "зеленого пояса":



Алексей Яблоков: "Зеленый пояс" - это совершенно определенное природоохранное понятие. Это касается только территорий, которые прилегают к Москве. Вообще лесистость Московской области приличная, около 40 процентов территории Московской области покрыта лесами. Только на юге мало лесов, а так-то в области много лесов. Другое дело, что эти леса сейчас действительно находятся под жутким прессом, и не только леса, кстати говоря. Росприроднадзор проводил инспекцию, там подмосковные водохранилища, некоторые берега, на 70 процентов застроены и это уже абсолютно нелегально. Это абсолютно нелегально, потому что по всем законам - и советским, и российским, и так далее - нельзя строить сооружения с выходом на урез воды. А это сделано, от 20 до 70 процентов береговой зоны уже занято. Это тоже страшное дело, которое нахлынуло на Подмосковье. Можно много чего делать. С юридической точки зрения, есть огромное поле для деятельности. Но получается вот что, - нет политической воли. Тот же самый Митволь говорит, что они передали в прокуратуру по поводу незаконных строительств по берегам водоемов 550 дел в прошлом году. Вся прокуратура природоохранная, которая ведет эти дела, может в течение года обработать и представить в суд 50 дел. Представьте себе, она уже загружена на 10 лет вперед. Куда это годиться? Значит, явно нужно расширять прокуратуру, и там много чего надо делать. Для всего этого нужна политическая воля.


Экологи со своей стороны говорят, вот это надо сделать. Мы видим, что надо сделать. А как сделать и с какой скоростью, это должны сказать политики.


Возвращаясь к началу нашего разговора, сейчас очень удобный момент - выборы - посмотрим, что разные партии будут по этому поводу говорить, обращаясь за поддержкой к избирателю.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG