Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Манана Асламазян опровергает информацию ряда СМИ о деталях ее задержания в аэропорту Шереметьево


Программу ведет Никита Татарский. Принимают участие д иректор неправительственной организации «Интерньюс» Манана Асламазян и президент Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуард Сагалаев.



Никита Татарский: Директор неправительственной организации «Интерньюс» Манана Асламазян опровергает информацию ряда средств массовой информации о деталях ее задержания в аэропорту Шереметьево. 21 января Манана Асламазян и ее коллега из неправительственной организации «Интерньюс-Европа» Джилиан Маккормак, прилетевшие из Парижа, были задержаны при таможенном досмотре. По сообщению представителя таможни Олега Сухарева, распространенному некоторыми средствами массовой информации, женщины скрыли информацию о том, что ввозят крупную сумму денег, подлежащую декларации.


Говорит Манана Асламазян.



Манана Асламазян: Я с моей подругой Джилиан Маккормак поехала на уик-энд в частную поездку в Париж. Джилиан работает главой представительства зарубежной организации, и она поехала получить свою зарплату обычную, которую ей положено получать. А я договорилась с моими давними друзьями, которых я знаю 15 лет, о том, что я у них возьму 10 тысяч евро в долг, потому что мне предстоят серьезные семейные траты, поэтому мне нужны были очень деньги. На обратном пути, когда мы выходили через таможню, нас остановил таможенник и спросил, нет ли товаров, запрещенных к ввозу, на что я сказала: «Их нет». После этого был вопрос: «Есть ли валюта?» Я добровольно, естественно, сказала: «Да, конечно, валюта есть». Я им показала имеющиеся у меня 9550 евро. Моя ошибка заключается в том, что я полагала, когда я слышала все время по телевизору в каких-то новостях о том, что разрешен ввоз 10 тысяч, я не связывала это с долларами и евро. Мне показалось, что это 10 тысяч условных единиц. Оказывается, разрешено без декларирования 10 тысяч долларов ввозить, но не разрешено 10 тысяч евро. Вот этого я не знала, в этом моя ошибка. Разница между евро и долларами составляет ту сумму моей вины, которую я, безусловно, признаю и за которую я готова понести наказание.


Мы ничего не скрывали, и мы предъявили эту сумму. То есть я готова понести административное наказание, но я, в общем, не понимаю, той большой волны, которая поднята вокруг этого случая.



Никита Татарский: Президент национальной Ассоциации телерадиовещателей Эдуард Сагалаев считает неслучайным то, что сообщения об этом инциденте появились в российских средствах массовой информации именно вчера, спустя почти 10 дней.



Эдуард Сагалаев: Если говорить о самой этой ситуации, то, конечно, она вызывает очень большие подозрения. И я очень расстроен, конечно, из-за тех СМИ, которые дали в таком контексте эту информацию и с таким опозданием, что все это не может не вызвать подозрений в организованном характере этой информации, в попытке скомпрометировать ее репутацию. Потому что Манана Асламазян представляет организацию «Интерньюс», которая тесно связана с Государственным департаментом США, и отсюда, как мне кажется, «растут ноги» этого стремления опорочить ее доброе им. Потому что мы все знаем, что нашим государственным структурам и нашим политикам очень это все не нравится – деятельность некоммерческих организаций, которые рассматриваются чуть ли не как шпионские подразделения западных стран в России.


Ситуация, на самом деле, банальная, и обычно в этих случаях человек просто платит штраф. Она и не отказывалась от этого штрафа, и это все, в общем, абсолютно рядовая ситуация, которая случается на таможне. Смысл в том, чтобы ее так преподнести и препарировать, он очевидный, на мой взгляд. Никому не пришло в голову позвонить Манане Асламазян и сказать: «Вот есть такая информация, что бы вы могли сказать по этому поводу?» - и выслушать ее, просто выслушать другую точку зрения.


XS
SM
MD
LG