Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главный инженер Останкинской телебашни Ефим Ильяич опроверг сообщения о ее возможном обрушении


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Арслан Саидов: Останкинская телебашня может обрушиться в любой момент - статью на такую сенсационную тему опубликовало накануне российское издание «Московский комсомолец». Причиной обрушения может стать низкое качество металла крепежных деталей стальных канатов, которые сейчас поддерживают башню. Об этом газете рассказали участники экспертизы телебашни, которые пожелали остаться неизвестными. Главный инженер Останкинской телебашни Ефим Ильяич в интервью Радио Свобода опроверг информацию о том, что башня может обрушиться. Он сказал, что все недочеты устраняются, и уже весной на башне могут побывать первые туристы.



Любовь Чижова: Останкинская телебашня все еще ремонтируется после крупного пожара, который случился в 2000 году. Тогда многие москвичи и жители других российских регионов несколько дней не могли смотреть телевизор. Восстановление башни оказалось делом трудоемким и непростым. Осенью прошлого года погиб монтажник Николай Неркин. Когда рабочие натягивали домкратами стальные канаты, удерживающие ствол башни, один из канатов лопнул, и разлетевшиеся металлические детали буквально изрешетили мужчину. После трагедии было решено провести техническую экспертизу башни. Ее результаты и послужили причиной статьи в "Московском комсомольце". Авторы, ссылаясь на анонимные источники в Московском энергетическом институте, утверждают, что башня может упасть, так как хрупкость металла, из которого сделаны канаты и скрепляющие их детали - шпильки, превышает допустимые нормы.


Я попросила прокомментировать результаты экспертизы главного инженера Останкинской телебашни Ефима Ильяича.


Ефим Анатольевич, скажите, пожалуйста, а что, Останкинская башня действительно может разрушиться?



Ефим Ильяич: После пожара в 2000 году, когда проходили всевозможные исследования, было две точки зрения. Одна точка зрения: поскольку бетон уже устоявшийся, и он сам хорошо армирован металлом, то, может быть, и необходимости в канатах нет. Это была одна точка зрения. А вторая точка зрения: поскольку бетон плохо работает на растяжение, то нужны все-таки вот эти стальные канаты, которые при колебаниях башни от ветра, от солнца, они создают упругость башни. Несколько лет после пожара, пока перетягивали канаты, пока натягивали, она же стояла без канатов, ничего не упало.



Любовь Чижова: Журналисты "Московского комсомольца", ссылаясь на анонимных представителей Московского энергетического института, пишут, что материал, из которого сделаны эти канаты, изношен настолько, что башня может упасть в любую минуту.



Ефим Ильяич: Все канаты заменены на новые. Не только те, которые особо пострадали после пожара, но и вообще все. Канаты все проверялись перед установкой на башне, проверялись на заводе-изготовителе, имеются документы. Другое дело, что они как бы крепятся в узлах закрепления с помощью технологических шпилек, время от времени полагается подтягивать канаты. Они были натянуты года два назад, и сейчас надо было их подтянуть. И в результате этой операции одна шпилька лопнула. Когда делали анализ, оказалось, что сама шпилька была сделана из не очень качественного материала. Надо провести исследование всех шпилек и выработать программу работ.



Любовь Чижова: Но вы согласны проводить исследование этих шпилек?



Ефим Ильяич: А как же, конечно! Пока мы не проведем эти исследования, мы, во-первых, после этого несчастного случая пока не получили заключение прокуратуры, эти работы приостановили, чтобы, не дай бог, что-нибудь не случилось. Но работу надо делать, и это - дополнительные траты, но это необходимо делать.



Любовь Чижова: В каком состоянии сейчас находится телебашня вообще?



Ефим Ильяич: Когда мы ждали последний, четвертый скоростной лифт в конце года, мы считаем, что мы ее привели к допожарному состоянию. Восстановительные работы закончились. Они даже выполнены в большем объеме, чем планировалось до пожара. Там марши уже новых требований и самих пожарных мы ввели, морально устаревшее оборудование заменили на новое, современное, которое меньше энергии потребляет, меньше выделяет тепла. И, таким образом, пожарная нагрузка снижается. Мы провели замену всех кабелей, большинство - на волоконно-оптические, в негорючей оболочке. Те кабели, которые в оболочке, не поддающейся горению, мы в металлические короба заключили, и их обработали специальным материалом, которые препятствует горению: это такая паста, которая расширяется и просто доступ кислорода прекращает.



Любовь Чижова: А кроме этих технических новшеств, что-то еще на башне появилось для туристов?



Ефим Ильяич: Смотровая площадка восстановлена, как в допожарном состоянии. Она готова к приему посетителей. Ресторан немножко затормозился, потому что мы государственные деньги, бюджетные, которые выделили на восстановление башни, на ресторан не тратим. Инвестор был один, но он что-то не вынес этой нагрузки, сейчас идет договоренность с другим инвестором. И восстанавливаться ресторан будет за счет инвестора. Все подготовительные работы нормально произведены, инженерные все коммуникации уже в стадии завершения.



Любовь Чижова: И когда туристы могут уже появиться на Останкинской телебашне?



Ефим Ильяич: У нас есть такое желание - туристов запустить даже раньше, чем ресторан, то есть смотровая площадка, в принципе, готова. Сейчас у нас идут переговоры и согласования с пожарными по вопросу открытия смотровой площадки, хотя бы в таком не штатном режиме, а в проверочном, то есть небольшими группами, под наблюдением наших сотрудников. Мы бы хотели весной, а как это получится - это уже не совсем от нас зависит.



Любовь Чижова: Говорил главный инженер Останкинской телебашни Ефим Ильяич.


XS
SM
MD
LG