Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подключение к интернету российских школ в рамках национального проекта «Образование»


Александр Костинский: Тема нашей сегодняшней передачи – «П одключение к интернету российских школ в рамках национального проекта «Образование».


В студии Радио Свобода – генеральный директор компании «Синтерра» Виталий Слизень и генеральный директор компании РТКОММ Павел Терещенко.


И первое, о чем хотелось бы спросить. Немножко охарактеризуйте весь проект, что это такое. Потому что, на мой взгляд, и не только на мой, естественно, но и на взгляд очень многих экспертов, это исключительно важный проект, когда фактически должны быть подключены к Интернету все школы России. Мы говорим о проекте подключения всех школ России к достаточно быстрому Интернету. Виталий, правильно?



Виталий Слизень: Александр, в целом все правильно. Но, как всегда, мы не просто, а извилисто шли к этому ответу. Проекту уже более двух лет, и впервые о нем заговорили в 2005 году. При этом планировалось, что речь будет идти не о подключении к Интернету всех школ, а о создании корпоративной сети образования, системы образования, когда 20 тысяч образовательных учреждений или максимум 30 тысяч образовательных учреждений будут иметь доступ к ограниченному списку на самом деле всего из 10 всероссийских интернет-образовательных ресурсов. После того, как через полгода или месяцев 10 согласований, это было доложено на самый верх – президенту, то президент очень четко высказался, что его не устраивает 20 тысяч, 30 тысяч, и даже 40 тысяч не устраивает. Его интересует, чтобы все образовательные учреждения Российской Федерации были подключены к Интернету.



Александр Костинский: Вы говорите о президенте Путине, да?



Виталий Слизень: Да, Владимир Владимирович Путин.



Александр Костинский: Понятно. Чтобы не подумали, что это президент вашей компании.



Виталий Слизень: Итак, 20 тысяч образовательных учреждений, имеющих доступ к 10-ти образовательным ресурсам, превратились во все образовательные учреждения, не имеющие до настоящего времени широкополосного доступа и доступа к Интернету. После этого был объявлен конкурс.



Александр Костинский: Министерством образования?



Виталий Слизень: Да, Министерством образования. Если быть точным, то Рособразованием. А об этом уже я бы попросил рассказать Павла Геннадьевича.



Александр Костинский: Павел Терещенко, генеральный директор компании РТКОММ, которая...



Павел Терещенко: ...которая явилась победителем конкурса, проведенного Федеральным агентством по образованию, на обеспечение доступа в Интернет 52 тысяч 940 образовательных учреждений в Российской Федерации. И которая заключила с компанией «РТКОММ.ру» 13 сентября 2006 года государственный контракт на выполнение задач, которые были сформулированы в конкурсной документации.



Александр Костинский: Давайте немножко поговорим о том, что там было. Сколько школ в России – это очень сложный вопрос. Ну, мы знаем, что порядка 60 тысяч. У вас приблизительно 53 тысячи. То есть это все-таки те школы, которые не были подключены к широкополосному Интернету?



Павел Терещенко: Это именно те школы, которые на момент формирования конкурсной документации, а это было лето 2006 года, не были подключены к сети Интернет.



Александр Костинский: Пожалуйста, Виталий Слизень.



Виталий Слизень: Я еще хочу добавить очень важную, с моей точки зрения, информацию. Список формировало не министерство. Министерство образования сводило чисто механически воедино, в один документ предложения, подписанные губернаторами краев и областей и руководителями субъектов Федерации.



Александр Костинский: То есть вот эти 52 тысяч 940 – это сложилось из тех предложений, которые субъекты...



Павел Терещенко: ...пришли с мест на уровень Министерства образования.



Виталий Слизень: Абсолютно правильно. Министерство образования - как до начала проекта, так и в ходе его реализации - не имеет никакой возможности, даже чисто эфемерной, влиять на решения региональных лидеров.



Александр Костинский: Понятно. То есть они предоставили вот это число школ и вам предоставили этого список, да?



Павел Терещенко: Этот список был включен одним из приложений в конкурсную документацию по конкурсу. И этот список включает в себя образовательные учреждения во всех субъектах Российской Федерации, на всей одной седьмой части суши, которую занимает на сегодняшний день наше государство.



Александр Костинский: А что, и московские школы у вас были?



Павел Терещенко: Да, были. Порядка 121 школы на территории города Москвы не имели широкополосного доступа к сети Интернет.



Александр Костинский: Но в Москве 1500 школ, значит, это, в общем...



Павел Терещенко: Я могу сказать, что по Санкт-Петербургу тоже были школы – всего 77.



Александр Костинский: Значит, в эти 52 тысяч 940, ну, грубо говоря, в 53 тысячи школ вы должны установить какой Интернет?



Павел Терещенко: По условиям государственного контракта в рамках реализации этого проекта в течение 2006 и 2007 годов обеспечивается предоставление услуг доступа в Интернет в каждую из этих школ на скорости 128 килобит в секунду. Из них по годам задание было распределено следующим образом. В 2006 году по условиям контракта необходимо было подключить 18 тысяч образовательных учреждений по всей стране, остальные 34 тысячи с копеечками приходятся на...



Виталий Слизень: ...на срок до 1 ноября 2007 года.



Александр Костинский: А сколько школ вы уже подключили сейчас? То есть процесс идет, мы не говорим о будущем.



Павел Терещенко: На сегодняшний день эта цифра превысила 24 тысячи.



Александр Костинский: То есть вы уже приближаетесь к середине того, что надо сделать, да?



Павел Терещенко: Да. Мы планируем, что в феврале мы как раз преодолеем...



Александр Костинский: А вот расскажите, что происходит? Вы приходите в школу. Что при этом происходит? Вы приходите с модемом по телефонной линии, с ADSL-модемом, да?



Павел Терещенко: На сегодняшний день для подключения образовательных учреждений используются все возможные технологии, которые существуют на сегодняшний день в распоряжении связистов. Первое и наиболее масштабное на сегодняшний день – это использование технологий ADSL. Это использование существующей телефонной линии либо докладка, где это необходимо и где есть такая возможность, медного кабеля до образовательного учреждения с установкой широкополосного ADSL-модема, на выходе которого появляется интерфейс, который непосредственно подключается либо к компьютеру, либо в локальную сеть компьютерного класса, размещенного в данной школе.



Александр Костинский: Правильно ли я понял, что если в эту школу... ну, допустим, это деревенская школа, даже, может быть, и не маленькое село, деревня или поселок, но если в школу не проведен такой медный кабель, то вы его ведете, модем приходит с вами, и вы его устанавливаете в классе?



Павел Терещенко: Если в этой школе нет на сегодняшний день проводных средств связи, и эта школа находится в зоне досягаемости, скажем так, то есть не 100, не 200 километров, не 20-30 километров, то, действительно, осуществляется на месте докладка этого кабеля. Но, как правило, таких школ практически не существует. Потому что на сегодняшний день все-таки у большинства школ, расположенных в пределах досягаемости, есть телефон, «тревожные кнопки», которые ставились для охраны...



Виталий Слизень: Есть точная статистика, что на самом деле не очень хорошая ситуация была на начало реализации этого проекта с телефонами в школах. 10 процентов школ телефонов не имели вообще. Соответственно, раз уж мы об этом заговорили, одним из результатов этого проекта мы рассчитываем, что помимо установки широкополосного доступа у школ появляется возможность по очень специальной, низкой цене от местных электросвязей... раз уж кладут кабель, раз уж делают работы, раз уж связисты приходят в школу – получите и телефоны. По крайней мере, мы такое обращение детальное...



Александр Костинский: Это не ваша задача, но вы...



Виталий Слизень: Тем не менее, мы считали своим долгом и мы сделали. Мы разъяснили всем субъектам Федерации, что было бы правильно, с нашей точки зрения, если бы они заложили в свои региональные бюджеты соответствующие, сравнительно небольшие затраты, чтобы связисты не ходили два или три раза в эти школы. Заодно. Раз уж пришли с широкополосным доступом, то телефонизация делается гораздо проще, чем если потом придут или вместо...



Александр Костинский: Ну да. Тут просто нашим слушателям надо пояснить, что ADSL – это значит, что линия не занята, что у вас на одних частотах идет Интернет, а на других идет голосовая связь. Правильно?



Павел Терещенко: Да, это позволяет одновременно работать и телефонной линии, и линии доступа в Интернет.



Александр Костинский: Мы сказали о том, что школы подключаются по ADSL-модему, фактически по телефонной линии, но на других частотах. А какие еще есть способы подключения, скажите, пожалуйста?



Павел Терещенко: В тех школах, где отсутствует проводная инфраструктура, одним из вариантов подключения является использование систем радиодоступа. То есть на сегодняшний день радиосредства, размещенные в регионах, накрывающие определенные населенные пункты, позволяют обеспечивать организацию такого рода подключений путем установки в школе радиомодема и использование его для доступа в Интернет.



Александр Костинский: То есть на мачте или где-то на крыше стоит некий приемник, передатчик...



Павел Терещенко: Вы знаете, я могу рассказать на конкретном примере, как было сделано нашими коллегами из компании «Синтерра» в городе Москве. Но почему в Москве? Потому что в Москве на сегодняшний день существует действующая сеть Wi-Max . А Wi-Max – это новейшая технология радиодоступа, позволяющая обеспечивать достаточно широкополосные услуги на относительно больших, даже в городской среде, расстояниях. Эта технология позволяет обеспечить надежно и качественно радиоканал при высоких скоростях передачи информации.



Александр Костинский: То есть вы школы подключаете по Wi-Max?



Павел Терещенко: В Москве на сегодняшний день 80 процентов подключений было осуществлено через систему Wi-Max, с использованием самых передовых радиотехнологий.



Александр Костинский: Но просто у вас же фирма коммерческая, поэтому она... я имею в виду компанию «Синтерра». И Wi-Max – это одна из ваших специализаций, да? И Wi-Fi, и Wi-Max, да?



Виталий Слизень: Да, конечно.



Александр Костинский: Понятно. То есть вы используете те технологии, которые вы используете для коммерческой... это фактически передний край, действительно. Вот сейчас новые ноутбуки Wi-Fi оснащаются. То есть и в школы приходит ровно это.



Виталий Слизень: Мы, действительно, считаем, что на переднем крае информатизации должны быть самые современные технологии.



Александр Костинский: В школах?



Виталий Слизень: Конечно.



Александр Костинский: Значит, по Wi-Max, по радиоканалу у вас приходят... и в школах, и в регионах или только в Москве?



Павел Терещенко: В регионах на сегодняшний день сети Wi-Max не так развиты, но там используются другие радиосредства – это системы широкополосного радиодоступа, которые строятся не на технологии Wi-Max, а на других, ну, предшествующих технологиях. Но в тех местах, где они существуют и где есть задача подключения школ, мы используем это как один из вариантов подключения.


И, наконец, третий вариант, который используется на просторах нашей необъятной родины, - это, естественно, спутниковые подключения, при которых земная станция спутниковой связи VSAT-технологии размещается непосредственно на школьном сооружении. Это решение, которое позволяет для Российской Федерации решить задачу обеспечения любой школы, расположенной в любом регионе Российской Федерации, не имеющей, так сказать, проводные либо радио инфраструктуры.



Александр Костинский: А вы подключали уже хоть какую-нибудь школу по спутнику? И в каких регионах?



Павел Терещенко: Ну, на сегодняшний день этот процесс идет достаточно активно. И что самое удивительное, что существуют такого рода места, начиная от Архангельской области и заканчивая Камчаткой.



Александр Костинский: А вот вы говорили, по-моему, в Дагестане тоже вы спутник ставили?



Виталий Слизень: И в Дагестане.



Александр Костинский: А почему? Горы мешают, да?



Павел Терещенко: Вы знаете, есть, например, в Дагестане село Бейни, расположенное...



Виталий Слизень: Нет-нет, Павел Геннадьевич, село Бейни находится в Ингушетии.



Павел Терещенко: Да, извините.



Александр Костинский: И что в этом селе?



Павел Терещенко: На границе с Грузией, в котором 7 учеников, и естественно, отсутствует проводная инфраструктура в этом направлении.



Александр Костинский: То есть маленькое село, да?



Павел Терещенко: Да, небольшое село. Там есть школа...



Виталий Слизень: И там как раз сейчас разворачивается спутниковая тарелка.



Александр Костинский: Скажите, пожалуйста, вот вы уже провели, ну, значительную часть проекта, процентов 40. Скажите, с чем вы столкнулись? Расскажите немножко о самом подключении. Какие были проблемы? Это с энтузиазмом люди встречают или наоборот? Как вообще все проходит?



Виталий Слизень: Я начну тогда с правды, которая очень похожа на шутку, но это действительно правда. Дело в том, что по условиям контракта необходимо подписать акт сдачи-приемки с директором школы о том, что услуга начала оказываться, что качество хорошее. И при подписании этого акта присутствует...



Павел Терещенко: Протокол приемо-сдаточных испытаний.



Виталий Слизень: Да. И в соответствии с постановлением, с соответствующим распоряжением правительства при подписании этого акта одним из подписантов является Россвязьнадзор – это федеральная структура, которая как раз отвечает за то, что все операторы связи соблюдают условия лицензий, качество оказываемых услуг и так далее.


Так вот, для того чтобы для всех наших граждан, так или иначе, рано или поздно стала информация доступна о том, что, действительно, есть такая школа... Потому что вы помните, что, как вы сами говорили, никто не знал раньше, сколько школ в России. А какие закрытые, а есть ли школы...



Александр Костинский: Ну, точно не знал.



Виталий Слизень: Ну, там плюс-минус трамвайная остановка. 200-300, может быть, даже...



Александр Костинский: Кстати, вы о своем опыте рассказываете.



Виталий Слизень: Да. Так вот я и расскажу следующее. Для того чтобы все было абсолютно прозрачно и открыто, мы приняли решение совместно с Россвязьнадзором, который отвечает за надзор за всем этим проектом, фотографировать не только школу и табличку на дверях, но и директора этой школы.



Александр Костинский: У вас есть банк данных?



Виталий Слизень: Да. Так вот, что получилось. Я в порядке шутки, но, тем не менее, это факт. После того как мы приняли такое решение, срок или время, которое отводилось на приемку объекта, возросло на два-три часа. Мы стали разбираться – почему. Оказывается, директор бегала накрашиваться домой.



Александр Костинский: Ну да, это серьезное дело.



Виталий Слизень: Да. Поэтому сталкиваемся и с такими ситуациями – это факт. Особенно в сельских школах, где директор... и печать у нее, и ключи у нее. И тут приходят и говорят: «А давайте еще сфотографируемся». Она говорит: «А зачем эта фотография?». А мы говорим: «Дмитрий Анатольевич Медведев очень часто любит просматривать на своем портале «Управление национальными проектами» разные забавные штучки, в том числе и вашу фотографию». Все! После этого три часа человека нет. Человек переодевается, накрашивается, делает завивку.



Александр Костинский: Ну, я понимаю, что это серьезное препятствие на пути проекта. А другие препятствия были? Как вообще в регионах люди вас встречают?



Виталий Слизень: Вы знаете, первые три месяца... вот лично я объехал за это время порядка 30 регионов, тоже за три месяца. Народ не верил.



Александр Костинский: Не верил, что вы будете подключать?



Виталий Слизень: Не верил, что это получится. Потому что думали: «Ну что, опять государство анонсировало красивую какую-то идею. Да, что-то разыграли, какие-то федеральные деньги. И все потом как-то пройдет незамеченным». Более того, даже господину Медведеву об этом говорили на первом этапе...



Александр Костинский: Который является руководителем национальных проектов, да?



Виталий Слизень: Да, первый вице-премьер.



Александр Костинский: То есть он как бы самый ваш главный начальник в этом проекте?



Виталий Слизень: Да. И он спрашивал у людей: «А что же вас волнует?». И те отвечали: «Вы знаете, если честно, мы не верим, что это будет сделано». И мы специально собирали всероссийское совещание, на которое пригласили, в том числе, и министров образования всех 88 субъектов Российской Федерации. И я смотрел в эти глаза. Так вот, по мере того, как мы рассказывали не просто в исторической перспективе, какое будет счастье, а рассказывали, как мы подключали те точки, те точки – здесь провод, здесь радиоинтерфейс, здесь спутник и все остальное – и менялось выражение лиц, и менялись глаза. И вот через два месяца люди поверили – поверили учителя, поверили директора. После этого процесс резко ускорился. И если в сентябре мы подключили несколько сотен школ, по-моему, тысячу школ, то за октябрь мы подключили порядка 6 или 7 тысяч школ.



Александр Костинский: То есть это все зависело от того, насколько еще с той стороны люди готовы, да?



Виталий Слизень: Конечно. Потому что приходили наши представители...



Павел Терещенко: Процесс раскачки есть в любом деле.



Виталий Слизень: ...и говорили: «Скажите, куда поставить интернет-доступ». А они говорили: «Вы знаете, у нас не запланированы деньги в нашей школе, поэтому возвращайтесь обратно со своим интернет-доступом». Мы говорили: «Вот же распоряжение правительства – все бесплатно, за счет федеральных денег». Они говорили: «Не верим. Вы нас пытаетесь обмануть...



Павел Терещенко: ...сейчас поставите, а потом придут счета. А у нас нет денег в бюджете».



Виталий Слизень: Да. И говорили: «Поэтому идите. И пока не будет у нас циркуляра от местного РОНО, мы вас вообще не пустим». Вплоть до такого, да, сплошь и рядом было.



Александр Костинский: Ну а циркуляр-то был?



Виталий Слизень: Конечно. Потом было столько циркуляров, что...



Павел Терещенко: Решать эту проблему мы совместными усилиями были вынуждены путем создания некой действующей, существующей на сегодняшний день инфраструктуры управления этим проектом, которая действует от Москвы до самых до окраин. И в каждом субъекте на сегодняшний день...



Виталий Слизень: ...и в каждом субъекте, и в каждом районе.



Александр Костинский: А кто у вас соисполнитель? Ну, кто этот конкретный человек, который... Это люди вашей фирмы или субподрядчики?



Павел Терещенко: Естественно, специально в рамках нашей компании были создана дирекция управления этим проектом, где по каждому федеральному округу есть представители, и не один – на тот случай, если боец выбыл из строя, он обязательно будет заменен. Полнота информации и ее целостность соблюдаются. В регионах, в каждом субъекте Российской Федерации есть постоянно действующие рабочие группы в составе представителей трех организаций. Первое – это представитель исполнителя государственного контракта, представитель РТКОММа. Второе – это представитель Федеральной службы по надзору в сфере связи – того самого Россвязьнадзора, о котором мы говорили. И представитель местного органа управления образования. Которые на каждом конкретном месте, в каждой конкретной ситуации решают вопросы, контролируют ход процесса и еженедельно – вторник и пятница – проводят рабочие совещания по статусу и контролю над ходом выполнения проекта в своем регионе.



Александр Костинский: Понятно. А кто конкретно ходит – это ваши сотрудники или все-таки вы нанимаете местных людей?



Виталий Слизень: Это зависит от технологии на самом деле.



Александр Костинский: Ведь получается, что вам единовременно надо увеличить количество сотрудников...



Виталий Слизень: Конечно же, этого никто не делает.



Павел Терещенко: На сегодняшний день по всей стране работают порядка 4,5 тысяч человек над этим проектом.



Виталий Слизень: Причем, отвечая на ваш вопрос, я бы хотел сказать, что если речь идет о спутниковом подключении, то во многих случаях это бригады, которые наняты непосредственно нами. Если же мы говорим о проводных подключениях – тот самый ADSL, то, конечно же...



Павел Терещенко: Используются рабочие руки местных операторов связи. Потому что с точки зрения государственного контракта услуга, предоставляемая исполнителем государственного контракта, - это именно доступ в Интернет, это те ворота в мир, которые мы приносим в школы, они предоставляются исполнителем государственного контракта. А мы по каждой ситуации, по каждой конкретной школе используем ресурсы того оператора местного, чей провод идет в эту школу, на участке: от входа в нашу сеть и до школы.



Александр Костинский: И я хотел бы у вас спросить вот что. Скажите, пожалуйста, а вот то, что происходит... вы ведь видите, как школы подключаются. Вы поставили оборудование – это одно. А так как вы за это платите, по вашим каналам... Вот когда вы подключаете школы, они начинают выходить в Интернет или нет? Виталий Слизень, пожалуйста.



Виталий Слизень: Вы знаете, мы, действительно, видим это, причем через долю секунды после того, как они начали выходить в Интернет.



Александр Костинский: То есть в режиме реального времени вы получаете отчет, да?



Виталий Слизень: Абсолютно точно. На специальном сайте Управления национальным проектом этим есть раздельчик, который за каждой школой ведет статистику по датам и времени выхода в Интернет. Последние пять дат там присутствуют. Поэтому как только первый школьник вышел на сайт « kremlin.ru», мы тут же получаем соответствующий флажочек.



Александр Костинский: А он обязательно должен на сайт « kremlin.ru» выйти?



Виталий Слизень: Тогда уже будет красный флажочек.



Александр Костинский: Понятно. И скажите о росте трафика. Я просто читал ваши пресс-релизы, у вас уже возникает какая-то проблема с подключением школ.



Павел Терещенко: Вы знаете, на сегодняшний день я могу сказать, что по итогам прошло года, поскольку проект у нас стартовал подключением в сентябре, я могу привести просто две цифры. В сентябре 2006 года потребление трафика от образовательных учреждений, подключенных на тот момент...



Александр Костинский: Вам подключенных, да?



Павел Терещенко: ...да, конечно, подключенных РТКОММом в рамках этого проекта, составляло 87 гигабайт – это объем.



Александр Костинский: За какой срок?



Павел Терещенко: Это в сентябре, за месяц. За декабрь объем потребленного трафика составил 11 терабайт.



Александр Костинский: То есть в 100 с чем-то раз больше.



Павел Терещенко: Ну вот, я думаю, что аудитория Радио Свобода в состоянии перевести...



Виталий Слизень: Да-да, в 100 раз.



Александр Костинский: То есть на два порядка у вас вырос... Значит, школы практически... Что получается? Что они там все время сидят в Интернете?



Павел Терещенко: Вы знаете, мы столкнулись с очень интересной картиной. Перенос «окна в мир» в школу существенным образом стимулировал творческую инициативу и учеников, и учителей. И первоначальные мысли о том, что закончились занятия, школа перестала работать, они превратились, в конечном итоге, в то, что достаточно активно на сегодняшний день в образовательной среде идет факультативная работа с использованием тех компьютерных классов и доступа в Интернет, предоставленного школам, кружки... Мы сталкивались с ситуациями, когда, например, в башкирской школе, недавно получившей доступ в Интернет, уже ведется работа по созданию виртуального музея своего населенного пункта, села, которое расположено в этом...



Виталий Слизень: Павел Геннадьевич, я бы хотел добавить еще один пример интересный. В Алтайском крае, по-моему, нам написали жалобу, что посещаемость внеклассных занятий по физкультуре упала до нуля, потому что все дети – в Интернете.



Александр Костинский: Ну, это хорошо. В принципе, те, кто следит за этим проектом, они высказывали такое подозрение, что как бы ни получилось так, что подвели Интернет, директор закрыл на ключик – и все. А вы видите, что это не так?



Павел Терещенко: Вы знаете, на этот счет у нас есть правила игры. И в рамках наших обязательств по государственному контракту мы информируем Рособразование о том, что, например, школа подключена, а Интернетом не пользуется. И они по своим каналам уже выясняют, что происходит, действительно, чтобы не сложилась ситуация, когда услуга не востребована, не используется в учебном процессе и так далее. То есть ведь государственные деньги, которые тратятся на этот проект, они должны работать на цели образования.



Виталий Слизень: И максимально эффективно.



Александр Костинский: Правильно ли я понимаю, что для школы это абсолютно бесплатно – и оборудование... во всяком случае, 2006-2007 годы – бесплатно?



Виталий Слизень: Абсолютно правильно.



Александр Костинский: То есть Интернет есть всегда, ну, должен быть всегда...



Павел Терещенко: Но вы понимаете, что техника – это техника, она может ломаться. Но все, что касается восстановления работоспособности этой услуги, все, что относится, собственно, к предоставлению этой услуги...



Александр Костинский: Это ваши проблемы.



Павел Терещенко: ...все это осуществляется нашими силами. Школы в этой ситуации...



Виталий Слизень: Но только это не наши проблемы, а это наша почетная обязанность, оплаченная из федерального бюджета.



Александр Костинский: Хорошо. И у нас есть телефонный звонок от Ивана из Москвы. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. У вас очень интересная передача. Большое спасибо гостям за то, что они хорошо заботятся о школьниках.


Но у меня вопрос о таких «школьниках», как пенсионеры. Скажите, пожалуйста, вот у нас Общество инвалидов, допустим, на домашний адрес. А вот есть ли какие-нибудь скидки для такого контингента, как мы?



Александр Костинский: Вот вы, как телекоммуникационная компания, что-то можете сказать? Виталий, для пенсионеров есть скидки?



Виталий Слизень: Вы знаете, мы сегодня, действительно, собрались поговорить про школы, про приоритетный национальный проект. Но я уверен, что если господин Зурабов добьется включения в свою часть приоритета национального проекта «Здоровье», то, безусловно, такое возможно.



Павел Терещенко: Тот опыт, который на сегодняшний день получен в стране в ходе реализации проекта «Интернетизация образовательных учреждений», он с большой степенью, так сказать, простоты может быть распространен на сегодняшний день и на другие сферы нашей жизни, на другие сферы нашей деятельности.



Виталий Слизень: В том числе и на социальные сферы.



Александр Костинский: Да, понятно. Но, к сожалению, пока нет...



Павел Терещенко: Ну, если уж фантазировать немножко, то это и система заказа лекарств может быть распространена таким образом.



Александр Костинский: Понятно. То есть это все-таки дело будущего. А сейчас мы говорим о школьном проекте.


И я хотел бы еще вот какой вопрос задать Павлу Терещенко. Скажите, пожалуйста, я вот недавно читал пресс-релиз вашей компании, где написано, что вы уже обращаетесь в регионах ко многим операторам и планируете, что... вот вы говорили, что у вас трафик...



Павел Терещенко: По оценкам, которые мы сделали по состоянию на конец 2006 года, ожидаемый объем трафика образовательных учреждений на конец 2007 года может составить порядка 21 петабайта.



Александр Костинский: Это 10 в 15-ой степени, да?



Павел Терещенко: Да, это 10 в 15-ой степени. В этой связи для того, чтобы пропустить такой объем, естественно, мы, как магистральный интернет-провайдер, располагающий сетью во всех субъектах Российской Федерации и обеспечивающий трансляцию этого трафика по территории всей страны, с выходом на зарубежные каналы и так далее, мы следим за развитием событий. И вынуждены расширять, модернизировать магистральную свою инфраструктуру путем заказа дополнительных канальных емкостей.



Александр Костинский: Или покупки. Вы что-то даже покупать собирались, да?



Павел Терещенко: Да. А вот под эти задачи нам, действительно, требуются дополнительные ресурсы, которые мы планируем последовательно, в течение этого года наращивать для того, чтобы обеспечить качественные параметры...



Александр Костинский: А что, вы вообще не рассчитывали на то, что столько много будет? Или как? Вот как по плану?



Виталий Слизень: Я внесу ясность. Прежде всего мы очень благодарны средствам массовой информации, потому что мы даже не ожидали столь широких откликов. А оказалось, что печатная пресса, пишущая пресса и говорящая пресса, в том числе и радио, буквально за неделю обеспечили нам огромное количество предложений по предоставлению тех самых ресурсов во всех субъектах Федерации. И прежде всего, надо отдать должное вам, как средству массовой информации. Спасибо большое. Мы думаем, что мы будем этот опыт развивать.



Александр Костинский: От всех средств массовой информации говорю «пожалуйста».



Виталий Слизень: Но здесь была, конечно, и доля лукавства. Вот я готов это честно сказать и перед вашими радиослушателями. Мы не хотим повторить опыт, который из раза в раз у нас имеется. Пока гром ни грянул – мужик у нас не крестится. Поэтому мы немножечко, конечно же, сгустили краски. Потому что мы считаем, что мы должны заблаговременно «доумощниться», получить эти каналы, купить, достроить, обменять...



Александр Костинский: То есть вы начали креститься заранее, да?



Виталий Слизень: Да. И если честно, то я считаю, что в таких вещах, как приоритетные национальные проекты, лучше не только заранее, но и лишний раз.



Александр Костинский: Понятно. Но проект-то имеет, как я понимаю, 3 миллиарда рублей. Правильно?



Павел Терещенко: Ну, стоимость государственного контракта и объем средств федерального бюджета, выделенный на подключение 52 тысяч 940 образовательных учреждений в 2006-2007 годах, составляет, действительно, 3 миллиарда рублей.



Александр Костинский: То есть это где-то 110-115 миллионов долларов...



Виталий Слизень: Нет, это именно 3 миллиарда рублей.



Павел Терещенко: Рубль – это конвертируемая валюта.



Александр Костинский: Нет, подождите...



Виталий Слизень: И не пытайтесь нас... У вас и «Радио Свобода» написано по-латыни.



Александр Костинский: Нет, и по-русски.



Виталий Слизень: Поэтому давайте в рублях.



Александр Костинский: Хорошо, давайте в рублях. Мы ни в коем случае не собираемся принижать рубль, тем более что он растет. Он сам за себя постоит, мы надеемся.



Павел Терещенко: Тем более что мы рассчитываемся за каналы и за все остальное тоже в рублях. Так что тут все очень просто.



Виталий Слизень: И зарплата у нас в рублях.



Александр Костинский: Понятно. Но с другой стороны, если у вас... ну, ясно, что в проекте есть и конечная сумма. А если в школах рассчитывается, что это какое-то время они делают, а потом они гораздо больше времени употребляют, то вы все равно должны платить. Не исключено, что у вас просто денег не хватит оплатить все эти петабайты.



Виталий Слизень: На этот вопрос все-таки я, как основной акционер РТКОММа, хотел бы ответить. Вы знаете, действительно, мы просчитались. Но не из-за того, что мы просчитались... Мы не могли предвидеть, что Интернет настолько будет востребован – и сверхурочно, и внеклассные занятия, и так далее.



Павел Терещенко: Но я хочу сказать, что никто и никогда в нашей стране не подключал в течение 15 месяцев...



Виталий Слизень: Это правда.



Павел Терещенко: ...50 тысяч точек, и ровным слоем по всей России. Это первое.



Виталий Слизень: От Якутии до Камчатки.



Павел Терещенко: И второе. Конечно, правильно то, что здесь сказал Виталий Александрович, это вопросы, связанные с тем, что все-таки предложение, оно породило дополнительную волну спроса на эти услуги.



Виталий Слизень: Поэтому акционеры (по крайней мере компания РТКОММ, а я здесь представляю именно акционеров этой компании) дали очень четкое и ясное указание, что этот проект делается в любом случае, и никаких стонов и жалоб здесь не будет.



Александр Костинский: Даже и в убыток?



Виталий Слизень: Даже в убыток. Непосредственно если от этого проекта будет убыток, то мы это стерпим. Почему? Потому что, с другой стороны, понимаете, говорить о том, что мы – организация коммерческая, но спокойно соглашаемся на убытки, - это тоже, конечно, неправильно. Не хотелось бы кривить душой. Я хочу сказать о том, что происходит для нас в целом. Даже если этот проект будет убыточным, хотя мы все-таки рассчитываем на то, что нам удастся оптимизировать структуру, обеспечить привлечение...



Александр Костинский: По тем же каналам вы можете и других людей...



Виталий Слизень: По тем же каналам, конечно. Взять более дешевые предложения, взять несколько предложений, взять более объемные решения и снизить цены, себестоимость. Поэтому я уверен в том, что мы выведем проект ... ну, в ноль мы его выведем.


И я хочу сказать следующее, что в целом рынок из-за этого проекта в России доступа в Интернет так подпрыгнул вверх, что наша доля, группы компаний «Синтерра» в нем, естественно, пропорционально возросла. Поэтому вот на этом новом рынке мы и зарабатываем свои деньги.



Александр Костинский: Понятно. То есть вас не пугает, грубо говоря, что в какой-то момент у вас закончатся деньги – и школы останутся без связи. Меня-то интересуют школы. Они без связи не останутся, да?



Павел Терещенко: Нет. Условия государственного контракта будут выполнены в полном объеме.



Виталий Слизень: При этом у нас национальный проект, наконец-то (по крайней мере этот национальный проект, за него я могу сказать), стал точкой роста. Это правда.



Александр Костинский: Ну да. Потому что если вы называете сумму 20 петабайт, то есть 20 на 10 в 15-ой степени, это, по прогнозам, порядка пятой части всего интернет-трафика России. Правильно?



Виталий Слизень: В 2007 года, да. Очень похоже на то.



Александр Костинский: То есть это, действительно, серьезная вещь. И очень приятно, что это будут школьники – фактически будущее страны.


Давайте дадим слово Георгию из Московской области. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня конкретный вопрос. Вот школьный Интернет – «окно в мир» - может быть очень благостным, очень нужным и в то же время опасным. Английский опыт: в ОБЖ вводится вот эта отрицательная, опасная сторона. Об этом говорит Ричард Докинз. Информационная вирусология может влиять не только на нравственный образ, но и на биологический.



Александр Костинский: Георгий, большое спасибо. Мы вопрос поняли.


Вопрос о том, не придет ли какой-то нежелательный контент в школы? Тем более, когда у вас быстрый Интернет, вы можете скачивать картинки порнографического содержания и так далее. Об этом все беспокоятся, тем более, это дети. Как это предусмотрено...



Павел Терещенко: Я хочу успокоить уважаемого радиослушателя, который задал очень интересный вопрос. И хочу прокомментировать этот вопрос следующим образом. По условиям государственного контракта и в рамках реализации этого проекта создается техническая возможность обеспечения фильтрации контента, не совместимого с задачами образования.



Александр Костинский: То есть на компьютере будет стоять некий « Fire Wall» защищающий, да?



Павел Терещенко: На сетевом уровне обеспечивается маршрутизация запросов, приходящих из школ, на специальные серверы фильтрации, которые в соответствии с установленной и определенной Министерством образования методикой фильтрации, будут запрещать доступ к ресурсам, не совместимым с задачами образования. В первую очередь это, конечно, относится к порнографическим ресурсам, к сайтам насилия, межнациональной розни и так далее.



Александр Костинский: То есть все-таки это в проекте предусмотрено, да?



Павел Терещенко: Да.



Александр Костинский: И слушаем Владимира Алексеевича из Москвы. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Дорогие друзья, наконец-то я получил положительные эмоции от средств массовой информации. Спасибо большое.


У меня такой вопрос. Скажите, пожалуйста, в рядовой, сельской школе, отдаленной от больших городов, какой процент пользователей одновременно может иметь возможность доступа к ресурсам?



Александр Костинский: Виталий Слизень, пожалуйста.



Виталий Слизень: Спасибо за вопрос. В соответствии со стандартом образования на сегодняшний день и по программе поставок компьютерных классов (это ровно то, о чем вы сейчас спрашиваете) классы поставляются либо на 14, либо на 28, соответственно, одновременно работающих мест. И не важно – это сельская школа, это Якутия, это Тыва, это Махачкала или это село Ведено и так далее.



Александр Костинский: Но по вопросу слушателя это значит, что существует сеть этих компьютеров, и каждый компьютер может выйти в Интернет. Это так?



Павел Терещенко: Конечно.



Виталий Слизень: Весь компьютерный класс одновременно может работать.



Павел Терещенко: Есть школы, где два компьютерных класса устанавливаются. Соответственно, как раз под два класса...



Виталий Слизень: Более того, нами было принято беспрецедентное решение... с нас этого не требовалось, я подчеркиваю, по условиям государственного контракта, мы ставим конечное оборудование с опцией Wi-Fi. Это позволяет школьникам...



Павел Терещенко: ...сэкономить на локальной сети в пределах образовательного учреждения.



Виталий Слизень: А самое интересное, они могут со своими лэптопами, если они у них есть, ходить по рекреациям и работать в Интернете.



Александр Костинский: То есть это означает, что ваш модем, который есть, - это модем ADSL, но там есть еще и Wi-Fi?



Виталий Слизень: Абсолютно правильно, да.



Александр Костинский: И фактически вы можете не обязательно проводом к карточке подсоединять...



Виталий Слизень: Точно.



Александр Костинский: ...а можете по изернету... то есть не нужен изернет.



Павел Терещенко: Карточка Wi-Fi может быть использована в школьном компьютере.



Виталий Слизень: Как вы знаете, в любом лэптопе он уже сейчас есть.



Александр Костинский: Да-да, в современных. То есть, в принципе, вы можете подключить и большее количество, чем...



Виталий Слизень: Более того, я хочу сказать, что мы к этому вообще никакого отношения не имеем и не можем ограничить это число. Если вся школа будет иметь лэптопы, то все они одновременно могут работать в Интернете.



Павел Терещенко: И автоматически попадут в тот канал, который мы предоставляем.



Александр Костинский: Ну, это 128-К. То есть канал не расширяется...



Павел Терещенко: На сегодняшний день по условиям государственного контракта это, действительно, 128-К, принятый в качестве стартовой отметки для реализации данного проекта по обеспечению доступа. Вместе с тем, те технические средства, которые используются для предоставления этого доступа, в соответствии опять-таки с условиями государственного контракта предусматривает возможность расширения полосы пропускания этого канала до 512 килобит в секунду.



Виталий Слизень: То есть в четыре раза.



Павел Терещенко: Модем позволяет, да?



Виталий Слизень: И линия связи позволяет, и вся наша сеть рассчитана на увеличение в четыре раза.



Александр Костинский: Понятно. Но для этого надо, чтобы это было оплачено реально, да?



Павел Терещенко: Очень хотелось бы, правда.



Александр Костинский: Я понимаю, да. И Виктор Антонович прислал сообщение на пейджер: «Хотелось бы знать, во сколько раз Интернет на радиоканале дороже, чем он же путем телефонных линий?». Порядок можно сказать?



Павел Терещенко: На сегодняшний день для школы, как мы уже обратили внимание, никаких выплат – будь то радиоканал, будь то спутниковая станция, которая размещается непосредственно в школе, будь то ADSL-подключение – это все одинаково.



Александр Костинский: Это понятно, что для них бесплатно. А вот по себестоимости порядок можно сказать?



Виталий Слизень: Я думаю, что как средняя температура по больнице, тоже все одинаково.



Павел Терещенко: Естественно, спутниковые подключения дороже, чем радиоканал и ADSL. А поскольку это имеет привязку к наземной инфраструктуре все-таки, в конечном итоге, то там достаточно сравнимые показатели. Тем более что когда уже закон больших чисел начинает работать...



Александр Костинский: То есть побольше нужно, да?



Павел Терещенко: Да.



Виталий Слизень: Но спутники, конечно, - это очень дорого.



Александр Костинский: Ну, это понятно.


И Дмитрий задает вопрос: «Установить оборудование и подключить его – это половина дела. А есть ли единая система технического обслуживания? И кто оплачивает работу по обслуживанию – стоимость запасных частей и объем трафика?». Ну, про объем трафика мы уже сказали, что он оплачен из государственного проекта национального.



Павел Терещенко: Точно так же по условиям государственного контракта, не превышая ту сумму, которая выделена государством на эти задачи, все задачи, связанные с техническим обслуживанием, с эксплуатацией линии связи, с восстановлением их в случае технических проблем, а также по обеспечению контактов всех – все несет на себе исполнитель контракта – компания РТКОММ. Для этих целей у нас существует «горячая линия».



Александр Костинский: То есть человек поедет в дагестанское село, в Якутию, в Тыву, да?



Виталий Слизень: Абсолютно правильно.



Павел Терещенко: На месте производится замена всего этого оборудования, проверка, тестирование и восстановление. И более того, мы организовали «горячую линию» по всей стране. Номер ее: 8-800-333-02-50, - звонком на которую школы могут проинформировать о возникших технических проблемах, получить консультацию. И их заявка будет перенаправлена в нужное русло. Если это технические проблемы, то по технике, если организационные – значит, это вопрос об оргподдержке.



Виталий Слизень: Я бы еще добавил, что исключительный колл-центр создан на всю Россию.



Александр Костинский: Колл-центр – чтобы люди могли звонить...



Виталий Слизень: Звонить бесплатно. Причем бесплатно не просто с домашних телефонов или со школьных телефонов, но даже с любого мобильного телефона. Мы оплачиваем это за свой счет. С мобильных телефонов – бесплатно, еще раз повторяю.



Павел Терещенко: В отличие от того, что к вам, на Радио Свобода, нельзя позвонить с мобильного телефона...



Александр Костинский: Нет-нет, позвонить-то можно, но только за это будут сняты деньги.



Павел Терещенко: ...а здесь это бесплатный звонок.



Александр Костинский: И Галина Георгиевна спрашивает: «Неужели в каждой сельской школе есть компьютерные классы? Это же очень дорого».



Виталий Слизень: Я отвечу. На сегодняшний день у нас было 15 заявок со всей Российской Федерации, где действительно было подтверждено, что компьютерных классов не было.



Александр Костинский: Из 20 тысяч, да?



Виталий Слизень: Из тех 24 тысяч, которые мы подключили. При этом у нас есть специальная процедура, что эта заявка формируется, к ней приделывается красная карточка, и если через неделю соответствующий отдел народного образования или министр образования соответствующего субъекта Федерации не обеспечивал эту школу компьютерным классом, то у нас идет доклад на первого вице-премьера.



Александр Костинский: Понятно. То есть, в действительности, это серьезно.


И естественный вопрос, который возникает. Контракт до конца 2007 года, до конца этого года. Что будет происходить дальше? Вот есть оборудование, есть каналы. Что делает федеральный центр? Что делают регионы?



Виталий Слизень: Очень хороший вопрос, очень важный вопрос.



Александр Костинский: Ну, естественно, чтобы это не закончилось...



Виталий Слизень: На сегодняшний день могу ответить только то, что в среднесрочных бюджетных проектировках, которые закрывают у нас с вами 2007-2008-2009 годы, предусмотрены затраты на оплату трафика всем подключенным школам по этому национальному проекту за счет федерального бюджета.



Александр Костинский: А техническое обслуживание?



Виталий Слизень: То же самое, естественно.



Павел Терещенко: Это входит сюда же. То есть на сегодняшний день, в понимании связистов, техническое обслуживание, восстановление неисправностей – это является неотъемлемой частью услуги связи.



Александр Костинский: То есть мы можем сказать, что до конца 2009 года вот эти школы будут обеспечены Интернетом?



Виталий Слизень: В бюджете Российской Федерации такие затраты заложены.



Александр Костинский: Ну да, бюджет не принят, но затраты заложены.


А что дальше, после 2009 года, известно?



Павел Терещенко: Да. Есть мнение, что целесообразно передать затраты в субъекты Федерации.



Павел Терещенко: Это период 2010 года.



Виталий Слизень: Для чего это сделано? Чтобы основные затратные подключения взял на себя федеральный центр, потом обкатку программы, ее развитие, доведение до какого-то уже нормального, реально живучего уровня. Регионы получают, таким образом, возможность предварительно сформировать объем затрат на 2010-2011 годы и включить это в свои бюджеты.



Александр Костинский: А потянут они вообще-то? Деньги-то немалые, да? Как вы считаете?



Виталий Слизень: Вы знаете, если честно, с моей точки зрения, деньги относительно малые. Потому что если эти несколько миллиардов разделить на 88, то получится всего лишь несколько десятков миллионов рублей на субъект Федерации.



Павел Терещенко: Всегда достаточно образно продемонстрировать размер тех средств, которые требуются на оплату этих услуг, тем, что взять кусочек масла и равномерно размазать на одну седьмую часть суши. То есть его толщина, она превращается в достаточно мизерные величины.


И я хочу еще сказать, что, например, по финансированию 2006 года на подключение 18 тысяч школ был потрачен 1 миллиард рублей. В то же время на оснащение компьютерной техникой (это по информации, которая вчера была предоставлена Рособразованием) субъекты Федерации выделили...



Виталий Слизень: Без федерального центра.



Павел Терещенко: ...только субъекты Федерации выделили на оснащение компьютерных классов техникой на сумму 1,2 миллиарда рублей. То есть это абсолютно сопоставимые цифры, которые свидетельствуют о готовности.



Виталий Слизень: Это уже сейчас. А я так считаю, что у нас все-таки ВВП будет расти, экономика будет развиваться. И к 2010 году эта сумма станет относительно еще более подъемной.



Александр Костинский: Понятно. Павел, что мы можем сказать в заключение программы? Что бы вы хотели, может быть, сказать нашим слушателям? Что все-таки практически все школы страны, наверное, уже в конце этого года будут подключены к Интернету?



Павел Терещенко: Ну, не наверное, а точно.



Виталий Слизень: И не к концу, а к 1 сентября 95 процентов школ будут подключены.



Павел Терещенко: То есть мы планируем, и наша работа на сегодняшний день построена таким образом, чтобы к началу учебного года все-таки 95 процентов школ были обеспечены Интернетом.



Виталий Слизень: И всем связистам спасибо, и всем директорам школ спасибо, всей системе народного образования спасибо.



Павел Терещенко: Огромное спасибо.



Александр Костинский: Хорошо. И я надеюсь, что осенью 2007 года мы обязательно встретимся и обсудим, сколько все-таки петабайт выкачали наши школы и что происходит.


Я благодарю всех за участие в нашей программе.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG