Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Россияне готовы принести демократию в жертву статусу сверхдержавы»


В преддверии ежегодной пресс-конференции Владимира Путина о его деятельности и политическом наследии рассуждают иностранные политологи. Кому-то Владимир Путин кажется похожим на американского президента Рональда Рейгана, другие не могут забыть, какие перемены при Путине произошли с российским гражданским обществом.


Вот как оценивает роль Путина для России содиректор Центра российских и евразийских исследований при Гарвардском университете, профессор Уэллсли-колледжа Маршалл Голдман:
- Возможно, это не идеальное сравнение, но Путин напоминает мне в чем-то Рональда Рейгана, хотя вряд ли Рейган был бы доволен таким сравнением. Первые четыре года своего президентства Рейган посвятил моральному, военному и экономическому восстановлению страны после упадка при Картере. А во время второго срока в Белом Доме уже позволил себе изменить внешнеполитическое направление, перестал называть Советский Союз империей зла, взял курс на переговоры с Кремлем.
Как Рейган от Картера, Путин унаследовал от Ельцина экономический хаос. 90-е годы были очень тяжелыми для России, которая потеряла 40% своего валового национального продукта. Переход от коммунистической системы к рыночной был очень далек от идеала, и это привело к финансовому коллапсу в августе 1998 года.
Путин пришел к власти в августе 1999 года. И по независящим тогда от него причинам экономика стала возрождаться. В первую очередь из-за роста цен на энергоносители. Этот рост цен помог Путину стабилизировать положение в стране экономически и политически. Если при Ельцине разные республики и даже области, в частности, Сибирь, подумывали о выходе из состава Российской Федерации, то при Путине эти тенденции поутихли. А второй президентский срок Путин посвятил экономическому возвращению потерянных Ельциным территорий. Начал процесс ренационализации. И сегодняшняя Россия, по сравнению с Ельцинской, вернула себе статус сверхдержавы, не военной, а энергетической, смогла оказывать давление на Европу.
Теперь в России регионы, кроме Чечни, не говорят о независимости.
Страна стала сильной экономически, политически, и это россиянам нравится. Но те, кто хотел видеть Россию демократической политически и с надежной рыночной системой, разочарованы. Ельцин не подавлял критику прессы в свой адрес, в отличие от Путина. Ельцин терпимо относился к политической оппозиции, к борьбе идей, в отличие от Путина. В глазах большинства россиян их страна стала сильнее в международном отношении, но в отношении демократических институтов, свободы печати, прав человека Россия при Путине сделала шаг назад. К сожалению, большинство россиян готовы принести демократические принципы в жертву статусу сверхдержавы.


Денис Маслов, политолог из исследовательской «Евразийской группы», не слишком расходится во мнении с профессором Голдманом:
- Россия выглядит в чем-то все более и более привлекательно, во всяком случае, точно с точки зрения международных рынков, с точки зрения экономических показателей. Стабильность, предсказуемость жизни в первый раз за довольно большое количество времени ассоциируется именно с Путиным. С негативной точки зрения, при Путине, без сомнения, наблюдалась все повышающаяся концентрация власти в Кремле, вообще в федеральных структурах. Наблюдаются ограничения в избирательном законодательстве. Гражданского общества в России стало, наверное, меньше, и оно стало намного менее политически активным и намного менее политически значимым. Это тоже является значительной частью системы Путина. И это будет наследием следующего президента.


XS
SM
MD
LG